?

Log in

No account? Create an account
Издание на русском языке романа Луи Перго «Пуговичная война. Когда мне было двенадцать» — настоящее событие. Пять раз (!) экранизированный, впервые опубликованный во Франции в 1912 году (за три года до трагической гибели автора в Первой мировой) и заслуживший славу дедушки знаменитейшего «Повелителя мух», роман переведен Михаилом Ясновым и Марией Брусовани. Сложно поверить, но это первый текст автора на русском, хотя во Франции имя Перго известно каждому, а его роман «От Лиса до Сороки» отмечен Гонкуровской премией.

При чем же здесь пуговицы и кто с кем воюет? Ответ прост — воюют мальчишки одной французской деревушки с такими же мальчишками из соседней, а пуговицы — военные трофеи. Победители срезают с одежды пленных врагов пуговицы и застежки, дабы посрамленный неприятель, едва придерживая портки, брёл домой к неизбежной родительской взбучке.

Извечный сюжет, знакомый каждому. Сколько книг написано, сколько фильмов снято, а сколько историй из собственного детства может вспомнить каждый читатель! Но, стоп. А чем же тогда уникальна и удивительна «Пуговичная война»? В первую очередь, конечно, реалиями прошлого, действие происходит в середине девяностых годов XIX века. Хотя, даже и не историческая составляющая больше всего хороша в «Пуговичной войне», а потрясающая ирония Перго. Ох, как живо и ярко рисует он героев своей истории! И неудивительно, помимо собственных детских воспоминаний, Перго опирается на свой преподавательский опыт. Ничуть не приукрашенный грубоватый мальчишеский лексикон, мастерски перемежается авторской речью, красота и некоторая витиеватость коей, возможно будет сложна для восприятия современных подростков.

Роман, рисующий всю абсурдность каких-либо военных действий, вышедший до начала двух величайших мировых войн, больше заинтересует скорее взрослого человека, способного с высоты своего опыта разглядеть скрытые смыслы, поностальгировать о детских годах и получить эстетическое удовольствие от настоящего французского юмора, который, кстати, ничуть не уступает знаменитому британскому.

Случайная цитата: Там, куда влез командир, была статуя какого-то святого (он думал, святого Иосифа) с полуобнаженными ногами. Она стояла на небольшом каменном основании, куда отчаянный подросток вскарабкался в одну секунду и кое-как устроился по соседству с супругом девы Марии. Вытянув руку, Курносый передал ему портки Ацтека, и Лебрак торопливо принялся надевать штаны на бронзового святого. Он расправил на нижних конечностях статуи брючины, скрепил их сзади несколькими булавками и закрепил слишком широкий и, как мы знаем, растянутый пояс, обвязав чресла святого Иосифа сложенным вдвое обрывком старой веревки.
Чон Унён в Корее является признанным мастером короткой прозы. Но, к сожалению, на русский язык переведено совсем немного ее произведений. Сборник из восьми новелл «Как она использует свои слёзы» вышел в Корее в 2008 году, а на русский был переведён только в 2015. Издательство «Гиперион» с любовью подготовило книгу: помимо послесловия автора и послесловия другого корейского писателя — Пак Мингю, даны также комментарии литературного критика Шин Хёнчеоль, помогающие российскому читателю, делающему только первые шаги в знакомстве с корейской литературой, понять автора.

Чон Унён в своих рассказах отсекает все лишнее. Её предложения просты и изящны, почти во всех её рассказах отсутствуют имена персонажей. Герои в большинстве своем представляют обобщенный образ покалеченного, раненого человека. Людям, легко и благополучно шагающим по жизни, скорее всего сложно будет воспринять рассказы Чон Унён, увидеть в их кажущейся простоте, ту, настоящую глубину.

Есть мнение, и в ряде случаев мне хочется с ним согласиться, что любое литературное произведение пишется не чернилами или набором нолей и единичек, а физиологическими жидкостями. Кто-то пишет свои тексты кровью, кто-то слезами, а кто-то и вовсе испражняется на бумагу. В случае с Чон Унён точно выделить используемую жидкость сложно. Если судить только по названию заглавного рассказа, то это, безусловно, слёзы. Но, если копнуть дальше, тут явно не только они. И некоторые жидкости не совсем приятны. Болезненно брезгливым людям читать с осторожностью.

