?

Log in

No account? Create an account

Перевернуть страницу назад | Перевернуть страницу вперед

Издание на русском языке романа Луи Перго «Пуговичная война. Когда мне было двенадцать» — настоящее событие. Пять раз (!) экранизированный, впервые опубликованный во Франции в 1912 году (за три года до трагической гибели автора в Первой мировой) и заслуживший славу дедушки знаменитейшего «Повелителя мух», роман переведен Михаилом Ясновым и Марией Брусовани. Сложно поверить, но это первый текст автора на русском, хотя во Франции имя Перго известно каждому, а его роман «От Лиса до Сороки» отмечен Гонкуровской премией.

При чем же здесь пуговицы и кто с кем воюет? Ответ прост — воюют мальчишки одной французской деревушки с такими же мальчишками из соседней, а пуговицы — военные трофеи. Победители срезают с одежды пленных врагов пуговицы и застежки, дабы посрамленный неприятель, едва придерживая портки, брёл домой к неизбежной родительской взбучке.

Извечный сюжет, знакомый каждому. Сколько книг написано, сколько фильмов снято, а сколько историй из собственного детства может вспомнить каждый читатель! Но, стоп. А чем же тогда уникальна и удивительна «Пуговичная война»? В первую очередь, конечно, реалиями прошлого, действие происходит в середине девяностых годов XIX века. Хотя, даже и не историческая составляющая больше всего хороша в «Пуговичной войне», а потрясающая ирония Перго. Ох, как живо и ярко рисует он героев своей истории! И неудивительно, помимо собственных детских воспоминаний, Перго опирается на свой преподавательский опыт. Ничуть не приукрашенный грубоватый мальчишеский лексикон, мастерски перемежается авторской речью, красота и некоторая витиеватость коей, возможно будет сложна для восприятия современных подростков.

Роман, рисующий всю абсурдность каких-либо военных действий, вышедший до начала двух величайших мировых войн, больше заинтересует скорее взрослого человека, способного с высоты своего опыта разглядеть скрытые смыслы, поностальгировать о детских годах и получить эстетическое удовольствие от настоящего французского юмора, который, кстати, ничуть не уступает знаменитому британскому.

Случайная цитата: Там, куда влез командир, была статуя какого-то святого (он думал, святого Иосифа) с полуобнаженными ногами. Она стояла на небольшом каменном основании, куда отчаянный подросток вскарабкался в одну секунду и кое-как устроился по соседству с супругом девы Марии. Вытянув руку, Курносый передал ему портки Ацтека, и Лебрак торопливо принялся надевать штаны на бронзового святого. Он расправил на нижних конечностях статуи брючины, скрепил их сзади несколькими булавками и закрепил слишком широкий и, как мы знаем, растянутый пояс, обвязав чресла святого Иосифа сложенным вдвое обрывком старой веревки.