?

Log in

No account? Create an account
Не так плоха Россия, как о ней пишут современные российские авторы ©.

До недавнего время Дмитрий Глуховский для меня был только автором бодренького постапокалиптического боевичка «Метро-2033» (и двух высосанных из пальца продолжений). Однако, отличный рассказ в августовском «Esquire» вновь заставил меня обратить внимание на этого автора, а тут как раз и случай как никогда подходящий — готовится экранизация с вездешним Петровым в главной роли.

«Текст» прост как табуретка. Есть несправедливо обиженный герой, у которого вот прям все плохо. Есть обидчик, у которого все чересчур хорошо. И есть телефон обидчика, волею судеб попавший в руки героя и подаривший призрачную надежду. Можно ли все исправить и обмануть судьбу?

Российская злободневность во всей красе. Серая ноябрьская Москва, жирноцветущая коррупция, бесприютная тоска и жизнь, умещающаяся в айфон. Собственно, то, что современный человек зависим от гаджетов, не новость. Никакого отрезвлявшего откровения тут нет. А есть неплохой криминальный роман-квест. Неплохой, но и нехороший. Главная претензия — предсказуемость. Абсолютно все сюжетные ходы угадывались быстро и безошибочно. Ни один из героев не вызывал никаких эмоций. Ни сочувствия, ни гнева, ни даже раздражения. Почему же роман все же неплохой? Да потому что при всех своих недостатках «Текст» отлично написан. И это, пожалуй, тот случай, когда неважно о чём, важно как.

Случайная цитата: За богом грешники гоняются, мусолят его, с рамсами пристают. Праведному человеку с богом, как с водителем автобуса — не о чем разговаривать. Маршрут ясен: довёз — вышел.
«Ах!» — вздохнула дона Флор ©.

Если вы ещё не знакомы с представителями латиноамериканской прозы, лучшего романа для знакомства, чем «Дона Флор и два её мужа» ещё поискать. Впрочем, если с латиноамериканцами вы уже встречались, а с «Доной Флор» по какой-то причине ещё нет, не проходите мимо.

Жоржи Амаду по праву считается одни из символов Бразилии, шутка ли он даже носит титул литературного Пеле. Действие большинства его романов происходит в штате Байя, в далеком прошлом именно здесь находилась первая столица страны. Баиянская народная культура причудлива и многообразна. Здесь сохранилась древняя религиозная традиция кандомбле, особо почитаемая Амаду. В Байе церкви и монастыри соседствуют с игорными домами и злачными местами, дворцы с трущобами. Здесь живёт жизнерадостная дона Флор, хозяйка кулинарной школы «Вкус и искусство» и ещё 304 (!) абсолютно живых и естественных персонажа романа. И хоть большинство их них играют незначительную роль, представить без них Флор невозможно.

Сюжет романа достаточно прост и может быть пересказан в двух словах — первая половина повествует о первом замужестве доны Флор, вторая — о втором. Первый муж Флор повеса и игрок по прозвищу Гуляка умирает в самом начале истории в разгар карнавала (это так по-бразильски!), второй — полная противоположность первого, образованный и респектабельный аптекарь Теодоро появляется, чтобы спасти дону Флор от адского пламени, терзающего её в период недолгого вдовства. Весь роман дона Флор разрывается между духом и плотью, между настолько разными, но любимыми мужчинами.

Каждую из пяти частей романа предваряет кулинарный рецепт от доны Флор и лучше не читать это на голодный желудок.

Совершенно чудесный роман с толикой столь любимого латиноамериканскими писателями магического реализма, полный жизни, страстей, сплетен, музыки и танцев. Даже обложка моего старого советского издания жёлтая, как солнечный свет, будто бы льющийся со страниц романа.

P. S. Добавьте в свою жизнь страсти, она никогда не помешает.

Случайная цитата: Кто же научиться любить, не любя, и жить, не прожив жизни?
«Билли и кнопы» стала новой для меня и первой для племянницы книгой самого большого и доброго литературного хулигана Роальда Даля.

Переживательная история о Крохе Билли, вопреки предупреждениям мамы сбежавшем в Лес Проказ.

Нина не очень-то любит читать, но с Далем знакомилась вроде бы с интересом, хмурилась, улыбалась, радовалась успехам Билли и мечтала стать такой же как... кнопы, чтобы летать на птицах и не ходить в школу. Большой любви с книгой у неё, однако, не случилось. Как оказалось, сказочные истории её больше не привлекают.

Для меня же в одном абзаце именно этой книги — весь Даль, наблюдательный, умный и добрый:

Главное, глядите на мир широко распахнутыми сияющими глазами и помните: величайшие чудеса всегда скрыты в самых неожиданных местах. А тем, кто не верит в волшебство, чудес в жизни не достанется.

