Category: дети

Книга 3

«Сиблинги» Ларисы Романовской

Почти Стругацкие

Лариса Романовская написала отличную подростковую повесть в лучших традициях советской фантастики. Сюжет дико крутой, и это почти всё, что можно сказать, избегая спойлеров. Да, даже аннотация их содержит. Ладно, представьте искусственную планетку, что-то наподобие страны Нетинебудет из книги про Питера Пэна, где в рамках эксперимента некого НИИ живут выдернутые из реальности девять детей и подростков, способных влиять на события прошлого.

С Романовской я уже была знакома по повести «Удалить эту запись?» и она явно не тот автор, который будет сюсюкать с целевой аудиторией. Вот и её «Сиблинги» максимально жестки, правдивы и трагичны. Подарив своим героям уникальную возможность изменять прошлое, автор показывает им жизнь без прикрас. Ведь чтобы что-то исправить, сначала нужно увидеть, понять, признать.

Несмотря на все неприятные события, описываемые в книге, повесть получилась невероятно трогательной и нежной. Всё нерастраченное в реальной жизни внутреннее тепло сиблинги выплёскивают друг на друга, становясь самой настоящей семьёй. Непростая, тревожная повесть, в которой больше вопросов, чем ответов. Вопросов, ответить на которые каждый должен только сам.

Случайная цитата: Но лучше, конечно, чтобы этой проблемы не стояло, чтобы не выбирать что-то неправильное, не поступить нечестно. Иногда нечестное — самое выгодное для тебя, и от него труднее всего отказываться.
Книга

«Я хотел убить небо. Автобиография Кабачка» Жиля Пари

Девятилетний Кабачок (Икар, но мальчик предпочитает прозвище) живёт с мамой, которая целыми днями смотрит телевизор, пьёт пиво и винит в обрушившихся на семью несчастьях небо. Однажды, мальчик решает убить небо и... попадает в детский приют «Фонтаны».

И вот тут Жиль Пари выбирает нетривиальный путь развития событий — жизнь несчастного сиротки не превращается в трагедию, приют не похож на тюрьму, а воспитатели на зверей. Более того, оставшийся сиротой Кабачок, наконец, обретает счастье. Дети в приюте создают настоящую семью, где хоть и бывают порой ссоры, каждый друг за друга горой. А чуткие «питатели» им в этом помогают.

Светлая, оптимистичная и невероятно смешная, несмотря на галерею поломанных детских судеб, книга. Вот уж, действительно, любую историю можно рассказать по-разному. Зачем драматизировать и подчеркивать плохое, если можно радостно подчеркнуть хорошее, а плохое забыть и жить счастливо? И относиться к любой истории можно по-разному. Можно недоверчиво пробурчать что-то про сказку и остаться при своём пессимистичном взрослом мнении, а можно улыбнуться и поблагодарить Жиля Пари и Кабачка за их наивность и свет, включаемый внутри людей.

Случайная цитата: Иногда взрослых хочется встряхнуть, чтобы разбудить ребёнка, который спит у них внутри.
Девочка с книгой

«Кроваво-красная машинка» Мари-Од Мюрай

«Первые годы жизни определяют многое, месье Рок. Но из-за того, что психологи называют детской амнезией, нам приходится полагаться на память других, когда мы хотим узнать, что тогда с нами происходило. Сами мы обо всем забыли» ©.

Начало ещё одного сериала от любимой всеми нами Мари-Од Мюрай. На сей раз это коротенькие детективные истории из раннего творчества писательницы. За 152 страницы герои успевают распутать аж пять дел. В роли сыщиков тут молодой профессор, специалист по этрускам (о, он так трогательно в них влюблен), и его студентка Катрин.

Обаятельный и саркастичный Нильс Азар способен влюблять в себя не меньше Спасителя. Невероятное любопытство и нестандартный детективный метод, основанный на собственной детской травме, позволяют ему щелкать запутанные дела не хуже знаменитого Шерлок Холмса.

Фирменный юмор Мюрай, небанальные сюжеты и симпатичные герои — рецепт чистого удовольствия. Сильно страшного и кровавого тут совсем немного, но книга точно не совсем детская, скорее от 12 и старше (для взрослых тоже подойдёт). Внезапно напомнило любимые в детстве детективы Хмелевской в интерьере старых французских комедий.

