?

Log in

No account? Create an account
" - Другого пути все исправить, кроме конца света, нет?
— Как вам сказать? Мне кажется, все настолько чудовищно неправильно, что легче все сделать заново. На месте Вселенной я поступил бы так же. Просто признал бы, что с первого раза не получилось" ©


Жеке двенадцать лет и он писатель. Пишет не абы что, а целый роман о конце света. Каким он будет? Как его распознать? И кого спасать, взяв с собой в свою новую версию Вселенной? Тем временем реальный мир становится все более несовершенным — Жека перестаёт оправдывать надежды своих родителей, в школе проблемы, с друзьями — разлад, и только дедушка, самый лучший и мировой на Жекиной стороне.

Очень необычная и прекрасная, пронзительная повесть о чудесном мальчишке, проблемах взросления, о горечи потери и радости приобретения, и, о нашем таком несовершенном мире, в котором мы являемся всего лишь песчинкой, растворенной в вечности. Во время чтения этой книги невозможно удержаться от смеха и... от слёз.

Повесть «Вселенная. Новая версия» — победитель премии им. Крапивина (2016) и это так здорово сознавать, что автор качественной современной подростковой прозы говорит с нами на одном языке.

Случайная цитата: Пока дети маленькие — их любят все. Ими гордятся, демонстрируют знакомым. Сюси-пуси. А лет с двенадцати... Кажется, они вообще никому не нужны. Взрослые, кому некуда деться, сжав зубы, пережидают, пока они вырастут. Посторонние просто обходят их стороной на всякий случай. А ведь подростки — довольно большой процент населения.
Книга из ограниченного тиража, разосланного для отзывов до старта продаж. Необычная практика для российского рынка и, казалась бы, зачем такая рекламная кампания книге, которая рекламирует себя сама? «Самая обсуждаемая книга в книжных клубах Америки» — кричит обложка. «Продана тиражом более 1000000 экземпляров» — вторит ей аннотация.

Донна Фоли Мабри — американская пенсионерка, на старости лет решившая написать книгу, основанную на рассказах своей бабушки. Показалось ей, что у бабушки была эпическая биография и её срочно нужно знать всему миру. Издатели в это не поверили и книгу печатать отказались. Но Донна не стала отступать и опубликовала книгу в интернет-магазине. Спустя пару недель, по продажам она обогнала известные хиты и стала бестселлером.

За исключением предисловия и послесловия, книга написана от первого лица и подаётся как рассказ самой Мод о своей жизни. Мод родилась в 1892 году и прожила довольно долгую жизнь (кстати, даты и даже года смерти нам не потрудись указать), став свидетельницей крупных исторических событий, таких как Первая и Вторая мировая война, и Великая депрессия. Жизнь самой Мод ничем особо примечательным не ознаменовалась — первый ранний брак закончился трагически, вышла замуж повторно, родила пятерых детей, постоянно убиралась, стирала, готовила и шила. На обложке и в аннотации история Мод преподносится как несчастная история бесправной женщины, проживающей в своем доме в качестве прислуги, вынужденной терпеть отвратительный секс и частые роды без обезболивания. Позвольте, про секс в книге упоминается совсем чуть-чуть. И отвращение вызывает не сам секс, в нем нет ничего необычного, а факт того, что интимные подробности своей биографии бабушка рассказывала внучке. Вот ваша бабушка рассказывала, какой у нее был секс? По поводу прислуги и бесправного существования — Мод жила почти также как и большинство современных замужних женщин. Не имея образования и постоянной работы, она занималась домашним хозяйством и имела дополнительный заработок, обшивая соседок.

Поначалу книга читается легко и даже увлекательно, но уже к середине от бесконечного перечисления родов, смертей, уборки, готовки и стирки устаёшь. Книга, конечно же, будет хорошо продаваться (с такой-то кричащей рекламой) и будет воспринята на «ура» домохозяйками, всегда готовыми всплакнуть о нелегкой женской доле. Но, к сожалению, это всего лишь очередной плохо написанный и насквозь клишированный дамский роман. Хотите нелегкой женской судьбы и родов без обезболивания? Давайте читать «Тихий Дон», например.

Случайная цитата: Я поднялась на второй этаж и взяла грязное белье. Колодец был прямо у заднего крыльца. На задней стене дома висели стиральная доска и две лохани — большая для стирки и маленькая для полоскания. Для старой цинковой ванны понадобится много воды, подумала я. Вскипятив первое ведро воды в большом горшке в печи, я вылила её в лохань, затем отрезала кубик хозяйственного мыла «Фелс-Нафта» и бросила туда же.

Метки:

В 14 лет ребенок уже достаточно взрослый для самостоятельных решений, он должен уметь приготовить себе обед, разобраться со своими школьными проблемами и постоять за себя, но еще слишком мал для того, чтобы честно сказать ему, что мама больше не вернется домой, она ушла к другому мужчине.

Именно такая непростая ситуация произошла в семье Саши — главного героя повести Вадима Фролова «Что к чему». Повесть написана в 1966 году, во время «оттепели», когда стал, наконец, возможен откровенный разговор с подростком на запрещенные темы. И то, о чём с ребёнком не могли поговорить родители, было возложено на литературу.