А вы любите Даля? Понравился ли он вашим детям?
Молодёжная версия «1+1»

Дарио все считают трудным подростком, но так ли это на самом деле? В любом случае, однажды он решит сбежать. И так уж выйдет, что сбежит он не один. Компанию ему составит Энди, подросток-инвалид.

В центре помощи все видят в Энди просто овощ, Дарио же при всей своей бесшабашности способен разглядеть в инвалиде человека. Не особенно заботясь о последствиях, Дарио весело катит вперёд на подножке инвалидного кресла Энди. Для парней нет ни завтра, ни вчера, одно бесконечное солнечное сегодня. У поездки существует конечная цель, но, однажды и она станет неважной.

У каждого бывают трудности. У кого-то мелкие и, казалось бы, несерьёзные, у кого-то сложнее. Преодолеть их и жить счастливо могут все. Даже люди с ограниченными возможностями. И тут главное не жалость и слёзы, а вера. Все мы в силах помочь другим поверить. В себя. В жизнь. В чудо.

Почти идеальная летняя книга, на которую, действительно, стоит посмотреть сквозь пальцы, чтобы упустить все шероховатости сюжета, и насладиться солнцем.

Случайная цитата:

— Ты знаешь, почему ты живешь в куче хлама?
— Конечно, знаю. Мне не нравится заканчивать начатое. Закончить ― это будто перекрыть себе дорогу. Мне нужно, чтобы дорога была открыта, чтобы не чувствовать себя загнанным в ловушку.
Он посмотрел на Дарио.
— Всем нужны открытые дороги.
Обо всём и не для всех

Нравится Борис Виан, уважаете Чехова, ничего не имеете против евреев, обожаете здоровый сюр? Сборник ультракоротких рассказов Этгара Керета в переводе Линор Горалик — для вас.

Это настолько прекрасно, что мне даже не хочется портить невероятное обаяние этой книги своими неловкими хвалебными словами. Просто представьте, как я улыбаюсь, мечтательно закрываю глаза (меня еще ждёт спектакль по Керету в екатеринбургском ЦСД), и нежно поглаживаю обложку. Можете еще представить, как я бесконечно перечитываю рассказы и как берегу еще две книжки Керета на своих полках. Представьте любовь.

Случайная цитата: Например, его жена уже долгие годы страдает от пaуков-мaкрaме, гораздо более распространённых, чем пиявки, и куда более заразных. Ими заражаются от рекламных проспектов, они въедаются тебе в душу и начинают мелко-мелко ее заплетать. Из каждой точки, где у тебя закреплено какое-нибудь чувство, это чувство выдёргивают и заменяют бусинкой. Душа его жены теперь выглядела, как голова Боба Марли, и она уже ничего не чувствовала, совсем ничего, a плакать могла только над тем, что происходило в телевизоре.
Кто круче сантехник или психолог?

Принято считать, что к третьему сезону сериалы сливаются. Но это точно не про шикарный сериал о Спасителе Сент-Иве! Мари-Од Мюрай держит планку и на удивление третий сезон понравился мне больше первых. Хотя, казалось бы, это невозможно.

В третьем сезоне гораздо меньше времени уделено хомячкам, кого-то это наверняка расстроит, кого-то порадует, я скорее отношусь ко вторым и радуюсь тому, что больше страничного времени посвящено пациентам Спасителя и его непростым отношением с Луизой. Когда твой любимый мужчина психолог, он не может оставить свою работу на работе, а дома быть просто твоим любимым, нет, он психолог всегда. Сможет ли Спаситель найти время и место в своей жизни для Луизы, а Луиза принять его вместе с работой? Что касается пациентов, тут, как и хорошо знакомые по предыдущим сезонам Элла, Бландина, Марго и Самюэль, так и новые интересные встречи.

В новый сезон включён традиционный для всех сериалов рождественский эпизод, но из-за особенности прозы Мюрай он не очень-то и выделяется. У нее все книги как один длинный рождественский эпизод. Какими бы острыми и тяжелыми не были темы, поднимаемые в них. А в сюжет этой Мари-Од очень гармонично и волнительно вплела парижские теракты, произошедшие в ноябре 2015 года.

От сериала Мюрай невозможно оторваться, а закрыв последнюю страницу, хочется одного — продолжения. И остается только надеяться, что в чудесной семье Спасителя все будет хорошо и для каждого найдется место.

