?

Log in

No account? Create an account
«Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили,
Что началася война». ©


В романе Дмитрия Быкова война еще не началась. Но её ждут. Её ощущают. Её предвещают. Кто-то ждёт её как катастрофу, которая всё уничтожит, кто-то как нечто такое, что всё спишет, всё разрешит, всех сплотит, как необходимость... Вестниками войны у Быкова становятся люди-слова, так или иначе связавшие жизнь с писательством. Три части, каждая из которых значительно короче предыдущей, три главных героя, каждый из которых значительно старше предыдущего и один связующий герой — эрзац-Быков.

«Июнь» — роман очень сложный, хотя поначалу таковым не кажется. Первая часть читается как довольно заурядный, хоть и очень увлекательный роман-взросления про молодого поэта Мишу, отчисленного из литературного института за, а впрочем, не важно за что. В этой части много эротических сцен и ожидание войны-очищения, после которой начнется новая жизнь. Вторая уже создает более глубокую проблематику, но и читается в разы утомительнее — стареющий 37-летний журналист, Сталинские репрессии, доносы, метания и муки совести. Страшное время крушения надежд и создания новых людей, готовых к войне. Третья часть, самая крошечная, 50 страниц, не тянет даже на повесть. Фантастический (а может и нет) рассказ о пожилом писателе, возомнившем себя сверх. Силой литературного слова он может воздействовать на сильных мира сего и вершить историю. Сначала он войны не хочет, потом (после подписания пакта и создания союза с Германией) хочет и всячески подталкивает, а потом... понимает, но слишком поздно.

Читатель знает дату, читатель знает время, герои могут только ждать. Роман-ожидание, к которому у меня только одна претензия — не везде идеально выписана стилистика советского романа, периодически приходилось сверять часы и напоминать себе какой год на читаемой странице.

Сложно, сентиментально, философски глубоко. Подозреваю, что с первого прочтения всех смыслов не уловить, диагноз — перечитать через пару лет.

Случайная цитата: Никто не говорил, и репродуктор тоже ничего не говорил, вообще не было ничего, кроме музыки; но он догадался.
Дни нашей жизни

«Стоунер» Джона Уильямса был написан в 1965 году и мог бы стать классическим американским университетским романом. Но не стал. Бестселлером его совершенно неожиданно сделала Анна Гавальда, выполнившая французский перевод, в Париже переиздание вышло с её словами на обложке — «Стоунер — это я».

На самом деле, в «Стоунере» нет ничего примечательного. Причем, как в романе, так и в главном герое — Уильяме Стоунере. По большому счету, это простой, но очень хорошо написанный роман о жизни. Кроме жизни тут, собственно, абсолютно ничего не происходит. Герой родился, учился, женился, работал, влюбился, работал, умер. Среднестатистическая жизнь. Как у нас с вами. Только без интернета. А так... Мужик тоже книжки любил читать. Даже литературу преподавать пошёл. А жил вроде как и незачем. С другой стороны, а мы зачем живём?

Да, Стоунер это определенно все мы. Обычный серый человек, на жизнь и судьбу которого всем, в общем-то, наплевать. Нет, читать интересно, увлекательно даже, примеряешь все на себя, думаешь, нет, ну вот я бы, я бы... А что я? Так бы и прожил. Еще хуже даже. И книжку бы про меня ни за что не написали.

Глупая, никчемная, одна-единственная — наша жизнь.

Случайная цитата: Иногда на него, погруженного в книги, накатывало сознание, что он почти ничего не знает, почти ничего не читал; и путь к желанному покою преграждала мысль, что у него слишком мало времени в жизни на все это чтение и на всю эту учебу.

Метки:

«Every woman is a witch...» ©.

Детская страшилка от любимого сказочника — лучший рецепт отличного Хэллоуина!

«Ведьмы» — настоящий триллер, который мог бы поспорить с некоторыми взрослыми историями. Норвежская бабушка главного героя (кстати, кто не знает Роальд Даль тоже норвежец, хоть и родился в Англии) все-все знает о ведьмах, и конечно же, делится своей мудростью с внуком, рассказывая как их отличить от обычных женщин, ведь с ходу этого и не скажешь — ведьмы так давно живут среди людей, что научились идеально маскироваться. Больше всего ведьм водится в Англии и именно там нашему мальчику и его бабушке волею трагических обстоятельств приходится жить. Главному герою суждено попасть на главное собрание ведьм и узнать их коварный план по уничтожению всех детей Британии!

Ох, не ждите лёгкой прогулочки со сладеньким хэппи-эндом — все будет жестко, страшно и мурашковыбивательно. Умеет Даль написать так, что даже самый взрослый скептик заозирается в поисках настоящей ведьмы, невольно примеряя к ней приметы из книжки, и не говорите, что никогда не думали, глядя на какую-нибудь препротивную тётеньку — эта уж точно ведьма!

А самое действенное оружие против ведьм знаете? Конечно же это любовь! Как бы не старались мерзкие ведьмы во главе с Величайшей Самой Главной Ведьмой насолить нашему мальчишке, но любящее сердце бабушки поможет с честью вынести все невзгоды.

Случайная цитата: Ведьма — она всегда женщина.
Ничего плохого про женщин я сказать не хочу. В большинстве своем они прелестны. Но факт остается фактом: все ведьмы — женщины. Никто никогда не видывал ведьму-мужчину.


P.S. Есть отличная британская экранизация 1990 года.
IT-порно второй свежести

«iPhuck 10» типа об актуальном — садовая корпорация только-только выпустила на рынок десятый сорт яблок и на обложке новой нетленки Пелевина очень тонко и почти случайно замаячила та же цифра. Вот только какая бы цифра не стояла на обложке, а все равно Виктор Олегович опоздал, лет эдак на 50. Все это уже было и ни искусственными интеллектами, ни сексом с фак-машинками даже среднюю домохозяйку сейчас не удивишь.