Для современного читателя повесть, возможно, звучит наивно, а темы, озвученные Фроловым, не кажутся чем-то запрещенным или революционным. Нынешние дети и не такое знают, что им первые робкие поцелуи на кухне и новая мамина любовь...

А зря. Книга ведь очень серьёзная и неоднозначная. Ох, как хочется ругать Саниных родителей! На чем свет стоит прямо ругать! Ругать-то ругать, а кто прав, кто виноват, не знаю. Как тут понять? Есть они правые-то? Это вот я, взрослый человек понять не могу, а каково подростку, ребенку, представляете? Ему, которому с детства твердят, что надо быть честным, а сами только и делают, что врут. Эх, вы, герои, всю войну прошли, а с ребёнком поговорить боитесь...

Сильная, трогательная история о взрослении, любви и огромной душевной ране. Которую никогда не заполнить.

Случайная цитата: У нас была пластинка с этим романсом, и мама сердилась, когда отец ставил эту пластинку. Она говорила, что она не чудное мгновенье.
«Ты не мгновенье, — говорил батя, — ты — вечность».


P.S. Огромное спасибо издательству «Самокат» за переиздание таких мудрых советских книг. Вот еще бы «Современную девочку» Майи Фроловой переиздали, как раз для этой серии подошла бы.
«„Змей в Эссексе“ запросто мог быть общим детищем Чарлза Диккенса и Брэма Стокера» © Джон Бёрнсайд

Жанр романа Сары Перри определить сложно, но все же это скорее любовный роман с лёгким налётом викторианской готики.

1895 год. Молодая эмансипированная вдовушка Кора вместе с сыном и компаньонкой переезжает в Эссекс. Провинция манит Кору не только удаленностью от лондонской суеты, но и возможностью среди болот поискать каких-нибудь ископаемых. Вдовушка-то истово увлечена наукой, да и вообще не похожа на большинство женщин своего времени — не боится грязи, смотрит прямо и плюет на мнение о ней окружающих. По счастливой случайности год приезда Коры в Эссекс совпал с годом появления в водах Блэкуотера гигантского змея, наводящего страх на всю округу. Змея никто из живых толком не видел, но мертвые не врут...

Завязка романа чудо как хороша, а вот к стилю и к языку придраться можно — не удалось, к сожалению, увидеть и прочувствовать стилистику настоящего викторианского романа, то ли помешала недостаточная поэтика языка в описаниях природных красот Эссекса, коих там, к слову, не мало, то ли слабо прописанные побочные линии романа — наука, религия, медицина и жилищные проблемы бедняков. Создалось ощущение, что автору темы эти очень интересны, но вот как ловко впихнуть их в роман об эссексом змее, она не придумала.

Несмотря на это история змея, Коры и её любовных отношений удерживает внимание, хотя динамичным и увлекательным роман не назовешь. Неторопливое повествование с изящными сюжетными поворотами и добротной мистической атмосферой. Не знаю, что там насчет Диккенса, а вот Брэм Стокер, возможно, мог бы написать что-нибудь подобное, по крайней мере, родись он женщиной.

Случайная цитата: От Коры нет вестей. Он думает о ней. Порой ему мерещится, что она подкралась к нему ночью и вставила свои глаза в его глазницы, чтобы он увидел мир так, как видит она. Стоит ему теперь взглянуть на комок земли в саду, как тут же хочется его раскрошить и посмотреть, нет ли чего внутри.
«Хо-хо-хо» ©.

Если вы читали первую книгу рождественской серии Мэтта Хейга — «Мальчик, по имени Рождество», то наверняка помните рецепт счастья, работающий даже в самые темные времена, самый важный пункт в котором — «верьте».

Вера и надежда именно то, без чего не работает волшебство. А Амелия Визарт умеет надеяться лучше всех на свете! Именно благодаря её надежде стало возможно первое Рождество, когда все дети Земли впервые получили подарки от Санты (Отца Рождество, Деда Мороза и etc). Именно она — девочка, которая спасла Рождество. Но наступили темные времена, на Эльфхельм напали тролли, надежда Амелии не помогла, волшебство не сработало, и спасать нужно было не только Рождество, но и саму Амелию...

И снова теплая, милая история, с ноткой грусти, где плохое обязательно пройдёт, а хорошее восторжествует, щепотка сортирного юмора от оленя Блитцена совершенно не раздражает, а лишь умиляет и улыбает, вооружайтесь шоколадом, какао, пледом и вперед в детство, где любые чудеса возможны, стоит только поверить и закрыть глаза.

Случайная цитата: Даже если люди уходят, у нас остается память о них. И потому любовь не умирает. Мы любим, нас любят в ответ, и любовь накапливается, чтобы защищать нас всю жизнь. Любовь больше жизни, жизнь заканчивается, но любовь — нет. Она остается внутри нас. В наших сердцах.
«Всяк из нас несёт свой огонёк, свой собственный одинокий огонёк» ©.