Случайная цитата: Невозмутимость — ключевое слово, характеризующее женщину. Хотя раньше невозмутимость была ей вовсе не свойственна. Но людям не нравилась женщина, которая выставляла напоказ свои чувства. Когда она агрессивно всюду совала свой нос, это почти всегда заканчивалось плохо. Пылкая любовь оставляла после себя только раны. Страстная активность женщины вызывала насмешки. Мир заставил ее стать невозмутимой. Только так в нем можно было выжить.
Первое знакомство с писателем Захаром Прилепиным, ранее знакомым только по авторской программе «Уроки русского» на НТВ, получилось на редкость удачным. Сборник рассказов с мужицким настроением точно не подойдёт рафинированным барышням, не переносящим запаха спиртного и крепкое словцо. Герои Прилепина пьют, пьют много и вдохновенно. Рассказы разные по темам и настроению объединяет алкоголь и российская действительность.

Герои рассказов реальные пацаны, вырастающие в настоящих мужиков. Несмотря на присутствующую здесь неуемную выпивку, похоть и некоторую тюремную романтику, рассказы Прилепина гораздо больше чем обычные быдлобайки. Ведь это снова о нём. О счастье. Которое повсюду — разное и такое простое. Дурацкое, легкое и шальное. Пьяное, сумасшедшее и молодое. Финальный аккорд сборника — серьезный. Настоящий мужской разговор о женщинах, лишний раз доказывающий, что пацаны выросли.

Прилепин — потрясающий рассказчик. Без дураков. Его рассказы цепляют и тащат. Освободиться невозможно, пока не перевернешь последнюю страницу. Это даже не чтение, это разговор за рюмочкой... чая.

Случайная цитата: Обремененные женщиной пить не умеют: они не пьют, а мучают женщину. Это очень разные занятия.
Многие не любят читать классическую литературу, считая её скучной и морально устаревшей. Юлия Яковлева взяла на себя смелость доказать, что у героев мировой классики есть ещё порох в пороховницах и у них найдется чему поучиться.

Стоит заметить, что это переиздание, ранее книга выходила в издательстве «НЛО» в 2009 году. Новое издание выгодно отличается хулиганским оформлением, автор шикарных дерзких иллюстраций — Влада Мяконькина.

Анализируя поступки и судьбу литературных персонажей и создавших их авторов, Юлия Яковлева делится житейской мудростью и щедро раздаёт полезные ироничные советы — собираясь на свидание, непременно почистите обувь и причешитесь, секреты лучше всего обсуждать с бабушкой, а дорогу, в том числе железнодорожную, определенно не стоит переходить в неположенном месте. Кармен и Отелло, Джульетта и Татьяна Ларина, Анна Каренина и леди Макбет — вот лишь некоторые из учителей, готовых поделиться с читателями опытом своих ошибок.

Непринужденно, без нотаций и с нужной долей юмора Яковлева рассказывает то, о чём никогда не расскажут на уроках литературы. Обращаю ваше внимание, что автор в рассказе пусть кратко и своими словами, но обрисовывает сюжет произведения. Чтение книг это, конечно, не заменит, но ярых противников спойлеров может повергнуть в ужас. Хотя, большинство читателей наверняка только загорится желанием поскорее схватиться за первоисточник.

Единственным минусом для меня стало очевидная зацикленность Юлии Яковлевой на Шекспире. Не имею ничего против прославленного английского драматурга, но три главы из одиннадцати, при полном отсутствии Лермонтова, Булгакова, Бунина или Шолохова — это перебор. В остальном же — маст рид. Берите сразу несколько экземпляров — читайте сами, оставляйте детям, дарите учительнице литературы, распространяйте в массы, хватит избегать чтения классики — она же огонь!

Случайная цитата: Если уж собственную бабушку трудно представить себе молодой, то книжку тем более. А ведь «;Анна Каренина» была когда юной скандалисткой. Хуже, чем сейчас — Владимир Сорокин.
Разве стоит вообще о чём-то петь, если ты не поёшь о свободе? ©.

«Бессонница» не совсем типичная книга для Евгения Рудашевского. Это почти взрослый роман о поиске себя. История московского студента, отправленного учиться в Чикаго. За него давно всё решили родители (вот сейчас все, кто считает, что люди, подчиняющиеся воле родителей, недостойные уважения неудачники, лучше молчите, а то я за себя не отвечаю), выбрав ему образование, работу и нарисовав будущую жизнь. Накануне 20-летия и возвращения в Россию герой всё больше понимает, что выбранный родителями путь не для него. Он не хочет так жить. А как хочет? Не знает.

Это история отчаянного внутреннего бунта, когда хочется кричать от бессилия, срываться с места, бежать куда глаза глядят, рвать из сердца чеку, разлетаться на осколки, заполняя собой весь мир, а миром себя...

Это тот случай, когда книга прорастает в тебя, поселяясь в твоей голове, занимая твои мысли, становясь тобой.

