Девочка с книгой

«Сага о юном Сёльви» Арнара Маура Арнгримсона

Юного исландского рэпера с проблемами социализации родители отправляют к бабке в глушь, предварительно отобрав все гаджеты. А дальше полное погружение в сознание пятнадцатилетнего подростка, чьи мысли крутятся вокруг секса, музыки, чувства тотального одиночества и вселенской несправедливости.

Очередная честная книжка от «Самоката» — обычная история обычного парня, таких великое множество в Исландии и России, и ещё в сотне других стран. Тут жизнь, а не кинематограф — смерть не повод устраивать драму, а секс не всегда любовь.

47-летний преподаватель исландского языка Арнар Маур Арнгримсон написал не роман, а настоящую инструкцию по применению подростка, обязательную к прочтению для всех родителей старшеклассников независимо от пола. Однако крепитесь, здесь всё по правде и нежные родительские души никто щадить не намерен. Подросткам книжку тоже, конечно же, рекомендую, возможно, именно её вам не хватает, чтобы разобраться в себе и смело взглянуть в лицо этому дурацкому миру.

P.S. В романе очень много музыки (в конце даже приведён плейлист) и как же невероятно круто, что Сёльви понравились мои любимые «Joy Division».

Случайная цитата: Впервые в жизни он не сидит осенью в классе. Впервые в жизни он готовится сгонять овец, но сам — уже не в школьном стаде. Какая свобода! Свобода от тоски, беспокойства и постоянного страха перед теми, чья работа — оценивать тебя, чтобы обнулить, отсортировать и отсеять! Если ты чуточку не как все, тебя надо изгнать! Ты не подходишь под стандарты. И вдруг ты не впишешься в коллектив — какой ужас.
Книга 3

«Мастер и Маргарита» Аскольда Акишина и Миши Заславского

15 мая в день рождения Булгакова прочитала новую, а на самом деле старую, графическую адаптацию его самого знаменитого романа. Аскольд Акишин и Миша Заславский создали свою версию «Мастера и Маргариты» уже почти тридцать лет назад. Однако, в России в полном объёме роман издаётся впервые.

Давно знакомый оригинал не нуждается в представлении и отвечающий за сценарий Миша Заславский отнёсся к бессмертному шедевру со всем уважением — сокращения хоть и существенны, но почти все самые главные сцены и слова бережно сохранены. Важно понимать — рисованная версия отнюдь не замена, а скорее дополнение к первоисточнику, свежий взгляд на события романа и булгаковскую Москву.

Графика Акишина своеобразно-чарующая, особенно в части о Понтии Пилате, отличающейся от основной истории оригинальной штриховкой. Не спешите бегло пролистать-прочитать роман, упустите много интересных деталей — чего стоят одни кремлевские звёзды-летучие мыши!

Настоящее бумажное кино и очередная ода гению Михаила Булгакова.
Скука

«Земля» Михаила Елизарова

Володька Кротышёв, мёртвая принцесса и адепты русского похоронного бизнеса

Почти 800-страничный увесистый томик «Земли» оказался не лучшим выбором для знакомства с Михаилом Елизаровым. Мало того, что на 40% это сборник обсценного фольклора, на 30% малопонятные философские рассуждения (ладно, тут сама виновата, надо было не спать на институтских лекциях), ещё на 20% практикум по кустарному сатанизму и лишь 10% отведены под более-менее вменяемый сюжет, так это ещё и первая часть какого-то масштабного авторского замысла. Сколько там планируется? Две части? Три? Семь? В поисках утраченного русского танатоса. Впрочем, с такой маниакальной проработкой каждого дня главного героя, не удивлюсь.

Текст написан от первого лица и отчасти именно это помешало мне сложить в голове цельный образ Володеньки Кротышева — из двадцатилетнего выпускника стройбата то и дело прорывался умнющий и тонкочувствующий Елизаров. Хотя, кто знает, может в конце великой русской похоронной саги окажется, что всё это воспоминания повзрослевшего Владимира Сергеевича. Вот только доберусь ли я до этого конца... и будет ли он вообще.

