?

Log in

No account? Create an account
«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» ©.

Казалось бы, ну какое тебе дело до семьи каких-то Ивановых, если ты Петров (Сидоров, Семёнов, и т.д)? А вот, поди ж ты, затягивает. Да ещё и так, что к концу книги создается полный эффект присутствия на похоронах родной бабушки.

«Жили-были старик со старухой» Елены Катишонок — первая книга большой семейной истории четырёх поколений Ивановых. Жили старик со старухой, как водится, у самого синего моря, в Отзейском краю (примерно территория нынешней Прибалтики). Жили долго и, нет, не всегда счастливо, разное случалось — шутка ли прожить вместе пятьдесят лет и три года, став свидетелями двух мировых войн и одной революции. Рождались, умирали, вырастали дети, менялась власть, шли годы, текла жизнь...

Несмотря на название, сказки здесь не будет. Это достаточно подробное жизнеописание обычной семьи, с большим количеством бытовых мелочей и межличностных отношений. Катишонок пишет так, что каждое её словосочетание хочется, как подорожник приложить к измученной социальными сетями душе. Совершенно невозможно поверить, что книга впервые была издана в 2009 году, в этих старорусских словах, так странно звучавших для современного уха, слышится напев молитвы, перезвон колоколов, музыка ветра, журчание горного ручья. Эти слова отражаются в русской душе настоящим счастьем.

Случайная цитата: Если больше не суждено обнять человека, припасть к родному теплу, отвести упавшие на лоб волосы, остаётся холм земли. Убрать осторожно сухой лист с могилы, словно пушинку снять с плеча. Еловыми ветками потеплей укутать холмик, чтобы не промерзла рассада. Переломать свяченую пасху в Великое Воскресение и оставить щедрую россыпь ярких шафранных крошек; не надо и говорить ничего, благодарные воробьи доскажут. А то простой букет поставить в банку с водой — не в изголовье, нет: в головах. Холм земли, к которому можно — припасть, как припадут когда-нибудь дети к нашим могилам.
«Свечи запалены с обоих концов,
Мертвые хоронят своих мертвецов» ©.


Каждый из нас больше всего на свете боится смерти. Нет, не своей. Но и не чужой. Смерти самых близких нам людей. Тех, без которых не представляешь свою жизнь. Тех, которые и есть жизнь.

Новая книга Олли Вингет это концентрированный страх. Главная героиня, москвичка чуть за двадцать Ульяна переживает трагическую гибель близкого человека. Это происшествие открывает девушке знание о притаившейся в ней способности видеть смерть в чужих глазах. Отдалившись от родных и друзей, Уля скромно живет в съемных коммуналках, пока не встречает загадочного старика, предлагающего ей сыграть в странную игру...

Российский магический реализм происходит на фоне заплеванных подъездов, серой промзоны, обшарпанных коммуналок и вечного ноября. Добрые волшебники явно не выживут в наших микрорайонах.

Конечно, это не young adult, но книга для молодых сердцем. Для тех, кто еще готов пропустить через себя чужую историю, не коря героиню за неправильные или нелогичные поступки. Пафоса в книге, как и в первой истории автора (дилогия «После огня»), много. Но нельзя сказать, что это плохо. Тут это скорее своеобразные правила игры и жанра, которые вы либо принимаете, либо нет. Ещё по первым книгам было понятно, что Олли Вингет определенно владеет мастерством поддержания пауз и расстановки правильных акцентов. «Там, где цветёт полынь» бьёт. Бьёт наотмашь прямо по болевым точкам, заставляя рассыпаться на части и с трудом собираться вновь.

Пожалуй, единственный минус, за который можно поругать автора — затянутость. Когда тебе уже физически больно и хочется поскорее заглянуть за туман, Олли Вингет медлит. С одной стороны это, конечно продлевает минуты близости с полюбившимися героями, с другой — навевает тоску и вгоняет в сон прямо посреди полынного поля.

Радует, что даже в сериях, которые принято считать несерьезными, можно встретить талантливых авторов и книги, лишний раз напоминающие — чаще обнимайте близких, любой момент может стать последним.

Случайная цитата: Просто мне хочется, чтобы ты поняла: в жизни вообще много всякого говна — ни вычерпать его, ни пройти не испачкавшись.
Книги Марии Ботевой давно и прочно завоевали моё сердце, и выхода каждой новой книги я жду с особым трепетом. В этот раз автор порадовала очень уютной семейной историей, в которой нашлось место и героическим подвигам и простым житейским радостям и неудачам.

В большой и дружной семье Казанцевых четверо детей — Глеб, Света, Васька и совсем маленький Сашка. Рассказчиком в книге выступает двенадцатилетняя Света, именно от неё мы узнаем о том, что Казанцевы вынуждены переселиться из старого деревянного дома (с чердаком!), предназначенного на снос, в новый 16-этажный по соседству. При переезде на чердаке обнаруживается ящик со старыми фотографиями и документами, из которых семья узнает, что двоюродный прадедушка ребят — герой, первым водрузивший знамя на Рейхстаг.