Случайная цитата: Спаситель обвел взглядом честную компанию: вокруг стола, по которому разгуливал Чудик, сидели Луиза, Алиса, Лазарь и Поль, а рядом с ними легионер с бандитским прошлым, пианист-невротик и ночной эльф, отбившийся от школы. «Определенно, — подумал психолог, — в последнее время это жилище все больше смахивает на сумасшедший дом».
Если Катя у Евгении Некрасовой катится-колошматится, то Женя у Серафимы Орловой — жестит. Недавняя травма + предательство друга + ненавистная трость = прежней Жене уже не стать.

В этой книге сложно разобраться. Читателю предлагают побыть немного психологом, взглянуть на мир через окошечко в Жениной травмированной душе. Пережить переходный возраст как минное поле перейти. Одно неверное движение и вспышка, взрыв, ты пропал. Героиня Серафимы Орловой, неосознанно ищет опору, настоящую, живую, способную помочь это дурацкое поле преодолеть. Ей нужен тот, кто не будет её жалеть, кто не испугается и не сбежит, встретившись с её жестяным характером.

Спасательным кругом для Женьки неожиданно становится кружок роботехники во главе с чудаковатым преподавателем Кариным. Но и тут её настигает прошлое. Как же от него сбежать? Как сделать так, чтобы этого прошлого не было?

«Голова-жестянка» — классическая повесть о взрослении. Не стоит пугаться современного языка и обилия технических словечек. Здесь о дружбе, любви, тяжести вины и сложности прощения. Возьмите Женьку за руку, встряхните и помогите идти. У вас получится.

Случайная цитата: Кулёк со льдом всё ещё прижат к моему носу. Убрать его я не решаюсь. Просто сижу с дымящейся чашкой. Потом в эту чашку начинает капать с моего подбородка. Кап-кап. Это лёд растаял, я знаю, это не слёзы никакие, я скучаю по тебе до мокрых ушей.
«Человек, сам решает, когда ему больно» ©.

Небольшой роман норвежца Пера Петтерсона «Пора уводить коней» стал большим событием не только на родине автора. В 2007 он стал обладателем престижной Международной Дублинской премии (это вторая премия для романа, годом ранее он был отмечен независимой премией зарубежной литературы) и был включен в десятку лучших книг года по версии «The New York Times Book Review». В этом году вышла экранизация режиссера Ханса Петера Муланда со Стелланом Скарсгардом в главной роли. В российском прокате фильм получил название «Угоняя лошадей».

Одна случайная встреча «переносит» главного героя на много лет назад в одно трагическое лето его юности. Лето, когда он впервые встретился со смертью и предательством. Ретроспективные главы чередуются с бытоописанием жизни героя в настоящем. Юноша вырос, но его боль осталась прежней. Аннотация к российскому изданию не только содержит крупный спойлер, но и делает акцент на второстепенных героях романа, что хоть и имеет смысл для прочитавшего, читателя потенциального может ввести в заблуждение.

Как и всё у скандинавов роман очень неспешный и медитативный. Меньше 300-х страниц, а читается как 600. Всё здесь построено на молчании, взглядах, прикосновениях. Потрясающая норвежская природа еще один важный герой романа, Петтерсон порой так увлекается описанием всех этих речек и облаков, что невольно начинаешь подозревать его если не в родстве, то в большой любви с Львом нашим Николаевичем. Автор не даёт ответов на все вопросы, и эта недосказанность оставляет какую-то пустоту в душе и некое разочарование.

Случайная цитата: Солнце блестело и переливалось в реке, высокой и полноводной после нескольких ливневых дней, и это было бы идеальной картинкой всего того лета, когда бы я ни хромал так чудовищно, и все потому, казалось мне, что внутри неподалеку от места, где гнездится душа, образовалось что-то усталое и замученное и в результате ноги и таз внезапно оказались не в состоянии нести положенную тяжесть.
Бог ездит на велосипеде или как подростку полюбить драматургию

Хотите по правде? Я не помню, когда в последний раз была в театре. Но помню, что смотрела. Это был классический спектакль по Оскару Уайльду. Еще в 1980-ом герой одного замечательного фильма предрекал полную замену кино, театра, книг и газет телевидением. Тогда над ним посмеялись, а сейчас уже и телевидение вытесняется онлайн-сервисами, не говоря уже о театре. Какова вероятность, что вы выберите для чтения пьесу? Вряд ли большая. И как же здорово, что издатели в такой непростой ситуации снова стали браться за этот формат. Ведь это еще один шаг для авторов в сторону сцены, а для читателей в сторону зрительного зала.