Это было долго, нудно, но, однако местами небезынтересно и точно небесполезно, спасибо автору за ожидаемо прекрасный слог, Арнольда Бёклина и одну такую простую мысль о том, что уж где-где, а на кладбище смерть точно не обитает.

Случайная цитата: Я ощутил, как щемяще потянуло под солнечным сплетением. Чувство было бледным, эфемерным, словно кто-то слабо дохнул жутью на стекло бытия. Я-то думал, что за два месяца работы в мастерской полностью избыл этот тоскливый вакуум в моём животе, возникавший, когда я видел не саму смерть, а сопутствующую ей предметность. Но оказалось, что я просто привык к плитам. Красный гроб был так же уныл и безнадёжен, как тот чёрный пластиковый мешок с негнущимся содержимым, который я помогал тащить к зданию судмедэкспертизы. Кроме прочего, гроб был именным, и где-то в Загорске желтел, коченел его владелец.
Книга 2

«Мой брат Уолт Дисней» Алессио де Санты

Графическая биография знаменитейшего мультипликатора, поданная с позиции его старшего брата Роя, в оригинале носит хоть и менее привлекательное, но отлично передающее дух книги название — «The Moneyman». Да, в этом название не звучит известного всему миру имени, но зато обозначена важная роль, которую играл в студии Диснея Рой, о существовании которого большинство людей даже не подозревает.

Заработал бы Уолт все свои миллионы, если бы не помощь брата? Задумывались ли вы, сколько всего нужно, чтобы выпустить мультфильм? Даже коротенький, даже черно-белый и немой? Оказывается, далеко не сразу рисованные детища Уолта при несомненной любви публики обрели устойчивый финансовый успех. Многочисленные кредиты, не вовремя вмешавшаяся война... Если бы не прагматичность Роя неизвестно увидели бы мы маленького львёнка на большом экране? Каким бы было наше детство без «Русалочки», «Утиных историй» и «Чип и Дейла»?

В этой истории немало очевидных плюсов, однако, не обошлось и без минусов — классическая рисовка поначалу настолько не выразительна, что отличить одного брата от другого почти невозможно, слишком много внимания уделено всевозможным болезням обоих Диснеев (уже с первых страниц начинаешь готовиться к смерти), и, к огромному сожалению, слишком мало о творчестве.

Случайная цитата: Проблемой «Пиноккио» стала его мрачность, да и сочувствовать такому герою не очень-то хотелось. Это был провал, мы даже не отбили свои деньги, несмотря на говорящего сверчка, кстати, по тем временам весьма удачного персонажа.
Книга заклинаний

«Записки юного врача. Морфий (сборник)» Михаила Булгакова

«И тебя вылечат» ©.

Большинство людей ужасно бояться попасть на лечение к молодому врачу. А большинство молодых врачей жуть как бояться пациентов. Победит только тот, кто сможет побороть свой страх. В конце концов, и Рошаль, и Бокерия когда-то были молодыми.

Образцовый и отчасти автобиографический сборник рассказов Михаила Булгакова как раз об этом, о начале медицинской практики совсем юного, только после училища, врача. Нелёгкий труд его проходит где-то в деревенской глуши и частенько бороться приходиться не только с различными хворями, но и с людским недоверием и невежеством. Борьба осложняется постоянными сомнениями в собственных знаниях и страхом ошибки. Однако именно в этот, первый рабочий, 1917 (!) год герой сборника, по собственному слегка запоздалому признанию, был счастлив.

Стоит ли говорить, что это «неимоверно круто, талантливо и увлекательно»? Про эту книгу в частности и про Булгакова вообще сказано уже столько, что и добавить нечего. Любите короткие рассказы, тонкий юмор и филигранную прозу? Вам сюда.

Случайная цитата: Сорок восемь дней тому назад я кончил факультет с отличием, но отличие само по себе, а грыжа сама по себе.
Reading is sexy

«Я очень тебя хочу. Переписка 1995-1996» Кэти Акер и Маккензи Уорк

Давно известно, что человек вообще и женщина в частности может быть любого размера или формы, если захочет. «Я очень тебя хочу» (в оригинале "I’m very into you") — переписка двух людей, умеющих освобождаться от врожденного гендера. Временно или навсегда.