В названии последнего романа Джона Стейнбека «Зима тревоги нашей» читатель видит прямое указание на время года — зиму, но действие романа разворачивается весной и летом 1960 года. И неудивительно, ведь название происходит из первых строк пьесы Уильяма Шекспира «Ричард III» — «Now is the winter of our discontent made glorious summer by this son [or sun] of York» («Зима тревоги нашей позади, К нам с солнцем Йорка лето возвратилось»).

Все любят деньги. К чему это скрывать? А в Америке деньги вообще вторая религия, недаром на долларе написано «In God We Trust». Так уж сложилось, что круто и быстро разбогатеть можно только бесчестным путем. Ну, или не совсем бесчестным (давайте не будем брать в расчет совсем уж преступные методы типа налётов и ограблений), но, по крайней мере, не отвечающим принципам приличного человека. И вот оно, казалось бы, все начинает сбываться, годы мучений и позора позади, но каким путём... Что происходит с душой? Почему затухает огонек? Возможно ли остаться праведным в это базарное время?

Прекрасный роман. Роман-глыба. За простейшим, казалось бы сюжетом, который понятен с первых страниц, скрывается такая лавина смыслов. Стейнбек с каждой главой бьет по струнам души с какой-то невероятной яростью, с каждым словом все более разжигая тот одинокий огонёк, призванный озарять путь.

Случайная цитата: Что за устрашающая штука человек, что за сложная система шкал, индикаторов, счётчиков, а мы умеем читать показания лишь немногих из них, да и то, может быть, неверно.

P.S. В моем издании шикарный перевод Волжиной и Калашниковой, знаю, что в «Эксклюзивной классике» выходил новый перевод Целовальниковой Дарьи и, даже, возможно, захочу их сравнить.

Метки:

Кто не знает Джорджа Мартина? Мартина, создателя «Игры Престолов», там, где Старки, зима близко, драконы, секс, кровь и все постоянно умирают. А вот Мартина-фантаста знают немногие. Тем временем, задолго до «Престолов» он писал вполне годную научную фантастику, со звездолетами, космопортами, и, внимание — СПОЙЛЕР: где главный герой остаётся жив — КОНЕЦ СПОЙЛЕРА.

«Путешествия Тафа» — цикл из семи небольших повестей, где в роли главного героя выступает таинственный персонаж, в прошлом торговец, а ныне экоинженер — Хэвиланд Таф. Абсолютно лысый, ростом два с половиной метра, вегетарианец и любитель кошек Таф путешествует по различным планетам и помогает их обитателям решать насущные проблемы с помощью биоинженерии. Не бесплатно, конечно же.

Некоторые повести являются логическим продолжением друг друга, и, да, мне очень понравился своеобразный подцикл про планету Сатлэм. В сборнике присутствуют аллюзии на библейские сюжеты, явного религиозного смысла они не несут, но Мартин от души похихикал над кое-какими догматами церкви.

Незамудренное развлекательное чтение для всех любителей космической фантастики, сдобренной хорошим здоровым юмором. Рекомендуется читать не залпом, а по одной повести, перебивая чем-нибудь другим, а то рискуете устать от слегка однообразно построенного сюжета.

Случайная цитата: Я испытываю отвращение к смерти, я нахожу энтропию ужасной, и если бы меня пригласили посмотреть на гибель вселенной, я бы наверняка сослался на занятость.

Метки:

«Крышу у человека может снести в любой момент, и не многие в состоянии этому сопротивляться». © Роберт Грейсмит «Зодиак»

Роман с обманчивой аннотацией, обещающей историю о 16-летнем подростке Дэриле Грире, в один прекрасный момент решившего сжечь своих родителей. Зачем и почему он это сделал, мы должны были узнать из книги. И узнаем. На первых 27 страницах. А дальше Феля понесло...

Мешанина коротеньких глав и персонажей, за уши притянутых к основной истории Грира, который таки еще появляется в повествовании в качестве закрутевшего бандюгая, держащего в страхе половину Америки. Основная мысль книги — «жестокость порождает жестокость», но логика проявления этой жестокости зачастую такая, что так и ждешь, что следующая глава будет от имени собаки троюродной тетушки главного героя, которую пинали в щенячестве, а она укусила соседского мальчишку, и тот стал маньяком.

Отвратительный примитивный текст (автор или переводчик тому виной?), непонятно, на какую аудиторию рассчитанный, если на 18+, что объясняет огромное количество кровавых убийств, насилия (в том числе гомосексуального), то как объяснить наличие примечаний, рассчитанных на уровень знаний 12-летних подростков и рассказывающих, что такое «равиоли», «сельва», «беретта» и «лепить горбатого» (да-да, переводчик просто жжет напалмом)?

Случайная цитата: Скоро он узнает, кто она такая эта сучка, и распишет ей во всех подробностях, как он без малейших угрызений совести прострелил башку её любовнику.
Сценарий полужизни

Очень кинематографичный роман норвежского автора, написанный в Норвегии и о Норвегии. Это скандинавская семейная сага, но что есть семья у скандинавов? Это собрание одиноких странных людей, объединенных общностью ДНК. Это чемоданы секретов и шкафы скелетов. Это молчание и долгие взгляды в пустоту...