Сборники современной подростковой драмы от издательства «Самокат» призваны показать подростку, что театр сегодня это не чопорные бабушки, шикающие с соседних кресел под нравоучительные завывания со сцены, это настоящая жизнь. Два тома, разделённых по возрастным категориям, один 12+, второй 18+ (хотя, все мы, конечно, понимаем, что там скорее 14+), всего девять пьес, большинство из которых уже были поставлены на стенах различных театров России и Украины.

Не могу сказать, что мне понравились абсолютно все пьесы. К чему-то я отнеслась довольно прохладно, что-то откровенно не поняла, а что-то привело в восторг. Из наиболее зацепивших — «Хлебзавод» (целая пьеса в стихах!), «Бог ездит на велосипеде», «Воин» и «Март и Слива». Главные герои всех пьес — подростки. Но и без взрослых большинство из них не обходится. Вообще граница между взрослым и подростком довольно условна. И одна из задач сборников сделать эту границу еще более прозрачной, инициировав разговор между подростками и родителями. Просто помните, как важно понимать и принимать другого.
2019 год был объявлен годом театра в России, тем интереснее не откладывать в долгий ящик знакомство с новыми театральными именами. Дерзайте! Пробуйте! Влюбляйтесь.

Случайная цитата:

— Что с тобой? Что с тобой не так?
— Я никогда так долго не смотрел в глаза другому человеку. Как устроен человеческий глаз? Что там: радужная оболочка, хрусталик... и темнота.
— Почему?
— Потому что страшно, потому что ад — это другие, а я не могу разобраться даже в себе...
— Какие ещё такие другие?

«Письма Риты»

«Говорю Rite, что она очень несчастна, потому что мы <...> ограничены определённым даром и несчастья, связанные с ним, компенсируются. А её гений — больше нашего — не имеет итогов, которые можно обсуждать, а несчастья — те же. Ей бы надо храм возвести» ©. Л. Аронзон

Небольшое издательство «Барбарис» проделало огромную работу по публикации наследия рано погибшего малоизвестного ленинградского поэта Леонида Аронзона. Уже вышли книга стихотворений, собрание графики и... письма. Письма Риты, жены поэта.

С одной стороны читать чужие письма то же самое, что подглядывать в замочную скважину чужой частной жизни. С другой — письма из прошлого это всегда важнейшие документы эпохи, а в случае с письмами Риты Пуришинской к Леониду Аронзону ещё и удивительно живая любовная речь, ставшая настоящим литературным произведением. Рита Пуришинская обладала невероятным талантом, это отмечали все современники, которым посчастливилось быть её друзьями. Все они мгновенно попадали под мистическое обаяние Пуришинской.

Разлуки подстерегали Риту и Леонида на всем их недолгом совместном пути: Аронзон постоянно уезжал то в экспедиции, то просто на заработки, Рита ездила поправлять здоровье в Крым и Прибалтику. Спасением были письма. Нежные и страстные, остроумные и лиричные письма Риты даны нам без ответа. Мы не знаем, как реагировал и что отвечал Аронзон, смеялся ли над очередной шуткой, хмурил ли брови от сообщений о болезни, улыбался ли и нежно целовал дорогие сердцу строки. Одно ясно — она писала гораздо чаще. Писала, не боясь сказать «люблю», не заменяя слова сегодняшними обезличенными сердечками, писала так, что сердце у нас, современных читателей, выпрыгивает от восторга и, кажется, бьётся где-то в районе горла. Писала просто, правдиво, не сомневаясь в своих чувствах. Писала о любви.

Случайная цитата: Лёничек, мой родимый, как же мне тебе писать, когда так скучается, любится, хочется, чтобы ты лежал в моей светлой постели, на моей славной веранде и слушал со мной,
как море шумит.

«Гнев» Булата Ханова

«Гнев — маска сумасшествия» ©.

Поколение тридцатилетних продолжает уверенно покорять российский книжный рынок. Булату Ханову всего 28, тем не менее, в 2018 году он стал лауреатом сразу двух премий — «Лицей» и «Звездный билет» за повесть «Дистимия». Роман Ханова «Гнев» называют мрачноватым портретом поколения, а главного героя сравнивают и с Чацким, героем комедии Грибоедова, и с набоковским Гумбертом.

Глебу Веретинскому 32 года, он преподаёт на филфаке (доцент!), специализируется на русском авангарде и Серебряном веке, старшие товарищи его уважают, студентки восхищаются, жена готовит восхитительные обеды. Казалось бы, живи да радуйся. Но нет. Глеб страдает. Его душит бессильный гнев.

Один специалист по вопросам семьи и брака назвал как-то гнев убийцей любви. Говорил он так по отношению к семейной жизни, но это можно отнести и к жизни вообще. Гнев методично убивает все, что мы любим, все, что удерживает нас среди живых. Отчего же растёт гнев Веритинского? От безжалостно надвигающейся старости (скрипят колени, это в 32-то года!), от раздражения на город, среду, окружающих, самого себя или время? Может ли в данной ситуации спасти искусство? Почему бы и нет.