Писательница Акер и профессор-философ Уорк познакомились в июле 1995 во время короткого визита Кэти в Сидней. Их разгоряченная переписка продлилась две недели. В 1997 Кэти Акер умерла от рака груди. Маккензи Уорк, в то время идентифицировавшая себя как квир-мужчину, теперь трансгендерная женщина. «Секретные материалы» закрылись, а «Симпсоны» до сих пор идут.

Интеллектуальный флирт: строго 18+, нецензурная брань и откровенное обсуждение секса и отношений соседствуют здесь с пространными цитатами из Бланшо и Батая. Литература, фильмы, контркультура, музыка, Элвис, Джармен и Хичкок, Mekons и Portishead, сны и психоанализ, квир и идентичность. Ему 34, ей 48, она в США, он — в Австралии.

Порой читать было тяжело, порой неловко (чужие письма, особенно полученные без согласия одного из авторов, всегда вызывают ощущение подглядывания в замочную скважину), но в то же время безумно интересно.

Случайная цитата: Территория, сказала ты. Именно в этом всё дело. С кем и какие территории мы разделяем и как они пересекаются? Сквозь меня проходят улицы с односторонним движением — и у каждой своё название. Но территории маловато, чтобы говорить о чём-то ещё. Я был неосторожен. Слишком много друзей потерял. Или они меня?
Девочки. Книга

«Леопард за стеклом» Алки Зеи

Очередной бриллиант «Самоката», бережно хранимый на дальней полке для «чёрных» дней. Пронзительная и светлая повесть греческой писательницы Алки Зеи о семье, доверии, верности и предательстве.

Действие повести разворачивается на острове — его прообразом стал Самос, остров детства писательницы. Здесь в большой дружной семье живут две сестры — восьмилетняя Мелия и десятилетняя Мирто. Каждое лето они отправляются в деревню, на другую сторону пролива, куда к ним из Афин приезжает старший двоюродный брат Никос. Все дети деревни ждут его с нетерпением, ведь только он рассказывает удивительные истории про леопарда с разными глазами, чьё чучело стоит за стеклом в семейной гостиной. На дворе 1936 год — год установления диктатуры генерала Метаксаса и этим летом у Никоса уже не так много времени на детей, да и истории его стали другими...

Идеальная книга для первого разговора о политике — диктатуре и демократии, цензуре, насилии, политических заключенных и классовых различиях. На примере одной семьи Алки Зеи показывает поляризацию мнений всего греческого населения. Одна из самых сильных и душераздирающих сцен в книге — костёр из «вредных» книг на городской площади, в котором в том числе горят книги дедушкиных обожаемых древних греков. И столь разное отношение к этому событию сестёр.

«Леопард за стеклом» — история почти автобиографичная, в 1936 году Алки Зеи было 11 лет, став взрослой она трансформировала детские воспоминания в книгу, ставшую знаковым произведением греческой литературы.

Волнующий текст, мгновенно переносящий в далёкую Грецию в детство одной отважной девочки.

Случайная цитата: По возвращении домой мама разрыдалась. Она плакала как маленькая. Впервые в своей жизни я видела, что взрослый человек так ревёт. Она говорила и говорила: что лучше бы папа потерял работу и мы стали бы, как цыгане, вроде тех, что живут на участке за нашим домом; что даже такая участь лучше, чем быть фалангисткой и стоять рядом с вором Коскорисом. Папа раскричался, что она рассуждает не лучше ребёнка. Дедушка поддержал маму, тётя Деспина встала на сторону папы, а Мирто, с её свёрнутой шеей, крутилась перед большим зеркалом в гостиной и старалась как можно лучше выполнить фашистское приветствие. Леопард смотрел на неё чёрным глазом, голубой был преисполнен печали.
Книга 3

«Тайная история трусов» Ивоны Вежбы

Издательство «Самокат» и снова жарко

Очередная хулиганская новинка от одного из лучших детско-подростковых издательств страны — на этот раз занимательный нон-фикшн... про трусы. Всё, что вы хотели знать, но стеснялись спросить про самую пикантную деталь гардероба. И её отсутствие.