Сплошная простыня текста затягивает в холодные воды, и лёд смыкается над головой. Стараешься выплыть, выбраться на поверхность, глотнуть воздуха, но тщетно, ты попал. А где-то над тобой голос мальчика, юноши, мужчины рассказывает историю его странной семьи. Историю, начавшуюся до его рождения, 8 мая 1945 года...

Рассказчика зовут Барнум Нильсен. Он коротышка, пьяница и не слишком удачливый сценарист. Одинокий мальчик, так и не ставший настоящим мужчиной. Мечтающий о понимании и друге, всю жизнь получающий от жизни тычки и оплеухи. У него есть старший брат — Фред. Никогда не знавший своего отца, не ожидающий от жизни подачек, боец, привыкший решать свои проблемы самостоятельно. Кто из них настоящий, а кто наполовину? Кто же полубрат?

Сложный, многогранный роман, настоящими рассказчиками в котором являются молчание, шепот и смех. Многие персонажи романа в какой-то момент перестают говорить, но в этом молчании слов больше, чем в любом самом яростном монологе. Сколько боли в молчании, сколько крика в тишине... Здесь повсюду шёпот — передает тайны в темноте, выражает страх, недоумение и горячую злобу... Сколько разновидностей смеха вы знаете? Обычный, истеричный, издевательский, равнодушный, снисходительный, радостный, искренний. В романе Кристенсена смех можно найти и потерять, а можно собрать в коробочку и подарить другу на День Рождения.

Один из лучших романов, прочитанных в 2017 году. Не отпускающий, занимающий мысли, вынимающий душу. Задающий огромное количество вопросов, ответы, на которые предстоит найти самим.

Цитата: «Неправда, что время лечит. Оно лишь превращает раны в неприглядные рубцы». ©
Помните ли вы свой первый полет на самолете? А первую самостоятельную поездку за границу? Какой она была? В какую страну? Или она вам только предстоит? Куда бы вы отправились?

Продолжение трилогии «Первая работа» Юлии Кузнецовой расскажет, какой же получилась поездка в Испанию у главной героини — Маши. Мечта об языковых курсах в Барселоне становится реальностью и начинает исполняться с первых страниц книги. Но не бывает мечты без трудностей, а трудностей без преодоления. Солнечную страну омрачает наличие высокомерной взбалмошной сокурсницы, которую совсем не интересует учёба, а лишь флирт, ночные клубы и пресловутые rebajas — скидки в модных бутиках.

И хоть эта наглющая Марина только и делает, что направо и налево эксплуатирует скромную Машу, Барселона от этого не становится хуже — Маша учится, гуляет по городу одна и в компании сокурсников из разных стран, осваивает коммуникацию с местным населением, а главное познает самостоятельную жизнь.

Вторая книга получилась легче, оно и понятно, на море дышится свободнее, а все трудности решаются почти играючи. Благодаря книге, мне удалось совершить головокружительное путешествие из морозной серой Читы в знойную яркую Барселону, а из моих тридцати, в пятнадцать ... Прекрасная история о мечте, ответственности, дружбе, уважении, способах обучения (отдельно советую эту и предыдущую книги будущим учителям) и индивидуальном подходе к каждому человеку.

Читайте и влюбляйтесь... в Испанию.

Случайная цитата: А из окна слышалась музыка утреннего города: гремели стульями официанты из «куриного кафе», дворник сметал листья платана, кричали чайки.
«Я привыкла, — подумала я, — привыкла к городу».
Война слезам не верит

Третья часть потрясающего цикла «Ленинградские сказки» Юлии Яковлевой традиционно выходит к, наверное, главному выставочному событию году — ярмарке non/fiction. И так же традиционно за возможность прочесть книгу до официального выхода спасибо издательству «Самокат».

С момента событий, происходящих во второй книге («Краденый город») прошло два года. Таня, Шурка и Бобка вырвались из блокадного Ленинграда, но вновь разлучены — Таня с тётей Верой отправляется в Бухару, а Шурка и Бобка эвакуированы в уральский город Репейск и живут у молодой девушки Луши, недавно ставшей матерью.

После тяжелой и пугающей второй части, «Жуки не плачут» кажутся глотком свежего воздуха — героев ждет короткая передышка в тылу, но расслабляться рано. И здесь война не отпускает. Как великого праздника в доме Луши ждут вестей с фронта от ушедшего на войну мужа и отца маленького Вали, братья беспокоятся о сестре, да держат оборону от местного малолетнего бандита, а тут еще какой-то сумасшедший прицепился, и снова происходит странное — таинственный некто превращает людей в животных...

События книги развиваются настолько стремительно, что даже не замечаешь, как проглатываешь её за вечер. Невозможно перестать удивляться смелости автора, решившегося на столь отчаянный шаг — создание цикла, способного показать юным читателям то, о чем обычно с детьми не говорят. Автор переводит страшную взрослую жизнь на детский язык — язык сказки. Сказки страшной, где есть смерть, трупы и голод, где человек может лишиться самого важного — надежды, а может обрести себя, силу и цель жить и бороться.

