?

Log in

No account? Create an account

Перевернуть страницу назад | Перевернуть страницу вперед

В конце месяца выходит вторая книга Юлии Яковлевой из цикла «Ленинградские сказки», напомню, первая была «Дети ворона», мой отзыв можно найти здесь. За возможность прочесть книгу до официального выхода спасибо издательству «Самокат». Это большая честь и великая ответственность.

С момента событий, происходящих в первой части прошло три года. На дворе 1941 год, Таня, Шурка и Бобка живут у родственников. Но детям такая жизнь не по нраву — родителей нет, тётка строга, денег ни на что не хватает... А тут еще в разгар жаркого лета фашистская Германия напала на Советский союз. И скоро всем ленинградцам придется на себе испытать что такое «блокада».

Как и следовало ожидать после «Детей ворона», книга вновь неоднозначная. В неё, скорее всего, будут кидать камни, но мне бы хотелось встать на её защиту и пусть камни летят в мою голову, плевать. Прежде всего, хоть сюжет и опирается на исторические факты, это художественное произведение, полное магического реализма.

Это очень страшная книга. Это очень взрослая книга. Родителям отдельная рекомендация сначала прочесть книгу самим и решить готов ли Ваш ребенок к восприятию этого текста, потому как все возрастные рекомендации к книгам «Самоката» весьма условны, они вне возраста.

Главные герои после первой книги выросли на целых три года, вырос вместе с ними текст, вырос почти в два раза объем книги. Вместе с тем в сказке стало меньше сказочного, пересказывать сюжет не вижу смысла, просто скажу, что это очень сильная книга о сложном выборе, об ответственности, о том, что не бывает хороших или плохих людей, бывают разные обстоятельства, о любви и дружбе и много-много еще о чём.

Вопреки моей традиции случайной цитаты не будет, будет одна большая и неслучайная: Брест, Житомир, Киев, Севастополь, Каунас он прошел давным-давно, самыми первыми. И еще много других городов. Но работы у него было все еще невпроворот.
Телега его скрипела, не отставала. И все так же была невидима. Под её скрип брёл сквозь очередной город. Заходил в села и деревни, на хутора и в аулы. Не пропускал и лесных избушек, осматривал даже стог сена, если замечал, что там в душистой сухой траве спит человек. Заглядывал своими неподвижными глазами в каждое окно.
Страна была большая. В то утро — двадцать второго июня — у него было очень много работы.