?

Log in

No account? Create an account

Перевернуть страницу назад | Перевернуть страницу вперед

Роальд Даль умер в 1990 году и был похоронен по «обряду викингов». Вместе с ним в гроб положили его любимые вещи — бильярдный кий, бутылку бургундского, шоколад, НВ карандаши и циркулярную пилу. И вот после этого факта как-то разом перестаешь удивляться странности его книг. Действительно, как такой незаурядный человек мог бы писать скучные и обыденные книги?

Вот и его дебютную детскую книжку «Джеймс и чудо-персик» скучной не назовешь. Семилетний Джеймс рано лишился родителей и был вынужден жить в доме своих вредных противных тёток — Пики и Плюхи. Те над ним всячески издевались, нагружали непосильной работой, лишали развлечений и даже спал парнишка на голом жестком полу... Да уж, не позавидуешь такой судьбинушке — Джеймс явно нашел бы общие темы для разговора с сегодняшним именинником Гарри. И, как это часто бывает в волшебных детских книжках, однажды с Джеймсом случилась довольно странная вещь, которая привела к гораздо более странным вещам. Не без влияния волшебства в саду у тётушек Джеймса вдруг вырос огромный персик, нет, не просто огромный, а прямо таки гигантский! И Джеймс в компании новых друзей (гигантских насекомых, к слову, но это уже детали) отправляется в путешествие. На персике.

Это уморительно смешная книжка, способная улучшить даже самое невозможноневыносимопаршивое настроение. И мало того, показать какими милыми и совсем-совсем нестрашными могут быть насекомые. Даже гигантские. Книга о дружбе, взаимовыручке и о том, что даже из самых, казалось бы, безнадежных и безвыходных ситуаций можно найти выход. Главное верить в добро и в то, что с тобой рядом надежное дружеское плечо. Единственным, на мой взгляд, минусом истории является слишком уж жестокое (для детской книги) наказание для злобных тётушек.

Случайная цитата: Мисс Паук, в прямом смысле слова визжа от радости, обняла Многонога за талию, и они вмести пустились в пляс вокруг мачты. Червяк стоял на хвосте, извивами тела выражая восторг. Старый Зеленый Кузнечик подпрыгивал — все выше, и выше, и выше. Божья Коровка бросилась к Джеймсу, чтобы от души пожать ему руку. Светляк, по натуре застенчивый и молчаливый, устроился у выхода из туннеля и весь светился от радости. И даже Шелковичник, исхудалый, бледный, в полном изнеможении, всё-таки выполз на палубу полюбоваться восхитительным взлётом.