История героя не придумана. Изменив имя и фамилию, Мария Ботева рассказывает о подвиге Григория Булатова. Как получилось, что весь мир знает других знаменосцев победы и что случилось с Григорием Булатовым можно узнать, прочитав авторское послесловие.

«Сад имени т.с» замечательным образом сочетает в себе приметы новейшего времени и традиции лучших советских подростковых повестей. Очень хочется верить, что современные подростки действительно могут быть такими (и есть, я надеюсь), какими их рисует Мария Ботева — не зацикленными на себе и социальных сетях, а добрыми, отзывчивыми, честными и высокоморальными.

Случайная цитата: Люблю, когда мы все куда-то едем. Особенно хорошо бывает, если надо ехать далеко, долго. Сидишь, смотришь в окно, несешься себе на скорости, а прямо рядом с дорогой — леса с деревьями и поля с цветами или хлебом, а над землёй — облака, солнце шпарит вовсю. А нам хорошо, не жарко, мы в машине — едем к Ваське повидаться, в его детском лагере сегодня родительский день.
«Издалека долго течет река Волга...» ©

Мощная, чистая проза о человеческих судьбах, объединенных одной рекой. Основательный рассказ о немцах Поволжья, в центре которого обычный учитель немецкого языка в школе Гнаденталя, немецкой колонии на Волге. Повествование затрагивает достаточно большой период времени — с 1918 по 1938 год.

История всегда пишется кровью. А история молодой Советской России и подавно. Жизнь главного героя проходит на удаленном хуторе, в стороне от главных страстей и потрясений. Хотя, свидетелем (а в некотором роде и не только) страшных событий ему стать придётся.

Роман «Дети мои» получает трагическое звучание не только и не столько из-за исторических событий, окружающих главного героя. Подобная жизненная драма может произойти в любое время и на любом континенте. Это трагедия маленького человека, живущего в постоянном страхе потери. Потери такой же неизбежной как наступление завтрашнего дня.

Здесь почти нет диалогов, но история льётся настолько легко и живо, что заскучать, почти не успеваешь. Разве что на страницах с Советским Волан-де-Мортом — Сталиным. Ни разу не названный по имени он крадёт драгоценные страницы удивительного повествования, нагло вторгаясь прямо посреди тревожных сцен!

Гузель Яхина — настоящая кудесница слова, способная одним лишь предложением заставить читателя броситься в холодные воды Волги, дабы впустить в себя тайны, хранимые великой равнодушной рекой...

Случайная цитата: Здесь, внутри старого дома с запертыми ставнями, наполненного уютной темнотой, печным теплом, запахом яблок и дыханием любимого ребёнка, было хорошо. Этот дом плыл кораблём — по поляне, по лесу и саду, по Волге, по миру — и более Бах не собирался сходить с этого корабля. Берега ему стали не нужны.
Тайная жизнь пчёл

Новаторский роман «Улей» испанского писателя Камило Хосе Селы впервые увидел свет в далеком 1951 году, в Аргентине, о том, чтобы издать подобную книгу в тоталитарной в те годы Испании, не могло быть и речи. Камило Хосе Села не слишком известен в нашей стране, а ведь он один из крупнейших испанских писателей, обладатель множества премий, в том числе Нобелевской премии по литературе 1989 года.

Около 160 персонажей на страницах романа влюбляются, голодают, пьют, разговаривают, выясняют отношения, занимаются любовью, пишут стихи, гуляют, одалживают деньги, теряют деньги, находят деньги, предаются раздумьям, сплетничают и умирают, а на все это равнодушно взирает город. Мадрид 1942 года. Основной сюжет романа — отсутствие сюжета. Персонажи появляются и исчезают, прерванный разговор возобновляется через энное количество страниц, запомнить жизненные перипетии всех персонажей крайне сложно (но можно), да и нужно ли запоминать? Ведь можно просто наслаждаться гениальным текстом, жонглированием персонажей, восхищаясь тем, как тонко и умело автор дергает за нужные ниточки, заставляя своих персонажей плясать под его дудку.

Если вы любите разглядывать людскую жизнь под микроскопом, не боитесь порой отталкивающего реализма настоящей жизни, не прочь узнать, чем жила испанская столица в 1942 году и вам нравится небанальная качественная проза — вам сюда.

Случайная цитата: Утро мало-помалу надвигается, червем проползая по сердцам мужчин и женщин большого города, ласково стучась в только что раскрывшиеся глаза, в эти глаза, которым никогда не увидеть новых горизонтов, новых пейзажей, новых декораций... Но утро, это вечно повторяющееся утро все же не отказывает себе в удовольствии позабавиться, изменяя облик города — этой могилы, этой ярмарки удачи, этого улья...
«Известно же: хорошо там, где нас нет. А Тува, маленький уютный Кызыл — страна моего детства и юности, и меня там нет. Я здесь, в Москве...» ©.