В «Бессоннице» огромное количество цитат (вам наверняка захочется прочитать или перечитать произведения, упоминаемые Рудашевским), рефлексии и музыки. Включайте Джонни Кэша и Криса Кристофферсона, открывайте «Бессонницу» и отправляйтесь в путь в самую глубину своей души.

Случайная цитата: Мы заговорили про Керуака. Крис и Мэтт его не читали. Эш взялась пересказывать им сюжет «В дороге», но быстро выяснилось, что никакого сюжета там нет, однако Эшли всё равно пересказывала книгу — сбивчиво, путаясь в именах, и это не мешало нам её слушать, потому что Джоплин пела песню Кристофферсона уже бог знает в который раз, а этого было достаточно, чтобы всё понять без каких-то слишком умных цитат и объяснений.
Красные лошади на заре
Били копытами о подоконник ©.


Экое время — в башку не поместишь! ©.

Вторая часть масштабной саги о людях тайги Алексея Черкасова. Примечательно, что вторая и третья части были написаны в соавторстве с женой Полиной Москвитиной. В отличие от первой части, где действие охватывает без малого сто лет, эта книга ограничена тремя годами гражданской войны. Да и действующие лица уже не те староверы, а их потомки и сибирские казаки. Некоторые герои перекочевывают из первой книги во вторую, но на первый план выходит совершенно новый персонаж — казачий хорунжий Ной Васильевич Лебедь.

Тяжелое время, сложные решения предстоит принять героям. К какой из армий примкнуть? К Белой или Красной? Объявить ли себя врагом советской власти или остаться в стороне, и насколько вообще возможно оставаться в стороне при существующих обстоятельствах? Ох, и мутное время, лютое да мрачное. Брат идёт на брата, сын на отца, Россия плачет кровавыми слезами, горят деревни, разоряются города.

Впечатляющая история, увлекательная и, несмотря на обилие политики (а куда без неё в описании гражданской войны?), ничуть не скучная. Единственное к чему можно было бы придраться — однобокость позиции. У авторов существует только одна правда, но, учитывая год написания книги (первая публикация отдельным изданием — 1972 год), другого и быть не могло.

Случайная цитата: Усталость еще не сошла с лица, в глазах прикипела душевная мука, как это бывает с человеком, когда после страшного боя он вдруг видит себя живым, а кругом — мёртвые.
«Выпьем с горя; где же кружка?» ©.

Самая грустная книга Довлатова из прочитанных мной. Тут уже даже не смех сквозь слёзы, а горькая усмешка. Сам автор считал именно «Заповедник» лучшим в своем творчестве. Не могу не согласиться, роман зрелый, отчаянный, и, по-хорошему, злой.

В главном герое — Борисе Алиханове, сочетаются черты не только самого Довлатова, как во всех его работах, но и его друга — Иосифа Бродского, да и всех советских диссидентов. Приехавший в Михайловское, сезонным работником-экскурсоводом по пушкинским местам, он не ощущает себя здесь своим. Не только в Михайловским, но и вообще в СССР. Но, даже осознавая неизбежность эмиграции, решиться на последний шаг трудно. Пути назад не будет.

Несмотря на небольшой объем и фирменный юмор Сергея Донатовича, книга читалась трудно. Обнаженная боль между строк.

Случайная цитата: На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать. Одно это приводит меня в ужас.
«Моя жена пьёт таблетки, а я просто пью...» ©.

Шикарная взрывоопасная пьеса Трейси Леттса, удостоенная в 2008 году Пулитцеровской премии в разделе драматургия. Тут все как я люблю — одна сумасшедшая семейка, миллион проблем, отсутствие взаимопонимания и черный юмор.

Жанр драматургии в современном печатном мире не популярен. Редко, кто из издателей, особенно в нашей стране, берется за публикацию, хотя Пулитцеровская премия в этом разделе вручается ежегодно. Недостатка в материале нет. Кстати, Трейси Леттс за пьесу «Август: графство Осейдж» получил не только престижного Пулитцера, но и еще целых четыре премии. А экранизация с отличным актерским составом была номинирована на два «Оскара», не получила, но менее крутой от этого не стала.

Семейство Уэстон из тех, что по своему несчастливы. Впервые за долгое время семья собирается под одной крышей. Поводом служит исчезновение главы семьи — Беверли Уэстона. Ну что там повод, главное последствие. Наконец-то, откроются семейные тайны и будут высказаны взаимные претензии.

Заканчивается август, оставляя после себя пустоту в сердце. Осень приносит с собой печаль и одиночество, никого не щадя и не жалея.

Случайная цитата: ВАЙОЛЕТ. Ты так же сексуальна, как размокший картонный короб, Мэтти Фэй. Что ты, что я. Не надо себя обманывать. Знаешь... давай просто перестанем себя дурить! Нам всем станет только легче, если мы прекратим самим себе врать по мелочам и посмотрим правде в глаза. «Женщины не могут выглядеть сексуально после того, как состарятся». Лично я могу с этим смириться. А ты можешь?