Случайная цитата: — И еще вас забавляют несчастья ближних, — добавила Катрин. — А вы знаете, что вы чудовище?
— Да ничуть. Вы ничего в этом не понимаете. Это никакое не любопытство, а научный интерес к человеческому поведению.
Книга 3

сборник рассказов «Поворот»

«Вот, новый поворот,
И мотор ревёт,
Что он нам несёт?
Пропасть или взлёт?» ©.

Второй сборник рассказов издательства «Волчок» включает в себя семь рассказов для подростков. «Поворот» рассчитан на более взрослую аудиторию, чем «Внутри что-то есть», но мы же понимаем, что любые маркировки и рекомендации условны, а каждый ребёнок, подросток и взрослый особенный.

Ксения Драгунская с ходу берёт очень серьёзный тон. Её «Хокку» о жизненной несправедливости и огромной беде. Однако, рассказ не оставляет гнетущего впечатления, скорее наоборот — дарит надежду.

«Край города» Нины Дашевской о детских впечатлениях и почти мистических совпадениях.

«Туманность Архипкина» Дарьи Вильке неожиданно бьёт. Он о сильных и слабых, обиде и совести. Особенная ценность в том, что за рассказчика здесь не обиженный, а обидчик.

Два ультракоротких текста Станислава Востокова выглядят как две части одного. Его «Собака» и «Печной волк» удивительно поэтичны и созвучны друг другу.

Артём Ляхович автор невероятно кинематографичных текстов (он написал крутую повесть «Черти лысые), его «Поворот» не только подарил название сборнику, но и в некотором роде задал ему настроение. Чертовски переживательный текст!

«Высота» Эдуарда Веркина — самый большой рассказ сборника. Почти не рассказ даже, а повесть. О мире и памяти, войне и истории, о себе и об отношениях.

Завершает сборник рассказ Николая Назаркина «На том берегу». Пожалуй, именно он понравился мне больше всего. В нём есть сила и злость. Правильная, нужная злость, помогающая подниматься и быть. Быть собой. День за днём. Даже если это ужасно сложно.

Как поётся у «Машины времени» — не бойтесь поворотов. А если всё же опасаетесь, загляните в сборник «Поворот», будет легче.
Книга-руки

«Нет насилию!» Астрид Линдгрен

«Рассуждать о мире — значит рассуждать о том, чего нет. Подлинный мир на нашей планете существовал разве что в качестве недостижимой цели» ©.

Знаменитая речь Астрид Линдгрен, произнесенная в 1978 году на вручении Премии мира немецких книготорговцев. Речь, вызвавшая настоящую бурю и ставшая прямым катализатором первого в Европе закона о защите прав ребёнка. Маленькая речь, изданная отдельной книгой. Речь, которую необходимо прочесть каждому.

Я очень редко (читай — никогда) с такой уверенностью рекомендую что-либо к прочтению. И делаю это сейчас, не потому что знаю о том, что речь вам понравится (хотя, очень хочу на это надеяться), а потому что хочу верить, что она сможет помочь вам по-иному взглянуть на мир. Это очень небольшой текст, даже с учётом помещенного в книгу стихотворения «Будь я Богом», предисловия от редакции и послесловия психолога Людмилы Петрановской — всего 30 страниц. Это очень важный текст о механизмах зла, попытка поговорить о том, к чему может привести насилие над детьми. Всякий раз, когда родитель, не задумываясь о последствиях, хватается за ремень, он вкладывает в ребёнка ту ненависть и агрессию, которую с большой долей вероятности выросший ребёнок будет нести дальше.