Взрослый, насыщенный текст, от которого щемит в сердце и щиплет в глазах.

Случайная цитата: Бог надоумил старика выкладывать свежеиспеченные лепешки. С того дня в разоренный войной дом вошло богатство. Дети тощие. Дети озлобленные. Дети больные. Дети вшивые. Дети, ночевавшие под кустами. Отставшие от поездов. Эвакуированные. Сбежавшие из детдома. Потерявшиеся. Такие маленькие, что не знали как их фамилия. Такие большие, что буркали «на фронте папка» и «умерла мамка», чтобы только не заплакать. Отучившиеся плакать.
Разве можно написать осмысленное начало, не зная развязки? ©.

Беллетризованная биография Артура Конан Дойля, замешанная на детективе, приправленная социальной драмой, украшенная судебным романом, изысканно приготовленная букеровским лауреатом — настоящий подарок как поклонникам шерлокианы, так и простым любителям качественной английской прозы.

Имя «Джордж» в названии появилось непросто так. Немногие знают, что сэр Артур в 1906 году заинтересовался делом Джорджа Эдалджи, несправедливо обвиненного в убийствах домашнего скота солиситора из Грейт-Уэрли. И решил сделать все возможное для восстановления честного имени Эдалджи. Дело осложнялось цветом кожи обвиняемого — наполовину парс, наполовину шотландец Эдалджи нередко становился жертвой расовых предрассудков.

Чередуя главы, Барнс довольно подробно рассказывает о жизни «своих» героев, начиная с детских лет и впечатлений. Все это подано настолько ярко и живо, как будто автор как минимум знал обоих персонажей, а то и присутствовал во время описываемых событий. И если то, что происходило в штанах и сердце сэра Артура во время поцелуя с будущей второй леди Конан Дойл вряд ли кто-то может знать, то официальные факты Барнс излагает чётко.

К сожалению, Дойл не Шерлок Холмс, а жизнь не похожа на детективный рассказ, поэтому не ждите здесь лихой разгадки, да и весь детективный сюжет в романе далеко не главное. Приготовьтесь окунуться в атмосферу Англии начала XX века, побывать на судебном процессе, посмотреть на устройство британской тюрьмы, посетить массовый спиритический сеанс и ощутить такое разное, но такое одинаковое чувство всепоглощающего одиночества.

Чудесный роман для размеренного осеннего чтения и прекрасное знакомство с Джулианом Барнсом.

Случайная цитата: В декабре того же года Холмс в связке с Мориарти нашёл свою смерть: нетерпеливая авторская рука столкнула обоих с утёса. Лондонские газеты не удостоили некрологом Чарльза Дойла, но пестрели излияниями протеста и смятения по случаю смерти вымышленного сыщика-консультанта, чья популярность стала вызывать смущение и даже неприязнь у его создателя. Артуру казалось, что мир сошёл с ума: отец его лежит в сырой земле, жене вынесен смертный приговор, а всякие хлыщи из Сити носят на шляпах чёрные креповые ленточки в знак траура по Шерлоку Холмсу.
«Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война». ©


В романе Дмитрия Быкова война еще не началась. Но её ждут. Её ощущают. Её предвещают. Кто-то ждёт её как катастрофу, которая всё уничтожит, кто-то как нечто такое, что всё спишет, всё разрешит, всех сплотит, как необходимость... Вестниками войны у Быкова становятся люди-слова, так или иначе связавшие жизнь с писательством. Три части, каждая из которых значительно короче предыдущей, три главных героя, каждый из которых значительно старше предыдущего и один связующий герой — эрзац-Быков.

«Июнь» — роман очень сложный, хотя поначалу таковым не кажется. Первая часть читается как довольно заурядный, хоть и очень увлекательный роман-взросления про молодого поэта Мишу, отчисленного из литературного института за, а впрочем, не важно за что. В этой части много эротических сцен и ожидание войны-очищения, после которой начнется новая жизнь. Вторая уже создает более глубокую проблематику, но и читается в разы утомительнее — стареющий 37-летний журналист, Сталинские репрессии, доносы, метания и муки совести. Страшное время крушения надежд и создания новых людей, готовых к войне. Третья часть, самая крошечная, 50 страниц, не тянет даже на повесть. Фантастический (а может и нет) рассказ о пожилом писателе, возомнившем себя сверх. Силой литературного слова он может воздействовать на сильных мира сего и вершить историю. Сначала он войны не хочет, потом (после подписания пакта и создания союза с Германией) хочет и всячески подталкивает, а потом... понимает, но слишком поздно.

Читатель знает дату, читатель знает время, герои могут только ждать. Роман-ожидание, к которому у меня только одна претензия — не везде идеально выписана стилистика советского романа, периодически приходилось сверять часы и напоминать себе какой год на читаемой странице.

Сложно, сентиментально, философски глубоко. Подозреваю, что с первого прочтения всех смыслов не уловить, диагноз — перечитать через пару лет.