Метки:

Вас тут не стояло!

*уй, **зда, напильники! Звездочки на случай, если нас читают дети. Хотя, это Сорокин, а значит, детям, беременным женщинам и впечатлительным дамочкам, падающим в обморок от слова «член» тут делать нечего.

«Очередь» — первая опубликованная книга Сорокина. Написанный в 1983 году, впервые роман увидел свет в 1985, благодаря парижскому издательству «Синтаксис». В России же впервые опубликован в журнале «Искусство кино» в 1992.

«Очередь» — роман-зарисовка в жанре реплик и диалогов в очереди. В 1970-1980 годах очереди, в которых стояли от нескольких десятков до нескольких тысяч человек, были повседневным явлением. Очередь за фирменными джинсами, кожаными куртками, дубленками, женскими сапогами, редкими книгами, билетами в престижный театр или на иностранный фильм могла стоять сутками и даже несколькими. В таком случае каждый участник получал номер, и через определенное время проводились переклички, для чего выбирались ответственные от числа стоящих. Те, кто пропускал перекличку, вычеркивались из списка (У Сорокина перекличка дается дважды — ночная с номерами и дневная — пофамильная, все это занимает в тексте романа целых 35 страниц!).

В этом бесконечном разговоре едва знакомых людей, действительно, портрет эпохи, как бы глупо, штампованно и пафосно это не звучало. Здесь и цены, и спорт, и международная политика, и обсуждение приезжих, и споры о поэтах...

Не обошлось тут и без секса со стонами и междометиями страниц на 8. И без крепких слов тоже никак нельзя — а как вы хотели, это вам не это, не сегодняшний день, когда вы вон в «Ашан» пошли и все купили (если вам есть на что, конечно), это суровый Советский Союз, когда в очереди можно было родиться и умереть.

Для меня Сорокин уже по умолчанию крут. Готова петь дифирамбы и рукоплескать в любое время суток. И хоть конкретно этот роман не стал любимым у автора, свою порцию читательского кайфа я получила.

Случайная цитата:

— В «Юности» печатался, кажется. А потом вышел отдельной книжкой.
— Интересный?
— Да. Нормальный такой детективчик.
— А ты «Выстрел в спину» не читал?
— Не-а.
— Тоже ничего. Про убийство. Там друг его убил.
Сказки о чудиках без крыши

На суровых Балканах ничего не бывает просто так. Даже, казалось бы, совершенно нелепые истории о людях, добровольно разобравших крышу собственного дома и просто поверивших, что дождь им не угрожает (кстати, это лучший совет от всех управляющих компаний своим жильцам в сезон дождей, примите к сведению). Недаром критик Ясмина Михайлович назвала Петровича беженцем из абсурда XX века. Как бы читатель не удивлялся, не умилялся и не радовался красивости*, изящности и мимишности текста, выискивая там пласты смыслов, за каждой строчкой романа стоит несчастная истерзанная войной Сербия, пытающаяся сбежать в веселую и счастливую страну, где вдали от всех ужасов построит домик с видом на небо.

*Предупреждение. Слишком красивый текст. Местами приторно-сладкий, который срочно хочется запить водой или заесть чем-нибудь горьким. Принимать дозированно, чтобы не устать от вензелечков слов.

Случайная цитата: Я могу рассказать тебе о многих местах на Свете. Куда только не садились все горлицы с моей шали. Как тяжела вода священных рек. Каково море в крошечных рыбацких поселках. Песчинка песка в пустыне. В чем особенность взгляда с глетчера. Почему в степи стебель травы кажется более стройным, чем сосна. Где больше неба, здесь или там. Каков ты между сводами ясной ночи. И куда расти до Великой колесницы. Я могу рассказать тебе о многих местах на Свете. Но ты лучше поймешь, если я тебе об этом спою.
Через что необходимо пройти молодому футболисту, прежде чем играть в основном составе именитого клуба, пить шампанское в Монте-Карло и разбивать машины стоимостью в 9 миллионов?

Повесть немецкого писателя Класа Эверта Эвервина вышла еще в далёком 1978 году, но до сих пор почти не потеряла актуальности. Главному герою, Францу почти восемнадцать, он играет в любительском клубе своего родного городка и мечтает о профессиональной карьере. Приглашение на сборы в легендарную «Боруссию» — шанс, которым грех не воспользоваться. Вот только все ли так радужно, как представляет себе парень?