Главный герой романа полицейский алгоритм-писатель с именем из русской литературы XIX века — Порфирий Петрович. Не теряя времени даром по ходу расследования преступлений, он пописывает средней руки детективчики на их основе. Вот только в этот раз труп ему не дали, а сдали в аренду авангардной исскуствоведке Марухе Чо.

«iPhuck 10» не фантастика, а скорее гротескная проекция нашего мира на мир будущего. Все, что у нас уже есть только еще более утрировано. Европа занята Халифатом, в России снова монархия, о сексе здесь больше говорят, чем занимаются, а если и занимаются, то только со своими любимыми гаджетами, а дети появляются из пробирки. Достаточно посмотреть наши обычные новости, чтобы самим миллион подобных идей наваять.

Даже не читая всех романов Пелевина можно заметить, что он вынужден выпускать каждый год по книге. С такими темпами вряд ли получится уже что-то хоть отдаленно напоминающее «Чапаева и Пустоту». Теперь это, к сожалению, часто, дорого и никак. «iPhuck 10» не хочется ругать, в нет ничего ужасного, хотя красная лондонская будка и значок 18+ соседствуют на обложке совсем неспроста — стоит быть готовым к довольно таки откровенным сексуальным сценам, причем далеко не всегда традиционным. «iPhuck 10» не хочется хвалить — в нем есть несколько удачных шуток и отголоски фирменного Пелевинского стиля, но не более того.

Ну, ой. И что?

Случайная цитата: — ...голова — действительно филиал кинотеатра, а у нормального читателя это именно голова. Читатель размышляет, пока читает. Испытывает множество переживаний, которые сложно даже классифицировать. В России всегда читали именно для этого, а не затем, чтобы следить за перемещениями какого-то «крепко сбитого характера» по выдуманному паркету... Кому вообще нужны эти симуляции, тут и настоящие люди никому не интересны.
Книга-тетрадь «НЕ/Справедливость» художницы Ники Дубровской открывает новую серию издательства «Самокат» — «Антропология для подростков». Серию наполнят книги, в которых автор будет задавать вопросы, но не отвечать на них. Найти ответы предлагается читателям, для этого после каждого вопроса в книге оставлено пустое место, бояться писать не нужно — здесь не может быть неправильных ответов.

Каждый из нас постоянно сталкивается с несправедливостью — в повседневной жизни, новостях, рассказах друзей. Но почему одни из нас пытаются что-то изменить, а другие просто молчат? Правильно ли молчать? Если нет, то, как заставить других обратить внимание на происходящее? Может ли что-то изменить обычный человек?

В «НЕ/Справедливости» собраны все самые известные случаи борьбы с несправедливостью в разные времена — декабристы, Анджела Дэвис, Мартин Лютер Кинг, мамаша Джонс, народники, Эдвард Сноуден, школьники Сан-Паулу, оккупировавшие школы, чтобы их сохранить и многие другие. Что есть несправедливость, а что нет? Решать и думать вам! Причем, не только детям, но и взрослым. Уверена, не все из нас знают четкий ответ на этот вопрос, и не каждый гражданский акт из книги Дубровской всем известен. А знать и иметь четкую позицию по этому вопросу — прямая обязанность каждого гражданина.



Крутая, опасная и очень нужная книга. Книга, которую хочется вручить каждому жителю Земли. Вручить и попросить ПОДУМАТЬ. Возможно, если каждый живущий на Земле ребенок с детства научиться остро реагировать на всякую творящуюся несправедливость и отличать ее, наш мир станет гораздо лучше.

Случайная цитата: Восставшие Новочеркасска были уверены в справедливости своих требований. Советское государство утверждало, что представляет интересы рабочих и крестьян, обещало всем равные права и социальную защиту. Об этом говорили по телевизору, писали в газетах, учили в школах. Однако реальность отличалась от деклараций. Есть ли возможность знать наверняка, что правда, а что ложь, в декларациях властей?

Мария Ботева уже известна читателям по двум замечательным книгам, вышедшим в издательстве «Компас-гид» — «Мороженое в вафельных стаканчиках» и «Ты идешь по ковру». Обе книги никак нельзя назвать обычными представителями подростковой литературы, скорее это некий постмодернизм для детей, где милейшие и чудаковатые герои творят хэппенинг в своей отдельно взятой вселенной. Вот и в повести-сказке «Маяк — смотри!» не найти обычных героев и логичного сюжета, но тепла и любви на душу выдают килограммами.

Маяк стоит у Северного моря. Там живет рыжий Эдвин и его дочь — рыжая Эльза. Там, в комнате Эльзы стоит огромная кровать на всю комнату и в ногах спит ручной волк Кулик-Сорока. Там бушуют волны, и оттуда однажды Эдвину приходится уплыть, оставив дочку с волком одних.

Если вы хотите познакомиться с самым необычным рыжим семейством, проплыть по Северному морю на говорящем корабле, узнать что такое зов вареной картошки и увидеть настоящие штормомыльные пузыри, скорее ныряйте в книжку, прихватив с собой охочего до приключений ребенка и мешок хорошего настроения.

Случайная цитата: Всю жизнь Эльзе хотелось чего-то такого... Даже и не сказать обычными словами, такого чего-нибудь... Волшебного, что ли. Ну, в самом деле, почему всё должно быть обыкновенным? Сосны — обыкновенные, маяк — обычный такой маяк, как у всех. Море — ну и что, море как море: когда штиль, когда волны. Немного странным был волк Кулик-Сорока, но кто докажет, что он необычный? Обычных-то Эльза и не видела. Так что и он тоже — самый простой волк.
«Если бы Америка была советской, она была бы раем» ©. из письма читателя.

