?

Log in

No account? Create an account

Февраль, 28, 2019

Мексика. Далёкая экзотическая страна, в которой с размахом празднуют День мёртвых, растут неприхотливые кактусы и рекой льётся жгучая текила, страна, прекрасной Фриды, Диего и, разумеется, страна, ставшая последним приютом человека, замыкающего знаменитый любовный треугольник — Льва Давидовича Троцкого. Все эти образы, пожалуй, настолько растиражированы, что, казалось бы, выжать из них что-то новое очень сложно, если не невозможно. Однако, американская писательница Барбара Кингсолвер утверждая, что «самый главный фрагмент любой истории — тот, которого не хватает», вводит в повествование совершенно нового персонажа, способного показать другую сторону Мексики (и не только).

Герой «Лакуны» Гаррисон Шеперд типичный наблюдатель, почти не принимающий участия в событиях, а только фиксирующий их в своих бесконечных дневниках и записных книжках. Возможно, именно поэтому в романе всё развивается максимально неспешно и резких поворотов сюжета стоит ожидать не раньше чем через 300-400 страниц. Зато уж если чего и стоит ожидать от романа так это полного трёхмерного погружения. Мыслепутешествие в другую страну (кстати, если вы думаете, что роман полностью о Мексике, вы ошибаетесь, значительная часть посвящена США), другую культуру и другую эпоху (время действия с 1920-х по 1950-е). «Лакуна» — не исторический роман, хотя автору почти удается убедить нас в обратном. Некоторые фрагменты истории переданы практически с документальной точностью.

«Он очень боялся жить, но всё же жил». Роман Барбары Кингсолвер — история не политиков, художников, писателей и героев, а самых обычных людей, таких как мы сами.

Случайная цитата: Я же пишу для дорогих мне людей, которые всю ночь не смыкают глаз, пока не дочитают до последней страницы, а потом накрывают книгой лицо, и страницы впитывают их слёзы или касаются улыбки.