Жёсткая конкуренция с уже зарекомендовавшими себя профессиональными игроками, подковёрные интриги и заговоры, а также своенравная госпожа Удача, которая далеко не всегда на твоей стороне — всё это мир Большого Футбола. Стоит ли он того, чтобы поставить на кон свою жизнь? Уехать из родного дома, бросить любимую девушку и наплевать на учёбу?

Хорошая книга с неидеальным героем, который делает глупости, оступается, встаёт, переживает и ищет решения, как настоящий живой человек, а не склеенная картонная кукла. Особое спасибо автору за замечательные описания футбольных матчей «inside», с возможностью ощутить чувства игрока на поле. Единственный минус, пожалуй, слишком резкий и открытый финал, очень хотелось больше узнать о выборе и судьбе Франца.

Случайная цитата: Стадион ревел, и это окрыляло. Франц устремился в центр штрафной, получил точный пас от Хельбига и тонко закрутил его на дальнюю штангу, увидев притаившегося там Хеннеса Лаутербаха, услышал его вопль, но мяч уже летел к Хеннесу — оставалось лишь подставить ногу. Отскочив от его кривой конечности, мяч пересек линию ворот и замер в сетке. Лаутербах высоко подпрыгнул, потрясая кулаками, Франц счастливо улыбался: гол сделал он.
«Я слишком стар для всего этого дерьма» ©.

Классическая клишированная young adult любятина, замаскированная под киберпанк. Определенно Мэри Лю очень хотела написать девчачью версию «Первому игроку приготовиться», но получилась эдакая гейм-версия серых «Сумерек», но обо всем по порядку.

Недалекое будущее, чуть ли не все население Земли при помощи очков виртуальной реальности играет в игру, созданную юным гением из Токио. Ежегодно по игре проводятся мировые чемпионаты, собирающие огромное количество зрителей-болельщиков. 18-летняя сирота Эмика Чен — геймерша и охотница за головами с невероятными хакерскими способностями ведет полунищенское существование в Нью-Йорке. Однажды, она случайно влазит в игру открытия очередного чемпионата и попадает в водоворот событий, становясь центром внимания всего мира и юного красавца-миллиардера заодно...

Если вы решитесь взять в руки этот роман, будьте готовы утонуть в розовых соплях, чувственных репликах и вздохах, вздохах, вздохах... Красавец-мужчина на первой встрече с главной героиней всего лишь на одной странице описывается такими словами как грациозный, безупречный, идеальный, красивый, безумный, элегантный. Вообще у автора элегантным становится абсолютно все — от запонок до скейтборда и обивки дивана. Это без шуток самое частовстречаемое слово в тексте.

Все остальные герои, окружающая остановка, да и сама игра прописаны кое-как и являются просто фоном для гениальной хакерши, миллиардера, в чьих глазах отражаются призраки прошлого (это ни разу не сарказм, а прямая цитата) и их крутой лав-стори. А жаль, ведь могло бы получится неплохо. Финал еще незаконченной второй части я вижу так ясно, как будто я его уже прочитала.

Случайная цитата: В ту ночь мне снится, что мы с Хидео снова в «Саунд Мьюзеум Вижн», но не в центре танцпола. Вместо этого мы на верхнем этаже, в каком-то темном уголке балкона, нависающего над клубом. Он прижал меня к стене и страстно целует.
Маркес в фартуке

Знаменитый роман мексиканской писательницы Лауры Эскивель российскому читателю знаком под тремя различными названиями — «Чампуррадо для жены моего мужа», «Горячий шоколад на троих» и «Шоколад на крутом кипятке». Все дело в разных переводах. Не берусь судить о том, какой из них лучше, так как мне волею судеб выпало познакомиться с романом «Чампуррадо для жены моего мужа» в переводе А. Е. Проценко.

Лауру Эскивель сравнивают с Г.Г. Маркесом и Жоржи Амаду. Оно и понятно, все эти писатели из Латинской Америки и все имеют непосредственное отношение к магическому реализму. Вот только у Эскивель магия в буквальном смысле кухонная. 90% страничного времени главная героиня романа проводит на кухне, а весь сюжет строится вокруг рецептов её вкуснющих блюд. Причем, рецепты приведены достаточно подробно, и если вы найдёте в своем городе такие ингредиенты, как например, какао Маракаибо, можете рискнуть повторить.

Итак, Тите, младшей дочери в семье Де ла Гарса, запрещено выходить замуж. Да, семейная традиция такая. Но её глаза встретились с глазами Педро, и Тита поняла, что чувствует пончик при погружении в кипящее масло (цитата по памяти). Запретная любовь, принятие судьбы и прочие мексиканские страсти. Всё вполне логично, каких ещё страстей было ожидать от писательницы из Мексики?