Булат Ханов пишет, несомненно, талантливо и цепляюще, но сама книга, и особенно главный герой, вызывает лишь стойкое раздражение. Возможно, это должно насторожить, ведь, как известно, больше всего мы не любим в других то, что замечаем в себе. Стоит ли тратить свои дни на бессмысленный гнев? Будь то раздражение на книгу, работу, привязчивую песню или глупую жену.

Случайная цитата: А ещё Слава не выносил литературоведение и утверждал, что филологи навязывают свое толкование текста. «Как будто заявляются без стука, трахают твою жену и наставляют тебя, как правильно это делать с научной точки зрения» — так характеризовал друг деятельность литературоведов.
«В дороге» для четырнадцатилетних или как сбежать к своей мечте, чтобы не было мучительно больно

Герои авантюрного экшна Артёма Ляховича вечный новичок Марик, вынужденный переезжать из города в город вслед за мамиными любовями и внешне благополучная будущая поп-звезда Лянка бегут от семейных проблем. Их цель — далёкое Синее Озеро, на которое Марика в детстве возил отец. Но его ли ищут герои? Или своё навсегда уходящее детство? Взросление это всегда больно, тем более, когда твои самые главные взрослые заняты только собой. В пути Лянку и Марика ждут разнообразные приключения, подчас очень даже опасные.

Захватывающая повесть для отчаявшихся об отчаянных, полная светлой надежды в близких для России реалиях (Артём Ляхович из Украины) точно не даст заскучать и заставит переживать и смеяться.

Случайная цитата:

— И как научиться понимать людей?
— Каждый учится этому сам. Но главное, по-моему, — две вещи. Они немного противоречат друг другу, но ты не удивляйся, потому что так бывает со всеми главными вещами... Так вот: первая — взвешивать слова. Свои. Выбирать их тщательнее, чем Лена выбирает корм для Агафона. Помнить, что в каждом слове есть что-то твое, а есть что-то чужое. И нужно, чтобы другой человек понял именно твое, а не чужое... А вторая — не видеть вместо людей слова. Чужие. Знать, что люди редко выбирают их правильно. Вот ты часто выбираешь правильные слова своим мыслям?..
В Белграде я ощущаю себя не очень уютно, для меня этот город чересчур бетонный, излишне хаотичный, почти совсем бесстилевый, вот примерно как родная с детства Москва ©. А.Шарый «Балканы».

Читать «Биографию Белграда» Милорада Павича параллельно с «Балканами» Андрея Шарого — интересный опыт. Павич, глядя на современный Белград, словно бы проникал вглубь тысячелетий и видел ту, красивейшую часть города, от которой не осталось и следа. Шарому же, хоть и прекрасно осведомленному об истории города, это недоступно. О книге Шарого подробнее расскажу позже, сейчас же речь о сборнике эссе самого знаменитого сербского писателя Милорада Павича. К слову, сама «Биография Белграда» занимает не больше 70 страниц сборника.

В «Биографии Белграда» причудливым образом (а как иначе у Павича) переплелись биография писателя, города, страны и текста. Если вы планируете начать своё знакомство с творчеством Павича с этого сборника, следует быть готовым, что в эссе «Роман как держава», Павич предоставляет своеобразные ключи к каждому из своих романов, кому-то это может показаться спойлерами, в то время как другому — необходимой подсказкой перед чтением. В свою очередь скажу, что это всего лишь вторая прочитанная мной книга Милорада Павича (первой была «Внутренняя сторона ветра»), и я рада, что получилось именно так. «Книга в новом тысячелетии» приглашает к дискуссии на тему, что ждёт книгу в будущем. Выживет ли бумажная книга, будут ли нужны издатели, сохранится ли интерес к традиционному линейному роману? Всегда интересно узнать, что любит читать автор, текстами которого восхищаешься ты сам. О своих любимых писателях Павич рассказывает максимально кратко, но делает это так, что не заинтересоваться просто невозможно.

«Биография Белграда» совсем не тот случай, когда читаешь книгу на одном дыхании. Это больше похоже на несколько неторопливых прогулок по парку за разговором с интересным человеком.

Случайная цитата: Идеал для писателя — это книга как дом, в котором можно жить какое-то время, или книга как храм, куда приходят помолиться.
Говорят, Армагеддон случится в субботу. Расслабьтесь, не в эту. Может на следующей неделе. А может никогда. Все зависит от одного мальчишки. И от его выбора.