Случайная цитата: Вырастет ли ребёнок добрым, открытым, доверчивым человеком, способным сотрудничать с другими людьми, или бесчувственным деструктивным одиноким волком, зависит от того, кто встретит его в этом мире и научит любви или покажет, что она такое.
Книга 2

«Мортал комбат и другие 90-е» Евгении Овчинниковой

Дети 90-х

Я родилась в 1987 году, и моё детство пришлось на девяностые годы. И хоть, путём нехитрых подсчётов, выяснилось, что я на 3 года младше Евгении Овчинниковой, автора книги «Мортал Комбат и другие 90-е», мне есть, что вспомнить о том веселом времечке

Книжка представляет собой небольшой сборник рассказов в рассказе и повествует о детстве автора в девяностые в казахском городке Кокчетаве. Видеопрокаты, лосины, коллекции вкладышей жвачек «Turbo» и «Love is...», первые магнитофоны, зарплаты, выдаваемые продукцией, и многое-многое другое. На первый взгляд, книга будет интересна только взрослым, заставшим то время и желающим поностальгировать. Однако я уверена, что и детям, в какой-то момент становится интересно, как и чем жили их родители. Ведь, казалось бы, всё это было так недавно, а выходит, что и давно. Уже между детьми девяностых и нулевых лежит пропасть, что и говорить о новом поколении, родившихся в 2010-х.

Светлая, лёгкая, смешная, а в тоже время грустная книга получилась у Евгении Овчинниковой. Девяностые никак не назовешь лёгким временем, но... это было время нашего детства, а значит, самое лучшее время на свете, которое, увы, не вернется.

Случайная цитата: К концу лета я собрала две коллекции «Турбо» — самые ценные из возможных. Однако во второй коллекции не хватало номера двести сорок — «Олдсмобиля-Круизер-Вагон». Это отравляло мою жизнь. Я думала о нём непрестанно — стоя в очереди в магазине, дома и в автобусе по дороге на дачу. Я мечтала, как на линейке первого сентября гордо заявлю, что собрала две полные коллекции «Турбо». И от этого заявления онемеют два гимназических класса, классная руководительница и другие учителя. Да и директор, что уж там, прервет свою поздравительную речь и подойдет пожать мне руку.
Книга заклинаний

«Седьмая симфония» Тамары Цинберг

27 января — День воинской славы России — День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Длилась блокада города с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года) — 872 дня. О блокаде Ленинграда написано сотни литературных произведений — песен, стихов, книг. Читать и слушать их невозможно без слёз. По словам американского политического философа Майкла Уолцера, «в осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки вместе взятых».

В повести «Седьмая симфония» Тамары Цинберг ужасы блокады прорисованы не так чётко, как в других произведениях на эту тему. Блокада здесь скорее фон, своеобразная лакмусовая бумажка, определяющая человека — кто готов бросить умирать своего ребёнка, а кто поделиться последним самым драгоценным куском хлеба с чужим.

Четырнадцатилетняя сирота Катя берёт на попечение трёхлетнего малыша, брошенного собственной матерью. Записав его как собственного брата, Катя обретает смысл выжить в этом блокадном аду. Выжить, чтобы спасти мальчика. Выжить, потому что теперь её есть кому ждать.

Очень простая, трогательная и светлая история о самом важном — любви, памяти, человечности и сострадании. С невероятной любовью автор пишет о городе — красивом, израненном, но не сдавшемся. О мужестве и силе его жителей, непокоренных, прошедших через тяжелейшие испытания и, казалось бы, неуязвимых теперь для горя.

Случайная цитата: «Да, многого мы не знали», — думает Воронов, задумчиво глядя перед собой. Этот чужой изголодавшийся мальчик — с какой недетской серьезностью, молча, почти торжественно, ест он черный солдатский хлеб. И глубокая серьезность ребенка придает сейчас твоему хлебу небывалую, неисчислимую ценность. А это и есть его настоящая цена. Какое счастье — разделить с другими то немногое, что ты имеешь. Не лишнее, не лакомства — насущный свой хлеб. Как хорошо сидеть с ними вместе перед столом, на котором разложено все нехитрое твое добро: хлеб, тушенка, припорошенный махоркой сахар; и скромный стол этот может сейчас поспорить с самым пышным пиршественным столом.

P.S. Книга издана издательством «Речь» в серии «Вот как это было» с чудесными иллюстрациями Жуковской Елены.
Книга 3

«Конец света» Натальи Евдокимовой

Невероятная, необычная, странная, абсурдная, сюрная, потрясающая и взрывающая мозг — всё это о фантастической повести Натальи Евдокимовой «Конец света». Это антиутопия. Антиутопия для детей. Хотя... в издательстве «Самокат» книг только лишь для детей, наверное, не бывает.