Простенькая предсказуемая история с бесконечными вздохами, взглядами и ручьями слёз. Рецепты, доля мистики и, неожиданно, мексиканская революция на фоне роман чуть спасают, но для настоящего шедевра, получившего какие-то там награды как-то слабо.

Кстати, имеется экранизация 1991 года под названием «Как вода для шоколада».

Случайная цитата: Тите в свою очередь так хотелось закричать Педро, чтобы он подождал её, забрал и увёз далеко-далеко. Туда, где они смогут свободно любить друг друга. Туда, где не действуют глупые запреты, где нет её матери. Но её губы не произнесли ни звука. Слова застряли в горле, превратившись в один большой узел, душивший её.
«машина ест человека ест человека
ищу место в мясорубке распадаюсь на молекулы
путешествуя в мультфильмах под закрытыми веками
внезапно понимаю просыпаться некуда» ©.


Рому Бордунова в твиттере читают 108 тысяч человек, еще 4 тысячи подписаны на его канал «Камеди Эвридей» в телеграм. «Страна возможностей» — сборник его историй о периоде постоянного безденежья и поиска работы.

Все начинается еще со школы, когда 14-летний Рома подрабатывает на заводе во время летних каникул, дальше — больше: переезд из Челябинска в Москву, общага, универ и работа «по-взрослому» — курьер, официант, риэлтор...

На Livelib эту книгу отнесли к разделу «саморазвитие, личностный рост». Вот только как раз развития и роста здесь нет. А есть бесконечная рефлексия на вечную тему «хочу» и «надо». Ещё есть забавные историйки о дурацких собеседованиях, которые наверняка были у каждого из нас, бессмысленных работах и неловких ситуациях на них. Я, будучи ветераном различных колл-центров, в старости могу многотомник воспоминаний издать.

Маленькая книжка, написанная легко и с юмором, но невероятно грустная. Грустная от осознания, что это вот всё о нас. О тысячах молодых (или уже и не очень) россиянах, просиживающих дни на нелюбимых работах, за которые хоть что-то платят, и мечтающих ещё когда-нибудь (может быть, хоть в следующей жизни и другой стране) стать актёрами, музыкантами, писателями или журналистами.

Случайная цитата: Еще одна ночь без сна. Одну тысячу за вечернюю смену я получил, значит, осталось пережить ночь и получить другую. Обычно в ночную смену время с полуночи до трёх идёт быстро, а потом снова замедляется. Люди пьют, курят, танцуют и блюют в туалетах, а ты, словно в замедленной съемке, пробираешься через них, собирая стаканы, окурки, салфетки и липкие трубочки от коктейлей.

«Девочки» Эммы Клайн

Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши девчонки? ©.

Душный август, пропахший сексом, потом и кровью. Август 1969 года. Август, когда Эви Бойд было 14, и она повстречала Сюзанну, Расселла и остальных. Август, когда случились убийства.

«Девочки» Эммы Клайн взорвали книжный рынок. Сначала в США в 2016, а в конце прошлого года и у нас, благодаря блестящему переводу Анастасии Завозовой. Интерес к истории подогревала рекламная компания, напирающая на то, что за основу «Девочек» взята история коммуны-секты Чарльза Мэнсона. И это действительно так, хотя не ждите здесь 100% сходства, Расселл таки не Чарльз, и это даже хорошо. Музыку в романе играет не он, несмотря на всю его харизму. А те самые девочки, готовые в любой момент спустить перед ним трусы или высунув язык бежать выполнять любой его приказ. Эмма Клайн наглядно рисует, каково было быть той самой девочкой, что же они чувствовали, о чем думали и о чем мечтали.

Рассказ ведётся от первого лица в двух временах. 40-летняя бывшая «девочка» Эви Бойд мысленно возвращается в лето 1969 года и пытается понять, почему те события все же произошли, и как они повлияли на её дальнейшую жизнь.

«Девочки» — дебютный роман автора. Эмма Клайн написала роман всего за три месяца, в это практически невозможно поверить, как и в то, что Эмма не зарегистрирована в социальных сетях и не пользуется смартфоном. Сложно сказать, этим ли объясняется невероятный успех Клайн, одно очевидно — она написала очень хороший роман. Роман об одиночестве, познании себя, непонимании родителями собственных детей и той вечной долбанной нехватки любви, так знакомой каждой девочке.

Случайная цитата: Я дожидалась, когда мне расскажут, чем я хороша. Потом я все думала, уж не из-за того ли на ранчо женщин больше, чем мужчин. Журналы учили нас, что, пока тебя не заметили, жизнь — всего лишь зал ожидания.
И вот пока я ждала и готовилась, мальчики это же время тратили на то, чтобы вырасти в самих себя.

Метки:

Но у тебя СПИД, и значит, мы умрем ©.