Я никогда не была в Туве, но мне ничего не стоит закрыть глаза и увидеть её невероятную природу — величественный Енисей, чистые озера, просторные степи, древние Саяны и густая тайга. Что это? Богатое воображение или генетическая память? Мой папа родом из Красноярского края, соседнего с Тувой региона и в детстве много времени проводил в Туве. Чем старше я становлюсь, тем больше меня манят и интересуют эти края.

Роман Сенчин родился в Кызыле, столице Тувы. Волею судеб сейчас он живет в Москве, но детство, как известно, неизлечимо, Тува находит отражение практически во всех произведениях писателя. В 2012 году издательство «Ад Маргинем» выпустило вот эту крошечную брошюрку, 120 страниц, небольшой очерк Сенчина о малой Родине. Для каждого из нас место, где мы родились, провели детство разлито по венам, неразрывно связано с личной жизненной историей...

Не стоит искать в «Туве» Сенчина исчерпывающей информации о регионе, хотя интереснейших фактов для такого объема немало. Это скорее то, что автор хотел бы рассказать новым знакомым о месте, где прошла значительная часть его жизни. Историческая справка здесь перемешана с личными воспоминаниями и рассказом о родственниках Сенчина.

Загадочный, неведомый, труднодосягаемый край. Деревни староверов, живущие по своим правилам, тувинские шаманы и ламы. Как уживалось коренное население с русскими переселенцами и чем сейчас живут староверы Тувы? Сенчин рассказывает увлекательно и просто.

Горько было закрывать последнюю страницу книги. Тува живет. Но как долго осталось её невероятным красотам? В наш хищнический век, когда одно из главных богатств нашей Родины — лес отправляется целыми составами на Восток. Плачет наша страна, во всех регионах плачет. И зовет своих детей домой.

Случайная цитата: Давно я уже не рыбачил на реке, не ловил не то что хариуса, но даже и пескаря. У родителей в деревне есть пруд с карасями, но это скучноватая ловля, как и сам карась — скучноватая рыба. Хариусов, ленков покупаю на рынке в Минусинске. И когда за ужином едим эту покупную рыбу, с грустью, но грустью сладковатой, вспоминаем наши давние рыбалки, забавные случаи (например, как приехали на речку Элегест большой компанией, мама забросила первой и тут же вытащила крупного хариуса, а потом сколько ни бросали, не меняли снасти, ни у кого ничего не поймалось); вспоминаем поездки по Туве, поля, красные от клубники, голубые от ягод кусты жимолости, ведра напоминающей икру брусники, грибы в кадках... Тянет в Туву.
И тут, со злобой в голосе, она сказала:
— Куда, черт подери, ты подевался?
Немного помедлив, он ответил:
— То же самое я хотел бы спросить у тебя ©.


Потерять попутчика в чужой стране? В страшном сне не приснится. Бывшие влюбленные Ричард и Фрэнсис потеряли друг друга в Судане, посреди Нубийской пустыни. Только спустя четыре года судьба устраивает им неожиданную встречу в ночном поезде Рим — Инсбрук. Что же произошло в Африке? Кто был виноват в расставании? И были ли вообще виноватые? Почему четыре года не удавалось друг друга найти? Только откровенный разговор способен расставить точки над «i».

На первый взгляд, «Ночной поезд в Инсбрук» — это обычная история любви, сдобренная хорошей интригой. Но, как раз любовная составляющая истории очень слаба. Безумно влюбленные люди за четыре года перевернули бы весь земной шар. А тут, чёткое ощущение, что не очень-то и хотелось. Но, как трэвел-бук история вполне неплоха. Очень интересно и ярко нарисована Африка, которую мы увидим не глазами массового туриста, отправившегося туда по путёвке «все включено», а глазами тех, кто привык путешествовать налегке и без гида. Суровая часть света, не прощающая ошибок. Читать о ней дома, где всегда под рукой стакан чистой воды одно, поехать в Африку — другое. Роман укрепил меня в чётком нежелании когда-нибудь там оказаться.

Если вы любите загадки, путешествия и открытые финалы — смело читайте книгу. Однако будьте готовы к таким неоднозначным стилевым (переводческим?) решениям: «поезд плавно скользил по ночной Италии, черной и невыразительной, как носок изнутри».
«Сердце у него упало, потому что он понял: какое бы правительство ни пришло к власти, он всегда будет против» ©.

Если на Земле прекратятся все войны, совсем не обязательно, что наступят счастливые времена, а вот то, что со временем человечеству придётся столкнуться с проблемой перенаселения, это всенепременно. Тотальный контроль рождаемости, пропаганда гомосексуальных отношений — главные сдерживатели безудержного роста населения. Но долго такая ситуация продолжаться не может, тем более что скоро история совершит очередной виток. Невероятно красочно Бёрджесс рисует, как быстро люди готовы подстраиваться под любые изменившиеся обстоятельства — переодеваются мундиры, переименовываются министерства, а один и тот же монумент (за небольшим изменением) может иметь совершенно разные значения.