Изучить историю человечества по трусам? Да запросто! Фиговые листочки, кордилины и кринолины, гульфики, шоссы и кальсоны, панталоны, повязки, бикини и стринги — кратко и остроумно обо всех возможных ипостасях нижнего белья, потребностях и предубеждениях рассказывает польская писательница Ивона Вежба, а иллюстрации Марианны Штымы прибавляют градус веселья. Читать и не делиться с друзьями и близкими фактами из книжки, преступно и невозможно, проверено на себе!

Какие «трусы» носил Тутанхамон, как выглядел первый купальный костюм и о каких панталонах жены Норы грезил Джеймс Джойс?

Лучший подарок всем влюбленным в культуру повседневности, модникам и модницам, и просто любопытным от 14 и до бесконечности!

Случайная цитата: Распространение в XIX веке идей о воспитании французского философа Жан-Жака Руссо привело к тому, что трусы разрешили носить маленьким девочкам, чтобы они могли играть в ;своё удовольствие. Однако в двенадцать лет они прощались с трусами навсегда.
Девочка с книгой

«Вегетарианка» Хан Ган

«Я верю, что людям следует быть растениями» ©. Ли Сан

«Вегетарианка» Хан Ган наделала немало шума в литературной тусовке — Международный Букер, переводческий скандал, предельно противоречивые отзывы. Роман состоит из трёх довольно самостоятельных частей, рассказывающих от лица разных персонажей об одной и той же героине — Ёнхе, внезапно решившей стать вегетарианкой.

Хан Ган описывает патриархальное корейское общество, здесь жена полностью подчинена мужу, а дочь отцу. Бытовое насилие — обыденность, давно установленный порядок вещей. Убежать от жестокости непросто. Ёнхе просто не находит другого выхода, кроме как причинить вред* себе самой, уйти, раствориться, стать деревом. Даже в этом решении общество ей отказывает.

Тревожный, странный и болезненно неудобный роман. Местами (особенно в третьей части) физически тяжело читать, однако текст обладает какими невероятными магнетическими свойствами, не дающими отложить книгу или хотя бы отвести взгляд.

Случайная цитата: Если кому-то и можно навредить, так только самой себе. Это единственное, что ты можешь сделать по своей воле. Однако и это не получается так, как ты хочешь.

*причинить вред — не про решение отказаться от продуктов животного происхождения.
Уютное чтение

«Мой год отдыха и релакса» Отессы Мошфег

Рецепт самоизоляции от Отессы Мошфег — побольше снотворного, любимых фильмов и никакой гречки.

Безымянная красавица из романа «Мой год отдыха и релакса» устала. От всего, всех, и главное себя. Её главное желание — спать. В идеале целый год. В этом ей поможет абсолютно карикатурная психотерапевт (-ка, -ша, -есса), с легкостью выписывающая героине горы всевозможных сонных колёс. Побочные эффекты некоторых весьма пугающие, но для человека с целью не существует преград.

Растеряв себя, у героини явный кризис самоидентичности, рассказчица, однако не потеряла наблюдательность и своеобразное чувство юмора. Её пассажам про мир современного искусства, бывшего и подругу, хотелось аплодировать стоя.

Это явно не терапевтическое чтение, здесь вас никто не пожалеет. Никаких там «всё будет хорошо», «изменится», «пройдёт». Жестоко? Зато честно.

Читается легко, понравится не каждому. Если сюжет для вас не главное, нравится чёрный юмор и вы точно готовы к хлёсткой прозе, читайте.

Случайная цитата: Как-то вечером я сняла ее «Полароидом» и сунула снимок за раму зеркала в гостиной. Рива увидела в этом проявление любви, а на самом деле фото напоминало мне, как мало радости приносит мне ее ;общество, когда у меня возникало желание позвать ее к себе после просмотра очередного фильма.