За повесть «Плюс жизнь» молодая писательница Кристина Гептинг получила первое место в номинации «Проза» в литературной премии для молодых писателей и поэтов «Лицей» им. А.С. Пушкина. Говорят, что даже права на экранизацию уже приобретены.

Три буквы, звучащие как приговор. Когда мы слышим ВИЧ, нам сложно представить молодого умного и красивого парня, куда как легче опустившегося наркомана, которому осталось два понедельника до смерти. И кто там будет разбираться, чем ВИЧ отличается от СПИДа, как это передается и как с этим можно жить. Гептинг погружает читателя в жизнь восемнадцатилетнего парня, с рождения обреченного на жизнь плюс. Обреченного отказаться от мечты стать хирургом, с опаской глядящего на девушек. Но от любви не спрячешься и не сбежишь. Парень влюбляется в обычную девушку.

Сначала в повести Гептинг все было хорошо — злободневная тема, легкий слог, создающий полную иллюзию погружения в описываемую среду, но любовная история все испортила. В любимые главному герою автор определяет шестнадцатилетнюю девочку. И с этого момента начинаются предсказуемые шекспировские страсти, читая которые так и хочется воспроизвести известный всем жест, закрывающий лицо. Дальше больше, с какого-то момента весь рассказ начинает напоминать передачу, типа той, что ведет Андрей Малахов, где собираются разные «звёзды» и эксперты, для обсуждения животрепещущей проблемы. Вот только проблема быстро отодвигается на второй план и начинается перетряхивание грязного белья. Так и тут. Про ВИЧ забывает, кажется даже сам герой, трахающий маму однокурсника уже совершенно без всякого стеснения и предупреждения о своей болезни.

Случайная цитата: Мы боимся одиночества. И его, наверное, даже больше, чем смерти, — говорила Света. — Все мы одиноки. Но только в той степени, в которой допускаем сами. И неважно, плюс у тебя в анализе на ВИЧ или минус...
В современном мире всем наплевать друг на друга. Никого не интересуют твои проблемы, но твой прыщ на лбу или неудачные джинсы легко могут стать темой для разговора целого класса. Плавали, знаем.

Замкнутость Элиаса, 16-летнего героя книги Катарины Киери, вполне объяснима. Его попытки спрятаться внутри себя — своеобразная защитная реакция от мира и от воспоминаний. Элиас больше не танцует, не играет на саксофоне (хотя все говорят, что у него неплохо получалось), он даже почти не разговаривает с отцом. Юноша, учится в старшем классе и пишет письма загадочной Ей. Кто Она и где его мама становится понятно не сразу, поэтому настоятельно советую не читать аннотацию.

Однажды в жизни Элиаса все изменится. И виной тому три абсолютно разные особы женского пола — дружелюбная светловолосая малявка из квартиры напротив, 80-летняя любительница оперы, проживающая этажом ниже и, наконец, прекрасная обладательница каре-зеленых (или зелено-карих?) глаз.

Одна из лучших подростковых книг, невероятно искренняя и не пошлая. Сильная история, рассказанная с присущим скандинавам спокойствием, без излишнего надрыва и ненужной истеричности. Настоящий шведский лагом, когда точно знаешь, что после всех тревог и ненастий обязательно будет тепло и счастье.

Случайная цитата: Я не хочу, не могу говорить об этом густом и вязком болоте внутри меня, которое непостижимым образом заставляет человека в расцвете юных лет сидеть перед телевизором во вчерашней одежде, опустив жалюзи, когда за окном светит весеннее солнце.
«Ведь любой дурак знает — кошке нужен дом,
Хотя б уголок, просто укрытие —
От злых детей и собак» ©.


Коты в литературе, как верно заметил в предисловии к роману Евгений Водолазкин, тема не новая. Но такого кота как Савелий Григория Служителя еще поискать, пожалуй, лишь булгаковский Бегемот мог бы соперничать с ним в интеллекте. Да и то, Бегемот — персонаж мифический, а Савелий, несмотря на небывалую остроту ума, вполне реальный, родившийся под накрытым брезентом «Запорожцем» в старом купеческом районе Таганки во дворе бывшего родильного дома имени Клары Цеткин.

Роман Григория Служителя пропитан любовью. Помимо кошек, что естественно, учитывая, что роман именно о них, автор влюблён в Москву. По этой книге можно составлять пешеходные экскурсии, ведь всегда любопытно воочию увидеть места, описанные в полюбившейся истории. Причем, я абсолютно уверена, даже москвичи, ежедневно нагуливающие десятки километров по родному городу, смогут взглянуть на него по-новому. Взглянуть новым, кошачьим взглядом, получится не только на город, но и на нас самих. Про людей Григорий Служитель пишет ничуть не менее увлекательно, чем про котов. У меня возникло стойкое подозрение, что и себя самого автор поселил в своём романе, и встреченный Савелием очаровательный рыжий актёр с бородой, упомянут не зря.