Построить идеальный мир можно. Но сначала оттуда придётся убрать людей.

Отличный, насыщенный роман в лучших традициях жанра антиутопии, с пугающе узнаваемыми ситуациями и едким сарказмом. Написан в 1962 году, но актуальным будет долго.

Случайная цитата: — Сдается, все мы каннибалы, — отозвался Тристрам.
— Да, но, черт бы все побрал, мы в Эйлсбери хотя бы цивилизованные каннибалы. Есть из консервной банки — это совсем другое дело.
— Ну, что же теперь, а? ©.

В центре знаменитого произведения, ставшего классикой современной литературы, стоит насилие, которому, по мнению главного героя, подвержены люди определенной возрастной группы — так называемые «надцатые», те, кому от тринадцати до девятнадцати. На мой взгляд, подростки подвержены не столько насилию, сколько моде на него и влиянию на молодые умы враждебной среды, провоцирующей насилие — вспомним, наиболее близкий российскому читателю пример, когда в 90-е годы прошлого века malltshiki, модно прикинувшись и пошевелив mozgoi, отправлялись убить вечер и устроить dratsing, krasting и тому подобный kal.

Антиутопия Бёрджесса написана в 1962 году, но, как и подобает правильной антиутопии, будет актуальна еще не один десяток лет. Можно долго рассуждать о скрытых смыслах и спорить о том, что хотел сказать автор, описывая цвет занавесок в комнате главного героя, но зачем? Лучше один раз прочитать книгу, чем в тысячный раз о книге.

После прочтения впервые посмотрела культовую экранизацию Кубрика. И это было очень круто, чёрт возьми. Кстати, Кубрик, приступая к работе над фильмом, не был знаком с оригинальным финалом. На руках у него было лишь американское издание романа, в котором полностью отсутствовала последняя глава. Тем самым, у романа и экранизации значительно смещены акценты, что позволяет зрителю и читателю самому определить, какой вариант больше устраивает его. Меня больше бы устроил третий, средний вариант, но, за неимением оного, склоняюсь к книжному.

Случайная цитата: Восемнадцать — это совсем немало. В восемнадцать лет у Вольфганга Амадеуса уже написаны были концерты, симфонии, оперы, оратории и всякий прочий kal... хотя нет, не kal, а божественная музыка.

P.S. А теперь — читать «Семя желания», да.
«Вы действительно хотите удалить эту запись? Да» ©.

А вы когда-нибудь вели сетевой дневник? Я — да. Первым был дневничок, о котором почти никто не знал, вела я его diary.ru (кто-нибудь еще помнит этот сервис?), а уже потом завелся этот ЖЖ, поначалу совсем не планировавший становится книжным блогом, а бывший обычным дневником, хранившим мои печали и радости (сейчас почти все старые записи либо удалены, либо скрыты).

Вера — главная героиня повести «Удалить эту запись?» Ларисы Романовской тоже ведет дневник, мы не узнаем на каком сервисе, да это и не важно. Она не любит английский, переживает из-за предстоящего ГИА, хочет айфон, дружит с Лилькой, обожает свою собаку, периодически ругается с мамой и любит читать фанфики по любимому сериалу. Вере четырнадцать и она самая обычная девчонка.

Лариса Романовская пишет так, как и должны быть написаны подростковые книги. Не академически правильным литературным языком, а языком современного подростка. Да, безграмотно, да, наполнено жаргонизмами, но кто из нас, уважаемые взрослые, в четырнадцать лет писал как Лев Толстой? Этот дневник Вера ведет один год, учась в девятом классе. За этот год ей предстоит многое узнать, повзрослеть и очень измениться.

По-настоящему живая повесть и отличная возможность заглянуть во внутренний мир подростков XXI века. Хочется рекомендовать абсолютно всем, но особенно почему-то адекватным взрослым, которые не бояться «молодёжного» языка и хотят лучше узнать его носителей.

Случайная цитата: Мам спросила, куда я хочу на НГ в полночь — в парк Горького или на ВДНХ? Я не знаю. Вообще, когда на Новый Год снега нет, никуда не хочется. Или в такое место, где не видно, что у нас тут шестьдесят первое ноября.

Р.S. Вы действительно хотите удалить эту запись? Нет.
«Мы согреваем сверху птичьи гнёзда,
Баюкаем детей в полночный час,
Вам кажется, что в небе светят звёзды,
А то мы с небес глядим на вас.
Мы вовсе не тени безмолвные,
Мы ветер и крик журавлей.
Погибшие в небе за Родину
Становятся небом над ней» ©. Песня из к/ф «В небе ночные ведьмы», слова Е. Евтушенко
.