Случайная цитата: Никто не говорил, и репродуктор тоже ничего не говорил, вообще не было ничего, кроме музыки; но он догадался.
Дни нашей жизни

«Стоунер» Джона Уильямса был написан в 1965 году и мог бы стать классическим американским университетским романом. Но не стал. Бестселлером его совершенно неожиданно сделала Анна Гавальда, выполнившая французский перевод, в Париже переиздание вышло с её словами на обложке — «Стоунер — это я».

На самом деле, в «Стоунере» нет ничего примечательного. Причем, как в романе, так и в главном герое — Уильяме Стоунере. По большому счету, это простой, но очень хорошо написанный роман о жизни. Кроме жизни тут, собственно, абсолютно ничего не происходит. Герой родился, учился, женился, работал, влюбился, работал, умер. Среднестатистическая жизнь. Как у нас с вами. Только без интернета. А так... Мужик тоже книжки любил читать. Даже литературу преподавать пошёл. А жил вроде как и незачем. С другой стороны, а мы зачем живём?

Да, Стоунер это определенно все мы. Обычный серый человек, на жизнь и судьбу которого всем, в общем-то, наплевать. Нет, читать интересно, увлекательно даже, примеряешь все на себя, думаешь, нет, ну вот я бы, я бы... А что я? Так бы и прожил. Еще хуже даже. И книжку бы про меня ни за что не написали.

Глупая, никчемная, одна-единственная — наша жизнь.

Случайная цитата: Иногда на него, погруженного в книги, накатывало сознание, что он почти ничего не знает, почти ничего не читал; и путь к желанному покою преграждала мысль, что у него слишком мало времени в жизни на все это чтение и на всю эту учебу.

Метки:

«Every woman is a witch...» ©.

Детская страшилка от любимого сказочника — лучший рецепт отличного Хэллоуина!

«Ведьмы» — настоящий триллер, который мог бы поспорить с некоторыми взрослыми историями. Норвежская бабушка главного героя (кстати, кто не знает Роальд Даль тоже норвежец, хоть и родился в Англии) все-все знает о ведьмах, и конечно же, делится своей мудростью с внуком, рассказывая как их отличить от обычных женщин, ведь с ходу этого и не скажешь — ведьмы так давно живут среди людей, что научились идеально маскироваться. Больше всего ведьм водится в Англии и именно там нашему мальчику и его бабушке волею трагических обстоятельств приходится жить. Главному герою суждено попасть на главное собрание ведьм и узнать их коварный план по уничтожению всех детей Британии!

Ох, не ждите лёгкой прогулочки со сладеньким хэппи-эндом — все будет жестко, страшно и мурашковыбивательно. Умеет Даль написать так, что даже самый взрослый скептик заозирается в поисках настоящей ведьмы, невольно примеряя к ней приметы из книжки, и не говорите, что никогда не думали, глядя на какую-нибудь препротивную тётеньку — эта уж точно ведьма!

А самое действенное оружие против ведьм знаете? Конечно же это любовь! Как бы не старались мерзкие ведьмы во главе с Величайшей Самой Главной Ведьмой насолить нашему мальчишке, но любящее сердце бабушки поможет с честью вынести все невзгоды.

Случайная цитата: Ведьма — она всегда женщина.
Ничего плохого про женщин я сказать не хочу. В большинстве своем они прелестны. Но факт остается фактом: все ведьмы — женщины. Никто никогда не видывал ведьму-мужчину.


P.S. Есть отличная британская экранизация 1990 года.
IT-порно второй свежести

«iPhuck 10» типа об актуальном — садовая корпорация только-только выпустила на рынок десятый сорт яблок и на обложке новой нетленки Пелевина очень тонко и почти случайно замаячила та же цифра. Вот только какая бы цифра не стояла на обложке, а все равно Виктор Олегович опоздал, лет эдак на 50. Все это уже было и ни искусственными интеллектами, ни сексом с фак-машинками даже среднюю домохозяйку сейчас не удивишь.

Главный герой романа полицейский алгоритм-писатель с именем из русской литературы XIX века — Порфирий Петрович. Не теряя времени даром по ходу расследования преступлений, он пописывает средней руки детективчики на их основе. Вот только в этот раз труп ему не дали, а сдали в аренду авангардной исскуствоведке Марухе Чо.

«iPhuck 10» не фантастика, а скорее гротескная проекция нашего мира на мир будущего. Все, что у нас уже есть только еще более утрировано. Европа занята Халифатом, в России снова монархия, о сексе здесь больше говорят, чем занимаются, а если и занимаются, то только со своими любимыми гаджетами, а дети появляются из пробирки. Достаточно посмотреть наши обычные новости, чтобы самим миллион подобных идей наваять.