Невероятный тандем английских авторов и пособие по предотвращению конца света. «Благие знамения» — прямая отсылка к фильму Ричарда Доннера «Знамения» (1976) и двум его продолжениям (1978 и 1981). Речь в фильмах идет о пришествии Антихриста, его детских годах и итоговой победе сил Добра над силами Зла. Роман Пратчетта и Геймана завязан на том же, но одна, казалось бы, небольшая ошибка и Отродье Сатаны получает Выбор.

На первых ролях в романе харизматичный демон Кроули и очаровательный ангел Азирафаэль. Именно они изображены на обложке, именно им принадлежит идея предоставить Антихристу выбор, а уж что из этого вышло, читать нам. А вышло круто! Коктейль из отборного британского юмора, замешанный на многочисленных отсылках к культуре Великобритании и приправленный философскими рассуждениями о природе Добра и Зла.

На основе романа вышел сериал, не без минусов, но тоже вполне себе неплохой. Отдельное спасибо создателям за незримое присутствие в нём сэра Пратчетта — шляпа на вешалке в книжном магазине, турнирная таблица игрового автомата, согласно которой Смерть так и не смог его обыграть.

Случайная цитата: Вообще, люди в большинстве своем не так уж злы. Они просто слишком увлекаются новыми идеями. Интересно же влезть в высокие сапоги и расстрелять кого-нибудь, или принарядиться в белые простыни и кого-нибудь линчевать, или натянуть вываренные джинсы и сбацать кому-нибудь на гитаре.
В небольшом сборнике «Ремонт» Светланы Потаповой две повести — заглавная «Ремонт» и «Она похожа на инопланетянку». Сама Светлана определяет жанр своих произведений как остросоциальная драма и поясняет, что история, описанная в «Ремонте» — реальна.

Оба произведения посвящены вечной проблеме отцов и детей. Наиболее заметна и показательна заглавная история, о ней и поговорим.

15-летняя Люся, героиня повести «Ремонт» — воплощенная ненависть. Она ненавидит школу, одноклассников, квартиру, в которой живёт вдвоём с ненавистной матерью, и, даже собственное имя. Мать для Люси ничтожество и амёба, не сумевшая обеспечить достойную жизнь своему ребёнку. В один прекрасный день мама признаётся в существовании у них ещё одной квартиры, куда при первой же возможности и сбегает Люся. Новая квартира непригодна для жилья — в ней даже нет мебели, не говоря уж о каком-то ремонте. Трудности Люсю не останавливают от мечты иметь отдельную жилплощадь. Постепенно квартира обрастает новыми жильцами, начинающими Ремонт.

Повесть у Потаповой получилась нарочито грубой и провокационной. Градус ненависти и отчаяния доведён до предела. Взрослому человеку крайне сложно принять ценности героини, тем более из-за слишком малого объёма повести, мы не видим всех обстоятельств, доведших её до нынешнего состояния. Однако заглянуть в мир разъярённого современного подростка оказалось как минимум интересно. А для всех родителей, возможно, даже полезно. Мне сложно судить настолько точно получилось у автора воспроизвести язык подростков, тем более Люся, читающая «Великого Гэтсби» в оригинале, вероятно, не самый типичный пример. Действие повести захватывает совсем небольшой временной период, но и за это время героиня многое узнаёт и поймёт.

Случайная цитата: Я в тот вечер орала, что чёрт с ним, происхождением её денег, пусть только заработает на нормальную мебель и ремонт! У меня никогда, НИКОГДА в жизни не было гостей! Ни на дне рождения, ни в Новый год, ни в десять, ни в пять, ни в три — я бы это запомнила! Даже соседские дети не приходили, хотя нормас всех звать, если предков нету дома...
От этой книги внутри щекотно

Мамы, трепещите! В недавней хулиганской новинке «Самоката» 15-летняя девочка проводит ночь с вратарём молодежной футбольной команды из Тувалу, 13-летний мальчик переодевается в девочку, ради чего приматывает, ммм, достоинство скотчем, а 8-летняя девочка ходит на свидания и совсем не смущается, застав 19-летнюю сестру за занятием любовью.

А я совсем не смущаюсь того, насколько мне понравилась эта авантюрная, абсурдная, юморная и трогательная история! Косу, лавному герою книги — тринадцать. Он живет в небольшом отеле с отцом и тремя сестрами. Его мама умерла несколько лет назад от рака. Кос играет в местной футбольной команде и любит Изабель. Правда, она об этом пока не знает. Однажды, отец Коса серьезно заболевает, отель могут отобрать за долги, а Изабель трижды бросает Коса, не успев толком начать с ним встречаться.