Евгению Рудневу — студентку московского мехмата, штурмана 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, гвардии старшего лейтенанта, Героя Советского Союза, боевые подруги ласково называли «звездочётом» за её любовь к астрономии и работу во Всесоюзном астрономо-геодезическом обществе, после гибели Рудневой на бомбах, сбрасываемых на врага, вооруженцы писали: «За Женю!». Ей было всего 23 года.

В книге «Пока стучит сердце», выпущенной издательством «РИПОЛ классик» к 70-летию победы, представлены Женины дневники, письма родным и близким, фотографии, документы и воспоминания о Жене девушек-однополчан. Составителем книги выступила Ирина Ракобольская — начальник штаба 46-го женского авиационного бомбардировочного полка.

Немцы прозвали лётчиц этого полка «ночными ведьмами», девушки по праву гордились этим «званием», несмотря на то, что летали они на переоборудованных под лёгкие бомбардировщики учебных деревянных самолетах У-2, урон врагу девчонки наносили серьёзный.

Дневники Рудневой охватывают довольно большой промежуток времени — с 1934-го по 1944-ый год, что позволяет увидеть не только быт и подвиги «ночных ведьм», но и узнать чем жило до войны поколение тех, кому суждено было встать на защиту Родины. Насколько же серьёзнее и взрослее нас были эти ребята! Женя всю себя отдавала учёбе, хотела знать как можно больше. Она много читала и даже на войне, между боевыми вылетами не бросала книгу. Тогда, когда на сон порой оставалось не больше двух-трёх часов, она умудрялась найти время на Олдингтона. Женя очень любила жизнь, всем сердцем верила в победу и мечтала о ребёнке.

Евгения Руднева погибла в ночь на 9 апреля 1944 года в Крымском небе. Её именем названа Малая планета — 1907 (Руднева). Страстно любившая небо, она осталась в нём навсегда.

P.S. Читая эту книгу, стоит помнить, что это не художественное произведение, а личные дневники и письма, не предназначавшиеся для публикации, но ставшие документом эпохи.

Случайная цитата: Странная штука смерть: сколько раз встречаемся с ней, но она всегда является по-новому, всегда страшная, неизвестная...
В поисках гармонии

Ася Петрова — петербургский переводчик и автор нескольких книг для детей, лауреат премий им. С. Маршака и «КнигуРу». «Последняя треть темноты» — её первый взрослый роман, создающий ощущение подглядывания в замочную скважину или чтения чужого дневника, открытого на случайной странице — увидел что-то глубоко личное, ничего не понял, но пристыженно удалился.

У романа, несомненно, есть свой голос, даже несколько голосов, которые постоянно говорят, кричат, шепчут, пытаясь найти в многообразии слов, те, единственно важные, которые необходимо сказать, для возвращения гармонии в наш мир. Внезапно, где-то в середине страницы, ты вздрагиваешь, встречая свои слова, свои невысказанные чувства и несформировавшиеся ощущения... Слова. Голоса. Они здесь повсюду.

Голос есть, а тела нет, нет лица. Нет истории, нет сюжета. В небольшой по объему текст автор пытается запихать как можно больше идей и героев, которые вместо того, чтобы сложиться во что-то единое распадаются и утекают сквозь пальцы. Найдут ли эту чёртову гармонию герои романа? Хочется верить. Я в романе её не нашла.

Случайная цитата: Но зачем тогда в мире столько места, если мы не можем оказаться повсюду? Неужели лишь для того, чтобы знать — где-то цветут белые и розовые пальмовые цветы, где-то люди ездят на слонах и на верблюдах, где-то под землёй строится отель шесть звезд класса люкс, куда можно въехать прямо на метро... Кругом вода, одна вода, и нельзя ни капли выпить.

«Папа» Кати Райт

Несмотря на то, что главный герой книги Кати Райт подросток, эта история не для детей. Она для родителей.

Мир двенадцатилетнего Юры рухнул в одно мгновение. Его мама умерла. Никогда не знавший отца мальчик остаётся один, на попечении маминой подруги. В один прекрасный день неожиданно объявляется пропавший отец и забирает Юру к себе. Кто он? И где пропадал все эти годы? Ответы не так просты и однозначны. Понять друг друга и наверстать упущенное время можно только вместе.

От этой книги невозможно оторваться, страницы летят, глаза вылезают из орбит, но это далеко не легкое чтение. Это настоящий роман воспитания. Роман, обращающийся ко всем родителям — настоящим и будущим. Роман, напоминающий о том, что если вы хотите, чтобы ваш ребенок вырос Человеком, для начала необходимо этого Человека воспитать в себе. Человека, терпимого, уважающего чужое личное пространство, человеческое достоинство и жизненный выбор.

Любовь побеждает! Будьте людьми.

Случайная цитата: — Знаешь, Юр, твой человек — это даже не тот, кто принимает тебя, это тот, с кем ты сам полностью принимаешь себя, с кем не надо притворяться, с кем всегда чувствуешь себя самым лучшим.