Два замечательных советских писателя Илья Ильф и Евгений Петров в 1935 году совершили путешествие в Америку. Да не просто сгоняли посмотреть и ограничились одним городом, нет, они проехали через всю Америку с востока на запад и обратно на форде «благородного мышиного цвета», заглянув в огромное количество больших и малых городов в поисках той самой, настоящей Америки. Небоскрёбы Нью-Йорка, парки Чикаго, нефтяные вышки Оклахомы и холмы Сан-Франциско, но больше того бесчисленные малюсенькие американские Санкт-Петербурги, Афины, Варшавы и Спрингфилды — провинциальные городки одноэтажной Америки.

В первую очередь, хочется отметить — это именно советский взгляд на капиталистическую Америку. Многие ругают авторов за пропаганду социализма, но, помилуйте, господа-товарищи, разве можно было в 1937 году (год издания книги) выпустить книгу, в которой бы не было агитации и пропаганды, а лишь одно восхищение капиталистическим Западом? Как вы думаете, чем бы окончилась такая дерзость для семьи еврея Ильфа? Так что, рукоплещу авторам за то, как они тонко сумели выдержать книгу в идеологически правильном тоне, так что смогли обмануть не только цензуру, но и читателей нашего времени.

По Америке сатирики передвигались не одни, с ними путешествовали замечательные провожатые — мистер и миссис Адамс. У каждого из них свой талант — мистер Адамс неподражаемый знаток Америки, а миссис Адамс — невозмутимый и мужественный драйвер. Удивительное дело, Америка, развернувшаяся перед глазами Ильфа и Петрова, практически ни чем не отличается от нашего представления о нынешней Америке. Те же прекрасные дороги, фантастический американский сервис, однотипные тупые фильмы, фастфуды, мотели, симпатичные белые домики и одинаковые провинциальные городки. Что-то соавторов приводит в восторг, что-то они осуждают. И тут есть от чего загрустить, ведь все то, что действительно достойно осуждения уже давно и прочно стало частью российской действительности, а вот то, что восхитило сатириков и по сей день остается недоступной забугорной мечтой...

Увлекательный трэвел-бук все в том же фирменном ироничном стиле Ильфа и Петрова, который вряд ли способен открыть Америку и чем-то удивить современного читателя, но приятную поездку с умными людьми гарантирует.

Случайная цитата: В парикмахерской на Мичиган-авеню, где мы стриглись, один мастер был серб, другой — испанец, третий — словак, а четвертый — еврей, родившийся в Иерусалиме. Обедали мы в польском ресторане, где подавала немка. Человек, у которого мы на улице спросили дорогу, не знал английского языка. Это был грек, недавно прибывший сюда, прямо к черту в пекло, с Пелопоннесского полуострова. У него были скорбные черные глаза философа в изгнании. В кинематографе мы внезапно услышали в темноте громко произнесенную фразу: «Маня, я же тебе говорил, что на этот пикчер не надо было ходить».
— Вот, вот, мистеры, — говорил Адамс, — вы находитесь в самой настоящей Америке.
«Школьные годы
Чудесные,
С дружбою, с книгою,
С песнею,
Как они быстро летят!
Их не воротишь назад» ©.

Согласиться со словами этой песни можно только, закончив школу. Во время обучения мало кто думает о школе как о чудесном месте, где быстро летит время. Вот и герой книги Джеймса Паттерсона и Криса Теббетса готов опровергнуть эту идеалистическую картину.

Рейф Катчадориан переходит в среднюю школу. В Америке — второй этап школьного образования, включающий в себя обучение в шестом-восьмом классах. Жизнь подростка и так и не сахар, а уж с переходом в новую школу сопряжено появление огромного количества новых проблем. Новые одноклассники, среди них есть не очень-то приятные личности, новые учителя и новые школьные правила. Для того чтобы хоть как-то пережить эти нелегкие годы и дать отпор главному хулигану-верзиле Миллеру-киллеру Рейф и его друг Лео придумывают опасную игру «Долой все правила!». За год Рейфу предстоит нарушить все правила из Устава школы и игра начинается с первого учебного дня.

Наверняка многие родители и другие приверженцы ортодоксально-строгих правил будут в шоке от хулиганского поведения героя и его сленговых словечек, но всем им очень хочется утереть нос и попросить вспомнить себя в 12 лет, неужели вы сразу родились занудными яжмамами и учителями? Ведь и мы придумывали прозвища учителям, называли школу тюрьмой, сбегали с уроков и мечтали, чтоб училка не пришла. И это не значит, что мы были плохими детьми. Вот и Рейф на самом деле вовсе не хулиган, а обаятельный, остроумный и очень добрый парнишка, в жизни у которого не все гладко. Помимо этой ужасной школы, на него внезапно свалилась первая любовь, а дома поселился отвратительный отчим.

Идеальная книга для поднятия настроения, с которой можно приятно провести несколько часов, погрустить, посмеяться и вспомнить свои школьные годы «чудесные». Иллюстрации-скетчи Лоры Парк шикарно дополняют книгу, по которой, в 2016 году вышел художественный фильм с одноименным названием.

Случайная цитата: В общем, встречайте и все такое. Для любителей чтения, а также для тех, кому потом придется записывать книгу в читательский дневник, сообщаю, что это — правдивая повесть о моей жизни и о кошмарных годах, что я провел в средней школе. Если меня читают младшеклассники, это ничего — скоро все сами испытают.