Но! Не спешите хвататься за голову, история совсем не о скорби (нет, вы будете хохотать до упаду), она о всемогущей силе Любви. О том, что наша жизнь (и смерть), сердце, лёгкие (и другие органы) подчинены только ей. Она в воздухе и в воде, она в каждом из нас. Она повсюду.

Да, конечно, в реальной жизни не бывает так хорошо. Поэтому я, наконец, нашла твёрдый ответ на вопрос, «в какой книге ты хотела бы жить». Заберите меня туда. В Большую Л.

Случайная цитата: Они целовались как сумасшедшие, наши мама и папа, а если поцелуи вдруг кончаются, а ты делаешь по глоточку пива за каждый неполученный поцелуй, то оглянуться не успеешь, как потяжелеешь под сто кило. Поцелуи помогают не толстеть.
Это было в смутные времена. Когда широкие перспективы манили обещанием счастья, а ненастье било по всем фронтам. Это было в 90-е.

Собственно, первая сцена романа вовсе не из 90-х. Все начинается в 2008-ом, когда простой водитель Герман Неволин, по прозвищу «Немец» решается на ограбление инкассаторского фургона. Операция проходит на «ура», Немец взял наличными в мешках ни много, ни мало, сто сорок миллионов рублей. А дальше мы узнаем, что привело Неволина к этому решению, что он собирался делать с добычей и чем все закончилось. Но сначала надо узнать, когда всё началось.

С хронологией здесь все сложно, сюжет постоянно скачет из одного временного пласта в другой. Тем не менее, довольно скоро становится понятно, что основные события начинаются после возвращения главных героев с войны в Афганистане. Для вернувшихся воинов-интернационалистов нет ни жилья, ни работы, живыми на Родине они никому, кроме своих родных, не нужны. Остаётся одно — начать новую войну. Их организация называется «Коминтерн», они борются с государственной машиной несправедливости, развивают свой бизнес и решают вопросы с конкурентами. Чем же кроме «афганской» идеи и своеобразного кодекса чести они отличаются от огромного количества бандитских группировок?

Подобные истории действительно имели место в реальной жизни. Вспомнить хотя бы историю двух афганских ветеранов, основателей Российского фонда инвалидов войны в Афганистане, Валерия Радчикова и Михаила Лиходея, устроивших настоящую междоусобную войну. Для пущей контрастности события «Ненастья» перенесены из огромной Москвы в вымышленный бурно развивающийся уральский город Батуев. Здесь и будут бурлить почти латиноамериканские страсти 90-х.

Иванов, конечно, отличный беллетрист, все его истории удивительно кинематографичны и легкочитаемы. И хоть от описаний некоторых постельных сцен, где женские округлости сравниваются с «горячими плодами на тучных райских плантациях» хочется воспроизвести известный жест, закрывающий лицо, текст романа настолько плотный, красочный и напряженный, что Иванову прощаешь всё. Не обошлось здесь и без порции тонкого психологизма и идеи спасения души. Ведь главное победить ненастье в себе, а все остальное... Остальное будет. Обязательно будет.

Случайная цитата: В жизни на гражданке он стремился скорее стать эдаким бывалым и авторитетным человеком, который сразу вызывает уважение. Но карьера — это годы роста, для спортивных побед у него нет данных, в тюрьму чего-то не хочется, а пустопорожние понты Серега презирал. Оставался один путь — сходить на войну.
Некоторое время назад со мной произошла такая история. Я влюбилась в писателя Довлатова. Долго не колебалась, ведь и выбора-то особо не было.

Прошу прощения за несколько неловкий перифраз первого абзаца «Иностранки» Сергея Довлатова, но удержаться было крайне сложно. Довлатов для меня давно стал тем автором, чьи книги я могу открыть в любое время, в любом настроении и состоянии, на любой странице и гарантированно получить порцию отличных историй.

В каждой книге Довлатова происходит жизнь. В «Иностранке» это жизнь бывших советских граждан в новых для них условиях американской действительности. Казалось бы, ничего и не изменилось — все они живут в одном районе, говорят на родном языке и даже приучают говорить по-русски местных жителей. Помните, как поет БГ «нам русским за границей иностранцы ни к чему»? На чужбине довлатовские герои не только не меняются, но и становятся ещё больше собой — все их характерные черты проявляются местами даже с карикатурной неестественностью. Однако это их нисколько не портит. Своих героев любит Довлатов, а значит, полюбим и мы.

Герой Довлатов в «Иностранке» впервые отступает на второй план, оставаясь, впрочем, тем, кем он всегда и являлся — ироничным и в то же время глубоко сочувствующим наблюдателем и отличным рассказчиком.