P.S. При очень большом желании, наверняка можно придраться к литературным достоинствам Катиной прозы. Но, как и читатель с довольно большим опытом чтения, не могу не отметить, что книги Кати Райт (я прочитала уже две её книги) намного качественнее большинства предлагаемых крупными издательствами книг для молодых взрослых.
«Надо быть добрым, чёрт подери!» ©.

Такие дела, ребятки, по настоящему добрых людей на Земле немного. А уж богатых добрых людей и подавно. Добрые богачи, они же богатые добряки либо сумасшедшие, либо вымышленные, либо и то, и другое сразу. Сын сенатора, президент фонда Розуотера — мистер Элиот Розуотер, как раз из таких.

Элиот, прямо как тринадцатый чертёнок из советского мультфильма, считает, что любить надо всех. Поселившись в маленьком провинциальном городке, основанном его знаменитыми предками, мистер Розуотер раздаривает свою любовь, а заодно и капиталы всем подряд — беднякам, пьяницам, проституткам, сумасшедшим и прочим нуждающимся. Родственники Элиота в корне не согласны с его философией, тем более внезапно объявились другие претенденты на богатство Розуотеров, мечтающие признать главу фонда сумасшедшим и прибрать денежки к рукам.

Милейшие чудики Воннегута моментально располагают к себе. Кстати, читатели знаменитой «Бойни № 5» смогут вспомнить, что уже встречали Элиота в палате Билли Пилигрима, а писатель-фантаст Килгор Траут появляется во многих других произведениях Воннегута (именно в романе «Дай вам Бог здоровья, мистер Розуотер» состоялся его дебют).

Стоит ли метать бисер перед свиньями, если они все равно этого не оценят? И нужна ли вообще какая-то оценка добрым делам? Как всегда легко, непринужденно и с некоторой долей сумасшедшинки Воннегут говорит с нами на серьезные социальные темы. Такие дела. А вообще, улыбайтесь! Не смотря ни на что, сегодня замечательный день.

Случайная цитата: Папашка с перчиком белой расы ищет мамашку с перчиком любой расы, любого возраста, любой религии. Цель — все что угодно, кроме брака. Обменяюсь фото. Зубы у меня свои.

Метки:

Nothing to kill or die for,
No religion too,
Imagine all the people
living life in peace... ©.

Французский романист Давид Фонкинос, вероятно, очень смелый человек. В своей книге «Леннон» он решился покуситься на святое, на жизнь легенды. Жанр этой книги определить достаточно сложно, недаром издательство «Corpus» оставило роман вне подсерий, а на «Книжной премии Рунета — 2013» он был номинирован в категории нон-фикшн года. Однако этот эксперимент более логично отнести к фан-фикшн литературе. Фонкинос рисует своего Леннона, представляя вниманию читателей воображаемую исповедь Джона от первого лица.

Весь текст книги это восемнадцать сеансов психоанализа, в ходе которых Леннон честно и без прикрас рассказывает свою жизнь, начиная с рождения. За 256 страниц Джон успевает рассказать обо всем — непростых отношениях с родителями, о жизни с тёткой, о творчестве, о первой группе и о рождении «Битлз», о славе и отношениях с Маккартни, о встрече с Йоко, о наркотиках, изменах и многом, многом другом. Подчеркивая, что это всего лишь образ, сложившийся в его голове, Фонкинос опирается в своем рассказе на многочисленные интервью Джона и Йоко, создавая вполне реальный портрет легендарного музыканта, вызывающий определенное доверие и чувство уважения к автору книги.

Случайная цитата: Никто даже не догадывается, какой я трус. Ты можешь давать концерт перед залом в пятьдесят тысяч человек и трястись от мысли, что тебе надо заговорить с женщиной. Я сам себе был противен. И группа мне опротивела. Как будто я женился на «Битлз» и меня этот брак душил. Разговаривать было не о чем.

«Нёкк» Нейтана Хилла

Большой американский роман

Нёкк — норвежское название страшного, злого существа, связанного с демонами. Нёкки постоянно находятся около воды и пытаются заманить в неё людей и животных. В оригинале название романа звучит как «Nix» — это название того же призрака от немецкого «Nixen», но, согласно сюжету романа и послесловию автора норвежское название более точно.

Несмотря на норвежское слово в названии, роман Хилла насквозь американский. Вышедший на языке оригинала в 2016 году «Нёкк» уже успел заслужить похвалу критиков, высокие оценки читателей и громкие сравнения с прозой Джонатана Франзена и Донны Тартт. С последней Хилла роднит ещё и время работы над романом, как и Донна свои романы, Нейтан писал книгу около десяти лет.