Метки:

«Истину нельзя найти в книге. Более того, подобная книга представляет собой лишь
препятствие в вашем поиске истины. Вы должны искать ее самостоятельно, а не зависеть от чьего-то мнения или какой-нибудь книги» ©.


«Правила жизни» — понятие очень условное, и единых установленных правил, конечно же, не существует. Однако, если спросить любого человека о его правилах, то наверняка найдутся какие-то принципы, которых он старается придерживается в своей жизни. В книгу довольно претенциозно озаглавленную «Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день» (кстати, это название дал своим максимам сам Ли после прочтения книги философа Джидду Кришнамурти «Первая и последняя свобода») вошли высказывания знаменитого мастера кунг-фу, которые рождались у него в ходе бесед с журналистами, коллегами и друзьями. Это более 800 коротких цитат на различные темы.

Брюс Ли прожил всего 32 года, но сделал для популязации китайских боевых искусств очень многое, в том числе разработал собственный стиль кунг-фу, вдохновил огромное количество людей и буквально изменил их жизни. Это, по крайней мере, заслуживает уважения. И хотя книга его правил жизни поначалу может казаться чем-то вроде заявки на глупую философию из разряда «только для фанатов», прочитанная в нужный момент жизни, она способна стать чем-то большим. Ни в коем случае книгу не стоит читать залпом, только по разделу (а то и меньше) в день, тогда, и только тогда она способна заговорить с вами. Рекомендую книгу тем, кто находится в затруднительном положении, возможно, она поможет найти выход и собственный путь. Книга точно не подойдет тем, кто не приемлет такую литературную форму как афоризм и совсем далек от восточной философии.

Случайная цитата: Не усугубляйте проблемы волнением. Будьте спокойны и отстранены, не думайте о результатах. Будьте готовы и бежать, и сражаться; и победить, и проиграть. Всегда встречайте трудности со смехом. Говорите, заболел ребенок или нечем заплатить за квартиру? Что ж, придется это принять. Неужели эта проблема сама по себе недостаточна серьезна, чтобы усугублять её волнением?
«Мой график на сегодня — 6-часовая депрессия с уклоном в самобичевание». ©

5 октября в российских кинотеатрах начался показ фильма «Бегущий по лезвию 2049» с Райаном Гослингом и Джаредом Лето в главных ролях. Прежде чем бежать в кинотеатры, предлагаю ознакомиться с первоисточником, и речь сейчас не о фильме 1982 года с прекрасным Харрисоном Фордом, а о романе Филипа К. Дика.

Роман «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» был написан в 1968 году, именно поэтому в описанном в нем будущем можно встретить такое канувшее в Лету государство, как Советский Союз, а некоторые технические чудеса теперешним, искушенным прогрессом, нам могут показаться наивными. Открывая этот роман, приготовьтесь к настоящей олдскульной фантастике.

Далекое будущее. Некогда зеленая и всеми любимая планета Земля медленно умирает под слоем радиоактивной пыли, оставшейся после гибельной мировой войны. Граждане Земли частично эмигрируют на Марс, где им в помощь предоставляются слуги-андроиды, способные стать хорошими компаньонами. Вот только самим андроидам это не очень-то нравится, и, убив своих хозяев, некоторые их них бегут на Землю устраивать собственную жизнь. Однако, тут их встречают проблемы в лице полиции. И платных охотников на андроидов, таких как главный герой — Рик Декард (запомните это имя и подумайте, что оно вам напоминает).

На первый взгляд, это просто какой-то бодрый детективный боевичок, внезапно с элементами депрессии и очень странным финалом. Оно и правда, ну летает Рик на своем ховеркаре по городу и мочит играючи андроидов будто бы это не высокотехнологичные машины, а что-то типа обычных утюгов внезапно расхотевших гладить... Но. Под слоем эффектных схваток скрывается настоящая философская мораль. Давайте вернемся к фамилии главного героя. Она совсем не случайно созвучна фамилии одного мудреца, запомнившемуся миру, в том числе высказыванием — «Я мыслю, следовательно, существую». Один из главных вопросов фантастики, как известно, что чувствуют роботы? И чувствуют ли они вообще? Про это написано достаточно книг и снято немало фильмов. И почти везде мы видим хороших, добрых, привязывающихся к человеку роботов. Ну-ка, кто не рыдал над «Искусственным разумом»? А над вторым «Терминатором»? У Дика все иначе. Считается, что андроиды, хоть и мыслят, но лишены одного из главных человеческих чувств — сочувствия. Собственно, на этом и основываются тесты на выявление беглых утюгов.

Оглянитесь вокруг — жестокие, лишенные сочувствия андроиды среди нас. Они повсюду. И пока вы не стали одним из них — уберите гаджет и погладьте своего настоящего кота.

Случайная цитата: Раньше я мог бы посмотреть на звезды. Много лет назад. Но теперь я вижу сплошную пыль; никто не видел звезд много лет. По крайней мере, с Земли. Возможно, я отправлюсь туда, где на небе еще видны звезды.

Метки:

Интеллигенция головного мозга

Тысячестраничный труд внучки знаменитого композитора повествует об одном из самых страшных и непростых периодов русской истории - сталинском терроре 30-х годов двадцатого века. В центре повествования несколько семей представителей бывшей дворянской аристократии. Ныне, выброшенные на изнанку жизни, они вынуждены еле сводить концы с концами и жить в ожидании страшного ночного звонка и воронка под окнами.

Головкина писала "Лебединую песнь" основываясь на своих собственных впечатлениях о том времени и вкладывая в героев собственные черты и черты своих родственников. Многие события из семейной истории Римских-Корсаковых также нашли свое отражение в романе. Однако же, при всем этом, книга не документальна, это стопроцентно художественное субъективное произведение. Только этот факт удержал меня от порыва влепить книги оценку в две или даже одну звезду и остановил на демократичной троечке.