Даже не читая всех романов Пелевина можно заметить, что он вынужден выпускать каждый год по книге. С такими темпами вряд ли получится уже что-то хоть отдаленно напоминающее «Чапаева и Пустоту». Теперь это, к сожалению, часто, дорого и никак. «iPhuck 10» не хочется ругать, в нет ничего ужасного, хотя красная лондонская будка и значок 18+ соседствуют на обложке совсем неспроста — стоит быть готовым к довольно таки откровенным сексуальным сценам, причем далеко не всегда традиционным. «iPhuck 10» не хочется хвалить — в нем есть несколько удачных шуток и отголоски фирменного Пелевинского стиля, но не более того.

Ну, ой. И что?

Случайная цитата: — ...голова — действительно филиал кинотеатра, а у нормального читателя это именно голова. Читатель размышляет, пока читает. Испытывает множество переживаний, которые сложно даже классифицировать. В России всегда читали именно для этого, а не затем, чтобы следить за перемещениями какого-то «крепко сбитого характера» по выдуманному паркету... Кому вообще нужны эти симуляции, тут и настоящие люди никому не интересны.
Книга-тетрадь «НЕ/Справедливость» художницы Ники Дубровской открывает новую серию издательства «Самокат» — «Антропология для подростков». Серию наполнят книги, в которых автор будет задавать вопросы, но не отвечать на них. Найти ответы предлагается читателям, для этого после каждого вопроса в книге оставлено пустое место, бояться писать не нужно — здесь не может быть неправильных ответов.

Каждый из нас постоянно сталкивается с несправедливостью — в повседневной жизни, новостях, рассказах друзей. Но почему одни из нас пытаются что-то изменить, а другие просто молчат? Правильно ли молчать? Если нет, то, как заставить других обратить внимание на происходящее? Может ли что-то изменить обычный человек?

В «НЕ/Справедливости» собраны все самые известные случаи борьбы с несправедливостью в разные времена — декабристы, Анджела Дэвис, Мартин Лютер Кинг, мамаша Джонс, народники, Эдвард Сноуден, школьники Сан-Паулу, оккупировавшие школы, чтобы их сохранить и многие другие. Что есть несправедливость, а что нет? Решать и думать вам! Причем, не только детям, но и взрослым. Уверена, не все из нас знают четкий ответ на этот вопрос, и не каждый гражданский акт из книги Дубровской всем известен. А знать и иметь четкую позицию по этому вопросу — прямая обязанность каждого гражданина.



Крутая, опасная и очень нужная книга. Книга, которую хочется вручить каждому жителю Земли. Вручить и попросить ПОДУМАТЬ. Возможно, если каждый живущий на Земле ребенок с детства научиться остро реагировать на всякую творящуюся несправедливость и отличать ее, наш мир станет гораздо лучше.

Случайная цитата: Восставшие Новочеркасска были уверены в справедливости своих требований. Советское государство утверждало, что представляет интересы рабочих и крестьян, обещало всем равные права и социальную защиту. Об этом говорили по телевизору, писали в газетах, учили в школах. Однако реальность отличалась от деклараций. Есть ли возможность знать наверняка, что правда, а что ложь, в декларациях властей?

Мария Ботева уже известна читателям по двум замечательным книгам, вышедшим в издательстве «Компас-гид» — «Мороженое в вафельных стаканчиках» и «Ты идешь по ковру». Обе книги никак нельзя назвать обычными представителями подростковой литературы, скорее это некий постмодернизм для детей, где милейшие и чудаковатые герои творят хэппенинг в своей отдельно взятой вселенной. Вот и в повести-сказке «Маяк — смотри!» не найти обычных героев и логичного сюжета, но тепла и любви на душу выдают килограммами.

Маяк стоит у Северного моря. Там живет рыжий Эдвин и его дочь — рыжая Эльза. Там, в комнате Эльзы стоит огромная кровать на всю комнату и в ногах спит ручной волк Кулик-Сорока. Там бушуют волны, и оттуда однажды Эдвину приходится уплыть, оставив дочку с волком одних.

Если вы хотите познакомиться с самым необычным рыжим семейством, проплыть по Северному морю на говорящем корабле, узнать что такое зов вареной картошки и увидеть настоящие штормомыльные пузыри, скорее ныряйте в книжку, прихватив с собой охочего до приключений ребенка и мешок хорошего настроения.

Случайная цитата: Всю жизнь Эльзе хотелось чего-то такого... Даже и не сказать обычными словами, такого чего-нибудь... Волшебного, что ли. Ну, в самом деле, почему всё должно быть обыкновенным? Сосны — обыкновенные, маяк — обычный такой маяк, как у всех. Море — ну и что, море как море: когда штиль, когда волны. Немного странным был волк Кулик-Сорока, но кто докажет, что он необычный? Обычных-то Эльза и не видела. Так что и он тоже — самый простой волк.
«Если бы Америка была советской, она была бы раем» ©. из письма читателя.

Два замечательных советских писателя Илья Ильф и Евгений Петров в 1935 году совершили путешествие в Америку. Да не просто сгоняли посмотреть и ограничились одним городом, нет, они проехали через всю Америку с востока на запад и обратно на форде «благородного мышиного цвета», заглянув в огромное количество больших и малых городов в поисках той самой, настоящей Америки. Небоскрёбы Нью-Йорка, парки Чикаго, нефтяные вышки Оклахомы и холмы Сан-Франциско, но больше того бесчисленные малюсенькие американские Санкт-Петербурги, Афины, Варшавы и Спрингфилды — провинциальные городки одноэтажной Америки.

