?

Log in

No account? Create an account

Перевернуть страницу назад | Перевернуть страницу вперед

Все в этой книге — правда ©.

Роман Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» начинается с этих слов и именно это самое страшное и горькое. Эту книгу Кузнецов начал писать в четырнадцать лет, просто записывая в тетрадь все, чему сам был свидетелем, свои мысли и чувства. Вместе с матерью, дедом и бабушкой Толя Кузнецов в 1941 году остался в оккупированном Киеве, тогда ему было всего двенадцать лет. Все ужасы и зверства войны читатель видит глазами ребенка, хотя многие размышления и выводы сделаны уже взрослым Кузнецовым. Первый раз роман был опубликован в журнале «Юность», в 1966 году, но текст романа был существенно сокращен и переработан — полный текст напечатать было никак нельзя, многие сцены порочили образ советской власти и всего Советского Союза. Надо сказать, что на тот момент роман еще не был «антисоветским», а просто максимально документальным, самые едкие и обидные выпады в сторону Советов Кузнецов добавил позже — когда ему удалось сбежать в Великобританию и издать, наконец, полный текст романа.

Долгое время принято было считать Бабий Яр местом расстрела евреев, но, как оказалось, евреев там от общего количества расстрелянных не наберется и половины, впрочем, не все ли равно какой национальности были люди, погибшие в Бабьем Яру? Главное, что это были ЛЮДИ.

«Бабий Яр» очень важная и нужная книга, книга-предупреждение, книга-крик. Но знаете что самое горькое? Что все бесполезно. Сколько бы сейчас не говорилось о зверствах, о равнодушии, о людях, доносящих на своих, о трупах, о таком голоде, когда принимаешься грызть обувь и от запаха горящего трупного мяса сходишь с ума, о детях, заживо погребенных в Бабьем Яру и прочее, прочее, прочее, все зря. Никогда на земле не прекратятся убийства, никогда не перестанут изобретать новые способы делания смерти, и все, что может сделать каждый конкретный человек это не убить человека в себе. Хотелось бы верить и думать, что слово «человечность» не придется вычеркнуть из словарей, что среди грязи и уродства этого мира всегда найдется хотя бы один Человек.

В наше время каждый имеет законную возможность ознакомиться с полным текстом романа, текст которого представлен читателю сразу в нескольких слоях — обычным шрифтом то, что прошло цензуру и было напечатано в «Юности», в 1966 году, курсивом — то, что этой самой цензурой было вырезано, в квадратных скобках — то, что автор добавил в эмиграции. Так же, благодаря сыну писателя — Алексею Кузнецову, в издание включены избранные тексты бесед Анатолия Кузнецова на лондонском радио «Свобода».

Читать или не читать — дело каждого. Но помнить обязаны все.

Случайная цитата: «И вдруг я рядом прочел такое, что не поверил своим глазам:
«ЖИДЫ, ЛЯХИ И МОСКАЛИ — НАИЛЮТЕЙШИЕ ВРАГИ УКРАИНЫ!»
У этого плаката впервые в жизни я задумался: кто я такой? Мать моя — украинка, отец — русский. Наполовину украинец, наполовину «москаль», я, значит, «враг сам себе.
Дальше — хуже. Мои лучшие друзья были: Шурка Маца — наполовину еврей, то есть жид, и Болик Каминский — наполовину поляк, то есть лях. Сплошная чертовщина».