Случайная цитата: ...Американцы предпочитают собственную литературу. Переводные книги здесь довольно редко становятся бестселлерами. Библия — исключительный случай.
Где находится центр Вселенной? Согласно теории Большого Взрыва, вопрос, не имеющий ответа. А где находится центр Вселенной каждого человека? Существует ли он? Может ли он быть там, где любят тебя, или, возможно, там, где любишь ты?

В романе Андреаса Штайнхёфеля любовь становится настоящим центром Вселенной. Любовь во всем своём многообразии и величии. Любовь красивая и чувственная, любовь безобразная и жестокая, любовь... Не хотелось бы делать акцент на гомосексуальности главного героя, но, памятуя об отношении к геям в нашей стране, придётся. В любом случае, знайте, роман не о геях или лесбиянках (да, такие героини здесь тоже есть), он о любви. Андреас Штайнхёфель вовсе не сфокусирован на физиологических деталях, как, например, Андре Асиман в романе «Назови меня своим именем».

Юная Глэсс, сбежавшая из Америки, находит убежище в старинном поместье Визибл, где и производит на свет близнецов — Диану и Фила. Ставшая матерью в семнадцать Глэсс моментально становится предметом осуждения всей округи. Основные события романа происходят спустя семнадцать лет. Глэсс всё еще не замужем и меняет мужчин как перчатки, Фил дружит с дочкой директора и влюбляется в нового одноклассника, а Диана явно что-то скрывает... Роман написан от первого лица, рассказ ведёт Фил, но, несмотря на это, текст совсем не похож на типичного представителя жанра young adult, возможно, свою роль играет и то, что написана история была двадцать лет назад, однако сюжет за это время не стал менее актуальным.

Отличнейший роман о поисках своего центра мира и своего места в нашей жестокой реальности. Реальности, в которой каждый ищет своё счастье и комфорт, иногда, увы, наступая на сердце другому.

Случайная цитата: Но мне нужно больше — больше, чем есть, больше, чем то, что, возможно, будет. Ничто мне не кажется столь мимолетным, столь способным раствориться в воздухе прямо здесь и сейчас, столь внушающим страх, как тот, чьё сонное дыхание я ощущаю рядом с собой. Мне хочется стать воздухом, который вдыхают его ноздри, его пульсом, кровью, бегущей у него по венам, всем тем, без чего он не мог бы жить, и в ушах у меня звучит насмешливый голос Паскаль, которая говорит, что с тем же успехом я мог бы пожелать, чтобы в этот миг золотые крылья выросли у меня за спиной.
Сладкие персики под аранжировку Гайдна

Наконец-то и до России добрался роман, послуживший основой одноимённому фильму, удостоенному в прошлом году Оскара за лучший адаптированный сценарий. На первый взгляд это очередная история любви, примечательная разве что главными действующими лицами. Оливер и Элио, Элио и Оливер... Молодой мужчина и юноша. Самое время тем, кто категорически не приемлет гомосексуальные отношения, перестать читать отзыв. На самом деле это одна из лучших, если не самая лучшая, история о сексуальном желании.

Роман Асимана как и экранизация Гуаданиньо вызывает немалое количество жарких споров. Бесспорно одно — это самый дешёвый способ попасть в Италию. 1983 год, Элио семнадцать он проводит лето на вилле родителей, гостем которых в этот раз становится молодой американский учёный — Оливер. Роман написан от первого лица, но это ретроспектива, воспоминание уже повзрослевшего Элио о том, особенном лете. Это невероятно откровенный и чувственный роман с множеством эротических сцен как однополых, так и традиционных, и то, что автор наделяет своих героев способностью понимать сложные книжки и умением транскрибировать классическую музыку не заставляет их как-то высокохудожественно (Внимание! СПОЙЛЕР!) дрочить в персик. Физиологически герои Асимана обычные люди, чуть лучше других разбирающиеся в искусстве.

Вопреки распространенному мнению не думаю, что между Оливером и Элио была любовь. Любопытства, страсть и невероятное желание. Но любовь?

У Луки Гуаданиньо получилась отличная экранизация романа, которая, впрочем, все же проигрывает книге. Хотя бы, потому что там нет замечательной Вимини, десятилетней соседки главного героя.

Случайная цитата: По утрам я сидел и сочинял аранжировки за своим круглым столом, и мне не нужна была ни его дружба, ни что-либо ещё; только бы, подняв глаза, увидеть его — соломенная шляпа, лосьон для загара, красные плавки, стакан лимонада. Поднимать взгляд и видеть тебя, Оливер. Потому что скоро настанет день, когда я подниму взгляд вновь — и тебя уже не будет.

Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com