Мне бы очень не хотелось останавливаться на политической стороне романа, с автором можно не соглашаться, но спорить нельзя - для нее история выглядела так и никак иначе. Это просто нужно принять. Другое дело, почему же читая книгу человека, находящегося по белую сторону баррикад, создается впечатление, что российская аристократия в целом и белогвардейцы в частности это какие-то расфранченные золоченые попугаи, которые, простите за выражение просрали Россию, а потом не находили ничего лучшего как театрально заламывать белые рученьки и вздыхать по бедной Россиюшке? Серьезно, 90% героев книги надменные снобы, свысока глядящие на рабочих и крестьян и жалеющие стакан киселя ребенку соседа, потому что он де сопливый, грязный и простой? А сентенции о чистоте русской расы из уст российского офицера? А ненависть к евреям, киргизам, якутам? И это их хваленое воспитание?

Хорошо, если среди русских, а то так загонят к киргизам или якутам... узкоглазые, грязные, твердолобые, тупоголовые уроды, которых я ненавижу! ©

Ух. Тут-то все сочувствие к страдальцам и мученикам за Россиюшку и проходит. Есть, конечно, в романе более приятные герои, не обделенные состраданием, но тоже пораженные в мозг интеллигенцией, от чего абсолютно не приспособленные к жизни и к мыслительной деятельности. Конечно, советские товарищи тоже не молодцы, и красный террор ничто не оправдает, но понятия «офицерская честь» и «благородство» в романе оказались с душком.

Что еще мне было непонятно и странно, так это то, почему же современница этих страшных событий так плохо проработала материал? В книге постоянно упоминаются какие-то факты, совершенно не влияющие на основной сюжет, которые произошли гораздо позже описываемого времени, о чем нам в сносках любезно сообщает редактор. Еще Головкина довольно часто вкладывает в уста своих героев слова песен, написанных во время Великой Отечественной Войны, в то время как в романе, например 1930 год.

Тысяча страниц безысходности, тяжелейших испытаний, болезней, разлук, смертей. Тысяча страниц любви до гроба, рыданий и томлений. Тысяча страниц, которым удалось меня разжалобить всего дважды. Тысяча тяжелых, постоянно раздражающих какхорошочтоонизакончились страниц.

Случайная цитата: Россия в муках рождает новые государственные формы и новых богатырей, для которых все классовое уже должно быть чуждо, как дворянское, так и пролетарское, одинаково. ... Россия спасет себя сама, изнутри.
«...Верующий в меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в меня, не умрет во век» ©.

Я не знаю, что я буду делать, когда у меня закончатся непрочитанные переведенные романы Джона Ирвинга, читать их по второму (третьему, двадцатому) кругу или же спешно учить английский, а потом все равно действовать по первому плану... Вот уже в пятый раз Ирвинг меня удивляет, радует, заставляет преклонять перед ним колено и называть любимым писателем, но главное, рвет душу, в пятый раз рвет душу.

Если говорить о «Молитве об Оуэне Мини» коротко и по-простому — это Евангелие от Ирвинга, а Оуэн Мини — новый Христос. В действительности дело обстоит куда как сложнее, хотя от религиозной составляющей книги никуда не деться и второе пришествие в мешке не утаишь. С «Молитвой» не получится по-быстрому, и дело даже не во внушительном объеме в 700 страниц и не в невероятной глубине романа, а в той работе, которую предстоит проделать читателю для понимания книги. Вот, например, чем отличаются католики от англиканцев? А епископалы от конгрегационалистов? А хорошо ли вы знаете правила игры в бейсбол? Ирвинг написал подробную хрестоматию американской культуры целой эпохи, которая только маскируется под художественный роман.

Оуэн Мини — человек необычный во всех отношениях. Начиная с внешности и голоса — его рост во взрослом возрасте — 150 сантиметров, его голос — застывший крик, детский застывший крик, ни разу за жизнь не подвергшийся изменениям, в романе этот герой говорит и даже пишет только ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ. И заканчивая своим мировоззрением и теми в некотором роде фантастическими событиями, окутывающими его фигуру, согласитесь, не каждый человек знает точную дату своей смерти, а также как именно она к нему придёт... Рассказчиком истории Оуэна выступает его лучший друг — Джонни Уилрайт, который, на первый взгляд, в романе особо и не нужен — убери его и ничего не изменится. На самом деле, он важен для истории примерно также как Матфей, Марк, Лука и Иоанн для Евангелия. Без него бы мы ничего не узнали, не увидели бы как Оуэн Мини и вера в него изменили человека.

Это очень сложная книга, в которой много веры, не религии, а именно веры, много политики, литературы, дружбы и любви, при том, что здесь нет ни одного описания секса, столь свойственного романам Джона Ирвинга. Это книга, от которой, говоря словами Оуэна Мини, ВНУТРИ ЧТО-ТО ПЕРЕВОРАЧИВАЕТСЯ. Это очень подробная книга, в которой нет ничего неважного, и если автор повторяет рассказ о каком-то событии другими словами, значит, так нужно. Это книга, в которой очень много личных взглядов автора, с которыми каждый вправе согласиться или не согласиться. Это книга, с которой вряд ли стоит начинать знакомство с Ирвингом. Это очень крутая книга.

Случайная цитата: Насколько я помню, именно от миссис Хойт я впервые услышал, что критиковать конкретного американского президента — не значит вести антиамериканскую пропаганду, что критиковать политику США по конкретному вопросу — не значит быть врагом отечества и что выступать против нашего вмешательства в конкретную войну против коммунистов — не значит встать на сторону коммунистов. Однако эти различия остались неведомы большинству жителей Грейвсенда; они и сегодня неведомы очень многим моим бывшим соотечественникам.

