?

Log in

No account? Create an account

Перевернуть страницу назад | Перевернуть страницу вперед

Случалось ли Вам читать интересную книгу на скучной лекции? Когда на страницах лихо закручивается сюжет, а рядом монотонно вещает старуха-профессорша? И можно было бы заткнуть уши и не обращать на неё внимания, но вредная старуха бьёт по пальцам указкой, заставляя слушать о метафорах в викторианской поэзии.

А.С. Байетт и есть та вредная старуха, превратившая занимательный почти детективный сюжет в скучную университетскую лекцию. Сюжет выстраивается вокруг случайно обнаруженной переписки двух поэтов девятнадцатого века, скрывающей тайну их личной жизни. Поэтов этих Байетт полностью выдумала, но в основе их личностей лежат реально существовавшие поэты и образы, из созданных ими произведений, а также персонажи из скандинавской мифологии.

Автор проделала огромную работу, создав с нуля не только поэтов, но и их переписку, полную философских споров и рассуждений о поэзии. Каждому из своих поэтов А.С. создала солидный поэтический багаж — отрывки из стихотворений поначалу небольшие и выступают в качестве эпиграфов к каждой главе, но становятся все длиннее, и вот уже мы имеем целые поэмы не на один десяток страниц.

Многоплановый текст, развивающийся в разных временных пластах, по которому впору писать научный труд (и не удивлюсь, если пишут), заслуженно получивший в 1990 году Букеровскую премию и входящий в список «200 лучших книг по версии BBC», читать непросто. Невольно вспомнишь утверждение, что чтение это работа, и в этом случае это действительно так. Хотите узнать развязку детективного сюжета? Будьте добры, дослушайте лекцию до конца, сделайте конспект и сдайте экзамен.

А.С. Байетт создала поистине мощный шедевр, от сложности, крутости и многоуровневости которого захватывает дух. Можно сколько угодно долго в процессе обучения ругать вредного преподавателя и скучать на его лекциях, однако, горячо благодарить за полученные знания, Вы наверняка, будете именно его.

Случайная цитата: ...видите, я начинаю Вас постигать, я еще прокрадусь в Ваши замыслы, как рука в перчатку — если похитить Вашу метафору и подвергнуть её нещадному истязанию. Впрочем, если пожелаете, Ваши перчатки могут остаться такими же чистыми, благоуханными и аккуратно сложенными. Право могут, — Вы только пишите мне, пишите. Я так люблю эти прыжки и припрыжки Вашего пера, эти внезапные вздроги штриха.

P.S. Знали ли Вы когда-нибудь сумасводящую одержимость? Хотели бы полностью обладать чем-либо — любимым ли человеком, текстом, вещью? Задумывались ли о том, что полное обладание невозможно? Или все-таки возможно?