?

Log in

No account? Create an account

Январь, 4, 2019

Другой Навальный

Про Алексея Навального так или иначе слышали все. С Олегом сложнее. Тем временем, это родной младший брат Алексея Навального, осужденный вместе с братом по делу «Ив Роше». Олег был приговорен к 3,5 годам колонии общего режима, Алексей — к тому же сроку условно. 17 октября 2017 года ЕСПЧ постановил, что дело было рассмотрено в России с нарушением права на справедливый суд, а приговор был произвольным и необоснованным. Несмотря на это Олег отсидел полный срок и написал книгу по мотивам отбытого заключения.

Прежде чем приступить к обзору книги, хочу заявить, что никогда не являлась и не являюсь ни сторонницей, ни противницей политики Алексея Навального, и книга его брата меня интересовала исключительно из-за подробностей из первых рук о судопроизводстве и тюремном заключении в современной России. И этих подробностей здесь хоть отбавляй.

Например, наконец-то подробно и грамотно рассказано, что же такое АУЕ. Забайкальцы знают, но даже и у нас можно еще встретить тех, кто считает, что это название молодежной группировки. Еще можно узнать, чем тюрьма отличается от ;колонии, а «красная» зона от «чёрной», как к з/к попадают телефоны, куда лучше всего прятать сим-карту при обыске, чем заняться в заключении на досуге и как правильно писать малявы.

Олег для красного словца или шутки юмора ради разбавляет повествование о своих злоключениях, историей арестанта Чубакки. Да, того самого путешественника вуки из «Звездных войн». Согласно Олегу Навальному бедолага Чуи становится жертвой беспощадной российской судебной машины и отправляется в лагерь. Абсолютно крышесносная и, в общем-то, ненужная история. Смешно не было, грустно тоже, лишь дико хотелось пролистать эти страницы и вернуться в реальность.

Навальный понимает и подчёркивает, что его опыт — уникальный: он находился на привилегированном положении и подвергался не физическим, а бюрократическим пыткам. Это ещё раз доказывает, что все громкие заявления наших властей о едином для всех законе — всего лишь слова. Порой складывалось ощущение, что вся эта лагерная возня Олега нисколько не касается: он лишь сторонний наблюдатель, по ошибке помещенный на съемочную площадку какого-то нелепого ТВ-шоу.

Случайная цитата: В тюрьме есть ещё один вид изоляции — заключении в одиночной камере. Правда, сидя уже полтора года в одиночке, я не очень улавливаю, что в этом страшного.