Метки:

«Все спешат наверх...наверх...наверх, на небеса». ©

Роман «Полиглоты» петербуржца английского происхождения Уильяма Герхарди впервые был издан на русском языке в 1925 году под названием «Нашествие варваров» со значительными цензурными изменениями и сокращениями. И вот, только сейчас, в 2017 году, спустя почти столетие с момента написания романа, «Полиглоты» стали доступны русскоязычному читателю в полном переводе. Это было бы даже смешно, если бы не было так грустно, ведь Герхарди, родившийся в России и проживший в нашей прекрасной стране долгое время, в совершенстве владел русским языком.

Повествование в романе ведется от лица молодого английского офицера по имени Джордж Гамлет Александр Дьяболох (уже смешно), который, не забывая постоянно напоминать читателям, что он красавец-интеллектуал, знакомит нас со своими эксцентричными бельгийскими родственниками, волею судеб проживающими на Дальнем Востоке и принимающими главного героя во время его военной миссии там же.

«Полиглоты» покоряют не сюжетом, его там, можно сказать, и нет, а формой, многообразием слов и палитрой вызываемых эмоций. С первого же взгляда Герхади поражает сходством с Ивлином Во (который, кстати, Герхарди любил и уважал) и Вуди Алленом, однако, чем дальше читаешь, тем больше понимаешь, что Герхади по циничности и сарказму, возможно, даже превосходит Во, а по глубине лиризма в сочетании с тонким юмором больше напоминает Чехова, и не даром, ведь первая английская монография о Чехове была написала как раз автором «Полиглотов».

Трагикомедия, драма, фарс, гротеск, пафос и глубочайший философский лиризм — все это «Полиглоты», всё это Уильям Герхарди. Его стоит либо принять, либо отвергнуть, либо влюбиться, либо возненавидеть. У меня получилось первое.

Случайная цитата: Я начал выдвигать все ящики шкафа. Третий ящик... все ящики, но жилета не было. Почему случается так, что когда ты ищешь пару ящиков, то всегда находишь пару лишних жилетов? А когда ищешь жилет, то попадаются одни ящики?
Сегодня не принято верить в современную русскую литературу, а уж в современную русскую детскую литературу и подавно. Оно и понятно — раньше-то ведь как было? Крапивин, Каверин, Альберт Иванов — паруса, океаны, капитаны, бороться, найти, не сдаваться... А сейчас? Эх...

А ведь это не правильно. Хорошая современная русская детская литература существует. Да, она другая. Подстраивающаяся под современные реалии и современных подростков, но она есть. В этом, например, можно убедиться, прочитав книгу Дарьи Варденбург «Правило 69 для толстой чайки», вышедшую в издательстве «Самокат» в 2016 году.

«Я хожу на яхте. Я одиночка-кругосветчик и поэт. Я обошел вокруг света дважды — с востока на запад и с запада на восток. Я женился на Лауре Деккер. Мои стихи цитирует Джонни Депп в новом фильме Джима Джармуша, а Ник Кейв записывает альбом с моими песнями» — так звучат мечты главного героя книги, толстого романтичного мальчика Якоба Беккера. У него проблемы с устной речью, он ходит в яхт-клуб своего маленького провинциального городка и живет с матерью и дедом — этническим немцем.

Это очень крутая книжка. Коротенькие главы, напоминающие заметки в фейсбуке, да и вся книжка в 150 с небольшим страниц читается за час-полтора, а проблем освещает на целый трехтомник. Настоящих, взрослых, серьезных проблем. Тут и первая робкая влюбленность, и вопросы честности и чести, и алкоголизм среди бывших спортсменов, и старость, и кошмарные отцы, и гонения в школе... Все они разные, все мы разные, никто не идеален, но никто не должен быть одинок, эта книга — спасательный круг, напоминание, что в мире есть дружба, взаимовыручка, и сколько бы ошибок ты не совершал, главное вовремя это осознать и ухватиться за тот круг, что тебе предлагают.

Трогательная, грустная, и одновременно веселая и обнадеживающая история о победах и поражениях, новых горизонтах и путешествиях, которые обязательно будут. Главное верить.

Случайная цитата: Митрофан погасил айфон, и мы оказались в июньских сумерках под светлым небом. Шумели от легкого ветра камыши, голосили лягушки, догорал костер. Все вокруг нас и мы сами, и все, что с нами случилось недавно и что происходило сейчас, — все это было так невероятно, что я задохнулся от счастья, и глаза у меня, наверное, сияли и пламенели в сумерках, как угли. Я не мог уснуть, и лежал, вдыхая запах ночи, озера и леса, и хотел запомнить его на всю жизнь.
«— Разве лето не навсегда?
  — Все не навсегда». ©


Лето ушло, оставив после себя лишь воспоминания, наши обожженные жарким солнышком носы, запыленные летними дорогами кеды и нечеткие фотокарточки от заливающего все вокруг закатного света... Все не навсегда, но именно лето не хочется дольше всего отпускать от себя, его хочется консервировать, разливать по баночкам, чтобы в осенне-зимние холодные вечера доставать и есть ложками летние пропитанные солнцем дни, как варенье из самых вкусных абрикосов, пахнувших абсолютным счастьем...

Вторая книжка про Простодурсена и его друзей от норвежца Руне Белсвика как раз и есть такая баночка, в которой помимо лета уместилась еще и целая осень с чаепитиями, коврижками, треском поленьев в камине и веселым дружеским гоготом.