В первую очередь, хочется отметить — это именно советский взгляд на капиталистическую Америку. Многие ругают авторов за пропаганду социализма, но, помилуйте, господа-товарищи, разве можно было в 1937 году (год издания книги) выпустить книгу, в которой бы не было агитации и пропаганды, а лишь одно восхищение капиталистическим Западом? Как вы думаете, чем бы окончилась такая дерзость для семьи еврея Ильфа? Так что, рукоплещу авторам за то, как они тонко сумели выдержать книгу в идеологически правильном тоне, так что смогли обмануть не только цензуру, но и читателей нашего времени.

По Америке сатирики передвигались не одни, с ними путешествовали замечательные провожатые — мистер и миссис Адамс. У каждого из них свой талант — мистер Адамс неподражаемый знаток Америки, а миссис Адамс — невозмутимый и мужественный драйвер. Удивительное дело, Америка, развернувшаяся перед глазами Ильфа и Петрова, практически ни чем не отличается от нашего представления о нынешней Америке. Те же прекрасные дороги, фантастический американский сервис, однотипные тупые фильмы, фастфуды, мотели, симпатичные белые домики и одинаковые провинциальные городки. Что-то соавторов приводит в восторг, что-то они осуждают. И тут есть от чего загрустить, ведь все то, что действительно достойно осуждения уже давно и прочно стало частью российской действительности, а вот то, что восхитило сатириков и по сей день остается недоступной забугорной мечтой...

Увлекательный трэвел-бук все в том же фирменном ироничном стиле Ильфа и Петрова, который вряд ли способен открыть Америку и чем-то удивить современного читателя, но приятную поездку с умными людьми гарантирует.

Случайная цитата: В парикмахерской на Мичиган-авеню, где мы стриглись, один мастер был серб, другой — испанец, третий — словак, а четвертый — еврей, родившийся в Иерусалиме. Обедали мы в польском ресторане, где подавала немка. Человек, у которого мы на улице спросили дорогу, не знал английского языка. Это был грек, недавно прибывший сюда, прямо к черту в пекло, с Пелопоннесского полуострова. У него были скорбные черные глаза философа в изгнании. В кинематографе мы внезапно услышали в темноте громко произнесенную фразу: «Маня, я же тебе говорил, что на этот пикчер не надо было ходить».
— Вот, вот, мистеры, — говорил Адамс, — вы находитесь в самой настоящей Америке.
«Школьные годы
Чудесные,
С дружбою, с книгою,
С песнею,
Как они быстро летят!
Их не воротишь назад» ©.

Согласиться со словами этой песни можно только, закончив школу. Во время обучения мало кто думает о школе как о чудесном месте, где быстро летит время. Вот и герой книги Джеймса Паттерсона и Криса Теббетса готов опровергнуть эту идеалистическую картину.

Рейф Катчадориан переходит в среднюю школу. В Америке — второй этап школьного образования, включающий в себя обучение в шестом-восьмом классах. Жизнь подростка и так и не сахар, а уж с переходом в новую школу сопряжено появление огромного количества новых проблем. Новые одноклассники, среди них есть не очень-то приятные личности, новые учителя и новые школьные правила. Для того чтобы хоть как-то пережить эти нелегкие годы и дать отпор главному хулигану-верзиле Миллеру-киллеру Рейф и его друг Лео придумывают опасную игру «Долой все правила!». За год Рейфу предстоит нарушить все правила из Устава школы и игра начинается с первого учебного дня.

Наверняка многие родители и другие приверженцы ортодоксально-строгих правил будут в шоке от хулиганского поведения героя и его сленговых словечек, но всем им очень хочется утереть нос и попросить вспомнить себя в 12 лет, неужели вы сразу родились занудными яжмамами и учителями? Ведь и мы придумывали прозвища учителям, называли школу тюрьмой, сбегали с уроков и мечтали, чтоб училка не пришла. И это не значит, что мы были плохими детьми. Вот и Рейф на самом деле вовсе не хулиган, а обаятельный, остроумный и очень добрый парнишка, в жизни у которого не все гладко. Помимо этой ужасной школы, на него внезапно свалилась первая любовь, а дома поселился отвратительный отчим.

Идеальная книга для поднятия настроения, с которой можно приятно провести несколько часов, погрустить, посмеяться и вспомнить свои школьные годы «чудесные». Иллюстрации-скетчи Лоры Парк шикарно дополняют книгу, по которой, в 2016 году вышел художественный фильм с одноименным названием.

Случайная цитата: В общем, встречайте и все такое. Для любителей чтения, а также для тех, кому потом придется записывать книгу в читательский дневник, сообщаю, что это — правдивая повесть о моей жизни и о кошмарных годах, что я провел в средней школе. Если меня читают младшеклассники, это ничего — скоро все сами испытают.

Метки:

Календарь

Январь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com