Удивительная книга, ставшая неожиданным открытием года. Замечательно написанная, умная, одновременно смешная и очень грустная история длиною в жизнь. Однозначно в любимые, прижимать к сердцу и перечитывать.

Не переводите деньги в сомнительные интернет-фонды, лучше покормите настоящего бездомного кота.

Случайная цитата: Ведь так уж задумано природой, что если долго к кому-то прижиматься, то у тебя образуется что-то вроде выемки. И она подходит точно так же к тому выступу, что есть у твоего кота или, положим, собаки. И чем больше ты кого-то любишь, тем больше у тебя таких выемок, которые в сервисе не заделаешь и страховкой не покроешь.
Дети 90-х

Я родилась в 1987 году, и моё детство пришлось на девяностые годы. И хоть, путём нехитрых подсчётов, выяснилось, что я на 3 года младше Евгении Овчинниковой, автора книги «Мортал Комбат и другие 90-е», мне есть, что вспомнить о том веселом времечке

Книжка представляет собой небольшой сборник рассказов в рассказе и повествует о детстве автора в девяностые в казахском городке Кокчетаве. Видеопрокаты, лосины, коллекции вкладышей жвачек «Turbo» и «Love is...», первые магнитофоны, зарплаты, выдаваемые продукцией, и многое-многое другое. На первый взгляд, книга будет интересна только взрослым, заставшим то время и желающим поностальгировать. Однако я уверена, что и детям, в какой-то момент становится интересно, как и чем жили их родители. Ведь, казалось бы, всё это было так недавно, а выходит, что и давно. Уже между детьми девяностых и нулевых лежит пропасть, что и говорить о новом поколении, родившихся в 2010-х.

Светлая, лёгкая, смешная, а в тоже время грустная книга получилась у Евгении Овчинниковой. Девяностые никак не назовешь лёгким временем, но... это было время нашего детства, а значит, самое лучшее время на свете, которое, увы, не вернется.

Случайная цитата: К концу лета я собрала две коллекции «Турбо» — самые ценные из возможных. Однако во второй коллекции не хватало номера двести сорок — «Олдсмобиля-Круизер-Вагон». Это отравляло мою жизнь. Я думала о нём непрестанно — стоя в очереди в магазине, дома и в автобусе по дороге на дачу. Я мечтала, как на линейке первого сентября гордо заявлю, что собрала две полные коллекции «Турбо». И от этого заявления онемеют два гимназических класса, классная руководительница и другие учителя. Да и директор, что уж там, прервет свою поздравительную речь и подойдет пожать мне руку.
Гоголь в Америке

Прекрасная семейная сага о бенгальской семье, перебравшейся в США. Джумпа Лахири (кстати, это литературный псевдоним Ниланьяны Судесна) действительно в теме того, о чем пишет. Джумпа и сама в детстве переехала с родителями из Индии.

В центре истории сын главных героев, родившийся в США и получивший весьма необычное как для индийцев, так и для американцев имя — Гоголь. В этой истории не будет каких-то невероятных сюжетных поворотов и глобальных потрясений. Все здесь достаточно просто и банально — люди встречаются, влюбляются (или нет), женятся (или расстаются), рожают детей (или нет), порой кто-то умирает... Тех, кто любит погорячее и подинамичнее, возможно, ждёт разочарование.

Роман примечателен главным образом индийским колоритом и проблемами самоидентификации эмигрантов и их детей. Если старшее поколение бенгальских переселенцев сохраняет культурные традиции своего народа и не спешит переодеться в джинсы, то дети, родившиеся в США, несмотря на смуглую кожу и индийские фамилии, ощущают себя 100% американцами.

Уютная, лиричная история, очень легко написанная и пронизанная ароматами индийской кухни, которую после таких описаний невероятно хочется попробовать.

Случайная цитата: Ашима уже достаточно долго живет в Америке и знает, что американцы, несмотря на их кажущуюся открытость и раскованность, их мини-юбки и бикини, прилюдные поцелуи, хождение за ручку и объятия прямо на кембриджских лужайках, очень ценят свою частную жизнь и держат ее за семью замками.

P.S. У романа есть экранизация 2006 года, а у Джумпы Лахири — Пулитцеровская премия за дебютный сборник рассказов «Толкователь болезней». Сборник на русский не переводился, однако, в ближайшее время издательство «Аркадия» обещает порадовать читателей переводом этой работы и переизданием романа «Тёзка».

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com