Это милейшие и добрейшие истории о жителях Приречной страны, которые ходят к друг к другу в гости, выдумывают приключения, ссорятся, мирятся и просто живут. Герои, за две прочитанные книжки, становятся по-настоящему родными.. Даже вредного Пронырсена невозможно не полюбить! Истории о Простодурсене немного похожи на Сказки о Муми-троллях и совсем чуточку на нашего Незнайку, но в целом они совсем-совсем особенные — мудрые и очень философские.

Если вам грустно провожать лето и вы немного боитесь мрачной осени, возьмитесь за Простодурсена, он подскажет, как пережить осень, поможет вспомнить летние деньки, даст мудрый совет и придет на выручку даже в самый-самый темный день. Хронологически эта книга идет второй, после «Зима от начала до конца», но читать можно вперемешку, с любой истории — ведь так часто бывает, что летом хочется читать о зиме, а зимой о лете.

Случайная цитата: Странное дело, — думал Сдобсен. — Живём в согласии с луной и солнцем. Ходим летом в походы. Придумываем всякое-разное. Казалось, просто радуйся. Но всё время в настроении что-то заводится и портит его. Из чего только оно сделано, это настроение? Для чего оно вообще нужно? Мало нам таскать по горам чемоданы с одеялами, так ещё настроение...
Я только начинаю знакомиться с жанром графического романа и для знакомства стараюсь выбирать не супергеройские американские комиксы про мускулистых женщин и мужчин в лосинах, а что-нибудь поистине необычное. Такое как BD-роман Жан-Пьера Жибра «Отсрочка».

Действие разворачивается в 1943 года в оккупированной Франции, точнее в маленьком тихом городке Камбейрак. Жюльен выпрыгивает из поезда, увозившего его на принудительные работы в Германию, и вынужден скрываться в пустом доме. Всех дел у него наблюдать из окна за односельчанами, а главное за своей возлюбленной — Сесиль...

В романе потрясающей красоты рисовка, но очень неоднозначный сюжет, главный герой совсем не похож на героя, наверное, его даже можно было бы уличить в трусости, ведь кроме подглядывания за жизнью города и вздыхания по Сесиль он почти ничем не занимается, в то время как на фронтах гибнут люди, а во Франции под носом гитлеровцев рискуют бойцы Сопротивления... Можно было бы. Если бы не одно но. А вы уверены, что вы бы не поступили также? Жить хочется всем. И моральное право осуждать Жюльена имеют, пожалуй, только реальные участники войны.

Очень изящный, красивый и по-настоящему французский графический роман на очень необычную тему. Здесь почти нет динамики, зато после прочтения остается масса мыслей, как после хорошего европейского кино.

«Война — это не просто кто кого перестреляет. Война — это кто кого передумает». ©

Их служба по-настоящему опасна и трудна, и, на-первый взгляд, как будто не видна. Они не бросаются грудью на амбразуру и не бегут с гранатой на танк. Их оружие мозг. Их работа и умение спасает жизни тысячам. Они — военные контрразведчики.

Второе название романа Владимира Боголюбова «Момент истины» — «В августе 44-ого», и именно по мотивам этого романа снят неплохой фильм с Мироновым, Галкиным и Колокольниковым в главных ролях. А еще этот роман основан на реальных событиях, подтвержденных официальными документами времен Великой Отечественной Войны и имевших место быть в августе 1944-ого года на территории недавно освобожденной Белоруссии.

Война почти закончилась, но расслабляться рано. В приграничных районах орудует великое множество вражеских агентов, диверсантов, националистов и прочих шпиёнов-врагов. Задача советских контрразведчиков — найти и обезвредить. Брать «тёплыми», чтоб было с чем работать. В центре сюжета группа капитана Алёхина — рассудительный и умнейший старший группы Алёхин, решительный опытный волкодав старший лейтенант Таманцев, молодой и немного робкий стажёр гвардии лейтенант Блинов. Именно им поручено дело группы «Неман» — опаснейших диверсантов, своей подрывной деятельностью угрожающих наступлению советских войск.

Роман описывает события всего каких-то нескольких дней и кому-то может показаться затянутым и занудным, но такова специфика работы контрразведки — в ней нет несущественных деталей, важно всё, каждая мелочь — спичка, огрызок огурца, песок, забившийся под черенок лопаты... Богомолов использует интересный прием — главы перемежаются оперативными документами, которые за некоторыми изменениями текстуально соответствуют подлинным, что придает роману еще большую документальность.

Мощный исторический роман от реального СМЕРШевца, читается на одном дыхании и выступает в роли радиопередатчика, через время передающего нам ту самую фразу, означающую, что можно выдыхать — «бабушка приехала!».

Случайная цитата: — Нервничать — это привилегия начальства, — подняв голову от документа, заметил Поляков. — А мы должны работать без нервов и без малейшего шума!.. Главное сейчас — не устраивать соревнования эмоций!.. Главное для нас — работать спокойно и в полном убеждении, что сегодня, завтра... или позднее... но если мы не поймаем, никто за нас это не сделает...
«— Это только в сказках, — отрезал Мазукта. — А у нас с тобой... не пойми чего» ©.

Одна глава в книге Петра Бормора «Игры демиургов» посвящена Максу Фраю. Одна глава. Да вся эта книга запросто могла быть посвящена Максу Фраю. Как, скорее всего и все творчество Бормора. И сам Бормор. А может Бормор это Фрай? Или его выдумал Макс Фрай? Стоп. Так можно договориться до того, что наш мир выдумал Фрай... Впрочем, не удивлюсь.

Вся книга представляет собой сборник коротеньких рассказов (анекдотов, баек, сказок и не пойми чего) о двух демиургах — Мазукте и Шамбамбукли (имечко — отпад), и, их нелегких демиургских заботах.