И оно того стоило. Роман получился действительно большим. 832 страницы о семье, любви, верности и прощении. Казалось бы, уход родителя из семьи тема вечная и написано про это столько, что и добавить нечего. Но Нейтану Хиллу удаётся. Помимо семейного разлада, он вводит в свой роман раздоры национальные и политические, тем самым усиливая градус общей напряженности. Протесты во время съезда Демократической партии США в Чикаго в августе 1968 года описаны хоть и не академически точно, но очень волнующе и живо. Кстати, Нейтана Хилла волнуют не только они — в романе отражены протесты в Нью-Йорке против войны в Ираке, а также насилие в школе, творчество, компьютерные игры как способ сбежать от реальных проблем, и многое-многое другое.

Единственным недостатком для меня стало введение в роман поэта Аллена Гинзберга, его общение с главными героями показалось слегка театральным. Но это единственная претензия за все 832 страницы романа. В остальном же, роман великолепный. Цельный, динамичный, интересно структурированный и, вероятно, хорошо переведённый.

Случайная цитата: Медсестры были добры. Они хотели как лучше. По крайней мере поначалу, пока были новичками. Проблема была в системе. В правилах. Медсестры были гуманны, правила — нет.

Метки:

«Смерть — моё ремесло» ©.

Место действия — Аушвиц, он же Освенцим, в книге именуемый Кат-Зетом (от аббревиатуры Konzentrationslager, KZ). Время действия — с августа 1942 по конец апреля 1943 года. Действующие лица — служащие лагеря, их жёны, любовницы и заключенные. Рассказчиков трое — красавец офицер племянник Мартина Бормана Ангелюс Томсен, координатор строительства завода на территории финансовой части лагеря  (той самой «Зоны интересов»), комендант лагеря — Пауль Долль, тиран и алкоголик, старший зондеркоманды Шмулек Захариас (Шмуль) — пленный польский еврей, занимающийся главной задачей лагеря смерти.

Конечно, это не исторический роман, хоть в нём и участвуют некоторые реально существовавшие фигуры. Часть из них Эмис переименовал, так комендант Аушвица Рудольф Хёсс стал Паулем Доллем, «Прекрасное чудовище» надзирательница Аушвица Ирма Грезе превратилась в Ильзу Грезе, прозвище и должность автор за ней сохранил. Иные же высшие чины Рейха остались при своих именах — на страницах появляются Мартин Борман и его жена Герда, а также упоминаются Герман Геринг, Рейнхард Гейдрих, Йозеф Геббельс и другие. За исключением Гитлера, чьё имя в романе напрямую ни разу не произносят, обходясь прозвищами и званиями, тем самым, оставляя фюрера «Тем-кого-нельзя-называть».


Чего-то принципиально нового в тему Холокоста роман не добавляет. Как были фашисты нелюдями и демонами, так и остались. И подробные знания о том, как они совокуплялись, ели, пили, влюблялись и отправляли естественные надобности, человечности им не прибавили. Достоин ли кто-нибудь из них оправдания? Может быть пьяница и садист Пауль Долль? Ни сколько. Или влюбленный бабник Голо Томсен, разочаровавшийся в нацизме «апатичный попутчик»? Увольте. А бесстрастный служитель смерти, утративший облик человека Шмуль? Ну уж нет. Моей жалости не заслужил никто из них, но Томсен, пожалуй, был противнее всех.

В конце концов, «Зона интересов» Мартина Эмиса напоминает посредственный любительский спектакль, в котором актёры говорят по-немецки с сильным британским  акцентом.

Случайная цитата: Мои коллеги по OMGUS часто повторяли, что новым гимном Германии стало «Ich Wusste Nichts Uber Es» («Я ничего об этом не знал»).

— Я слышал, — говорит Бизнесмен из Манчестера, — что главная достопримечательность в Москве — это кремлевская гробница. ©

Кремлёвская гробница и другие достопримечательности Москвы и Ленинграда в заметках, посетившей Россию в 1932 году Памелы Трэверс — автора знаменитой Мэри Поппинс.

Новая Россия в те годы занимала мысли всего мира — «все либо фанатично за неё, либо столь же фанатично против». Памела Трэверс не являлась ни поклонницей, ни противницей страны Советов. Молодая и ещё никому не известная журналистка ехала в Россию из любопытства, чем ни мало шокировала знакомых, считавших такую поездку безрассудством.

Книга состоит из писем-впечатлений, первоначально адресованных одному-единственному адресату и не предусмотренных для публикации. Всех персонажей своих заметок автор так искусно зашифровала, что исследователи её жизни и творчества до сих пор бьются над этой загадкой.

Слог Трэверс настолько язвителен и ироничен, что имеющий чувство юмора человек непременно будет хохотать над её рассказом в голос, а вот болезненно патриотичных людей замечания Памелы могут и обидеть, хотя по её собственному признанию на исчерпывающую правду записки не претендуют. Скорее это похоже на фельетоны Ильфа и Петрова, чем на заметки путешественника. Складывается впечатление, что Трэверс намеренно концентрировалась лишь на моментах, усиливающих карикатурный образ Советской России. Но тем не менее, не думаю, что Памела Трэверс стремилась как-то оболгать или очернить нашу страну, тем более, что многочисленные свидетельства того времени слова писательницы только подтверждают. Почти полное погружение в московскую экскурсию Памелы Трэверс предлагает сейчас Северная Корея — та же тотальная слежка за туристами, религиозное поклонение вождю и посещение «интересных» мест — яслей, тюрем и судов.

Около половины данного издания занимают потрясающие комментарии переводчика — настоящее детективное расследование, занявшее не один год. В издание включено огромное количество прекрасных фотографий, органично дополняющих книгу.

Случайная цитата: Горничная, больше похожая на санитарку в клинике для душевнобольных (на что, впрочем, есть свои резоны: мы тут все немного не в себе), пришла в ужас, когда я высказала желание принять горячую ванну. Она сообщила мне, что из-за нехватки топлива для печей горячую воду подают лишь два раза в неделю.
«Если нужно меня убрать,
Как убрали моих друзей,
Если должен я быть, убит -
Не тяните, убейте быстрей» ©.

Оригинальное название дебютной повести кенийского писателя Меджи Мванги — Kill Me Quick («Убей меня быстро»), но и советское название (повесть на русском была издана дважды — в 1977 и в 1979 годах) отлично ей подходит.

Повесть рассказывает о жизни низов большого красивого африканского города. Нищие, бродяги, доведенные до отчаяния, зловонные помойки, грязные переулки, таящие опасность, целые города лачуг из картона, кишащие крысами и клопами... Такова повседневная жизнь десятков тысяч людей, такова жизнь главных героев повести — молодых друзей Меджи и Майны. Деревенские ребята, каждый успешно окончил школу и был отправлен своей семьей в город, устроиться на работу и выбиться в люди. Но ни они, ни их школьные аттестаты никому в городе не нужны. Получив везде отпор, друзья питаются полусгнившими отбросами, ночуют в мусорных баках и все дальше опускаются на «дно».

Одного из главных героев повести зовут точно также как автора — Меджа Мванги. Но, несмотря на это и то, что писатель признался — он не понаслышке знает жизнь своих героев и знавал не лучшие времена, повесть не автобиографическая. Очень тягостная, беспросветная история, полная муки и унижений. От чтения к горлу подкатывает тошнота, а в душе борются два чувства — бескрайней жалости к героям и невероятной ярости к тем, кто допустил такое отношение к людям.

Небольшая, но интересная повесть, которую стоит прочитать, если желаете увидеть изнанку африканских городов, конечно, делая поправку на 70-е годы, все же, я надеюсь, что сейчас ситуация обстоит несколько лучше.

Случайная цитата: Непрестанная борьба за существование идёт давно, все годы его сознательной жизни, только раньше он этого не замечал, пока сам не включился в борьбу. Так вот она, реальная жизнь. Такая мучительно реальная.
Медузы бессмертны. [...] Если ей что-то угрожает, Turritopsis dobrnii может вернуться из стадии взрослой медузы в стадию полипа, когда медуза выглядит ещё не как медуза и не плавает, а цепляется за океанское дно. Теоретически она может делать это бесконечно: стареть, потом молодеть, стареть и молодеть и никогда не умирать ©.

К сожалению, с людьми это не работает. Люди, как все мы помним, не просто смертны, а внезапно смертны. Сюзи Свансон — главная героиня дебютной книги Али Бенджамин столкнулась со смертью слишком рано, её лучшая подруга утонула в 12 лет. Отказываясь верить тому, что замечательная пловчиха могла просто утонуть, девочка решает разгадать тайну гибели подруги — Сюзи уверена, здесь замешаны медузы.

Али Бенджамин знает о медузах очень много. По её признанию, однажды она буквально помешалась на этих загадочных животных, насобирала огромное количество интересных фактов и написала научно-популярное эссе для журнала. Однако публикации не получилось — журнал её отклонил. Тогда-то и родилась идея написать художественную книгу для подростков, в которой все это многообразие фактов будет смотреться органично.

Под завязку набив книгу энциклопедической информацией, Бенджамин смогла сделать книгу максимально нескучной. Благодаря легкому слогу и по-настоящему захватывающему сюжету, «Доклад о медузах» читается очень быстро, заставляя забыть с ней о сне и отдыхе.

Это очень пронзительная и искренняя история о принятии жизни — жестокой, несправедливой, реальной, такой, какая она есть здесь и сейчас. О мире полном звуков и тишине. О дружбе и обиде. О поражениях и победах. И, конечно, о движении вперёд, оставаясь собой. Всегда собой.

Случайная цитата: К седьмому классу — мне ведь уже двенадцать стукнуло! — я уже кое-что поняла про взрослых. Например: взрослым, не только всем подряд, а даже близким, твоя искренность на самом деле не нужна.

Метки:

Календарь

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com