«Игры демиургов» из той категории литературы (литературы ли?), что принято читать для разгрузки мозга на бегу, в перерывах между серьезной литературы (или вместо неё), за чашкой чая, кофе, какао, взахлёб или открывая раз в месяц (год), чтобы прочесть одну историю.

Иногда среди смехуёчков можно обнаружить историю с грустинкой и даже уловить философский смысл. Может быть. Если повезёт.

Если вы фанат Макса Фрая, но всё у него уже прочли — смело беритесь за Бормора. Если вы устали или вам грустно — попробуйте (не забудьте добавить какао). Если грустно вашему другу — читайте Бормора вслух. Но никогда, слышите никогда, не берите в руки его книг, если вы читаете только умные книжки и кривите губы от всякой ЖЖ-ной самодеятельности.

Случайная цитата: — А, знаю, — кивнул демиург Шамбамбукли. — Цепная реакция — это когда расщепляется ядро урана.
— Неверно, — строго нахмурился Мазукта. — Цепная реакция — это когда одна страна первой расщепляет ядро урана, и сразу остальным тоже хочется.
«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». (Иоанна 3:16)

Несмотря на религиозный мотив в названии, цитаты из Евангелия и общую тему романа о возрождении души главного героя, последний роман Льва Николаевича Толстого получился не религиозным, вернее не только религиозным, но и по-настоящему остросоциальным, обнажающим все неприглядные стороны российской действительности, включая и институт церкви. «Воскресение» называют романом-проповедью, но это скорее учение и некое наставление великого писателя грядущим поколениям.

В центре сюжета два персонажа — проститутка Катюша Маслова, оказавшаяся на скамье подсудимых по обвинению в отравлении и ограблении клиента, и, князь Дмитрий Нехлюдов, присяжный на суде, в юности совративший Катюшу и толкнувший её на путь разврата. Узнав Катюшу, Нехлюдов начинает мучиться чувством вины за свой давний поступок и решает, во что бы то ни стало искупить свою вину и облегчить положение Масловой.

Резкий контраст между высшим светом и низшим, между светлым и темным, между греховным и духовным, бедностью и богатством. Ещё вчера благополучный сытенький и чистенький (внешне, но не в душе) Нехлюдов, сегодня соприкасается с социальным дном и видит всю эту нищету, несправедливость и несовершенство судебной системы, нечеловеческие условия содержания заключенных, голодных детей, бедственное положение крестьян, переполненные тюрьмы, потоки параши и вонь... Нехлюдов меняется и переосмысливает себя не только неожиданно для читателя, но и для себя самого. Изменяя себя, Дмитрий силится изменить и окружающий мир, что, конечно же, оказывается не так-то просто.

С момента написания романа прошло 118 лет и до сих пор не произошло существенных изменений. Не со всем в философии Толстого можно однозначно согласиться и не каждый решиться пойти предлагаемым путем опрощения и спасения, но одно наверняка может сделать каждый — дать оценку себе и своим поступкам и задать вопрос своей душе.
Каждый раз убеждаюсь, что классику, тем более русскую, нельзя читать из-под палки. К ней нужно прийти самому, тогда и только тогда, способна она открыть свою особенную мудрость.

Случайная цитата: Все дело в том, что люди думают, что есть положения, в которых можно обращаться с человеком без любви, а таких положений нет. С вещами можно обращаться без любви: можно рубить деревья, делать кирпичи, ковать железо без любви; но с людьми нельзя обращаться без любви, так же как нельзя обращаться с пчелами без осторожности. Таково свойство пчел. Если станешь обращаться с ними без осторожности, то им повредишь и себе. То же и с людьми. И это не может быть иначе, потому что взаимная любовь между людьми есть основной закон жизни человеческой.
Сила живого слова

Когда мы слышим слова «подростковая антиутопия», то сразу же представляем себе девочку, с луком за спиной, бегущую по лабиринту с пылающим праведным гневом взглядом. Любое отступление от заданных шаблонов кажется, едва ли не чем-то революционно новым.

В повести итальянской писательницы Беатриче Мазини «Дети в лесу» мы встречаемся с миром после какого-то разрушительного взрыва. Детей в этом мире свозят в Лагерь, где дают Лекарство, стирающее память и содержат в нечеловеческих условиях. Дети сражаются за еду, немногочисленные работники Лагеря наблюдают за происходящим с помощью видеокамер. Для чего все это нужно? Обнаружив в лесу старую книгу сказок и задавшись этим вопросом, главный герой 13-летний Том перестает принимать таблетки и в его памяти всплывают воспоминания (осколки).

Очень необычная книга об эволюции через слово. Начав меняться, Том с помощью книги меняет и окружающих. Книга читается как «Повелитель мух» наоборот — попав в почти одинаковые дикие условия герои Голдинга деградируют, а Мазини эволюционируют. Я очень часто слышу жалобы родителей о том, что их ребенок к 3-4 годам не научился говорить. И в большинстве случаев это связано не с какими-то серьезными пороками развития, а с банальным нежеланием родителей читать ребенку книжки и разговаривать с ним. Конечно, в разы проще включить телевизор или дать в руки планшет. Это очень грустно.

Впечатление от книги портит разве что очень схематично нарисованный мир. Понятно, что в философском смысле повести это не столь важно, но хотелось бы чуть больше подробностей.

Повесть расскажет ребенку о таких важных вещах как ответственность, компромисс и поиск нелегких решений, а взрослому о необходимости уделять больше времени и внимания своему чаду.

Случайная цитата: В конце концов, у каждого в жизни должен быть смысл, и если человек не нашел его сам, то надо ему помочь

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com