Мир, в котором довелось жить главным героям, мальчишкам Ностику и Фету подчиняется строгим алгоритмам и очень похож одновременно на компьютерную игру и на невероятно гипертрофированный наш привычный мир. Раз в несколько лет в этом мире наступает Конец света, следом за которым приходит Новый мир, со своими правилами и законами. Жизнь в этих мирах подчинена зарабатыванию некого эквивалента денег — кю. Зарабатывают все — и дети, и взрослые. Тратить кю можно на самые разные волшебные и не очень вещи — можно летать или телепортироваться, улучшать внешность или способность к готовке, а можно поднять себе настроение или принять на себя боль друга.

Книга-напоминание о том, что после каждого «конца» будет новое «начало», о том, как важен и нужен друг, с которым ничего-ничего не страшно, и о том, что свою собственную Вселенную творим мы сами. А каким был бы ваш мир? У Натальи Евдокимовой, например, там есть будильник с режимом, формирующем сны. А в моем мире будильников бы не было вовсе. Бросайте вызов своему воображению и читайте!

Случайная цитата: Я не знал куда себя девать. Бесцельно бродил по улицам, смотрел на людей. Забрался в городской парк, сидел под деревом и потихоньку исчезал. Казалось, странным, что люди вокруг меня могут чему-то радоваться, смеяться, шутить. Гуляющая в парке мелкотня перебрасывала друг другу маленький мячик. Они иногда попадали мячиком в меня, я на время будто просыпался ото сна и без злобы возвращал мячик обратно. Наверное, в какой-то момент я совсем растворился, меня не стало. Без Фета меня быть не могло. Это был конец света.
Книга. Окно.

«Вселенная. Новая версия» Аси Кравченко

" - Другого пути все исправить, кроме конца света, нет?
— Как вам сказать? Мне кажется, все настолько чудовищно неправильно, что легче все сделать заново. На месте Вселенной я поступил бы так же. Просто признал бы, что с первого раза не получилось" ©


Жеке двенадцать лет и он писатель. Пишет не абы что, а целый роман о конце света. Каким он будет? Как его распознать? И кого спасать, взяв с собой в свою новую версию Вселенной? Тем временем реальный мир становится все более несовершенным — Жека перестаёт оправдывать надежды своих родителей, в школе проблемы, с друзьями — разлад, и только дедушка, самый лучший и мировой на Жекиной стороне.

Очень необычная и прекрасная, пронзительная повесть о чудесном мальчишке, проблемах взросления, о горечи потери и радости приобретения, и, о нашем таком несовершенном мире, в котором мы являемся всего лишь песчинкой, растворенной в вечности. Во время чтения этой книги невозможно удержаться от смеха и... от слёз.

Повесть «Вселенная. Новая версия» — победитель премии им. Крапивина (2016) и это так здорово сознавать, что автор качественной современной подростковой прозы говорит с нами на одном языке.

Случайная цитата: Пока дети маленькие — их любят все. Ими гордятся, демонстрируют знакомым. Сюси-пуси. А лет с двенадцати... Кажется, они вообще никому не нужны. Взрослые, кому некуда деться, сжав зубы, пережидают, пока они вырастут. Посторонние просто обходят их стороной на всякий случай. А ведь подростки — довольно большой процент населения.
Bookworm

«Выдуманный жучок» Юлии Кузнецовой

Глядя на розовый цвет обложки книги «Выдуманный жучок» Юлии Кузнецовой, ожидаешь сопливую девчачью историю о первой любви, а получаешь рассказ о замке злого волшебника, на деле, оказавшемся обычным обшарпанным особняком тухлого розового цвета. Особняк этот — детская больница, а волшебник — врач-нейрохирург, он совсем не злой, но от этого не легче.

Когда болеет ребенок — болеет вся семья. Трудно всем, тяжела и страшна неизвестность: как пройдёт очередная операция, увидят ли родственники ребенка живым? Ошибочно полагать, что ребёнку легче, да, у него отсутствуют страх смерти, но у него есть другие не менее важные страхи. И самый первый и главный — страх за родных, пожираемых Жучками отчаяния. Для того, чтобы помочь им, да и себе в трудной больничной жизни, ребенок придумывает себе друга — выдуманного Жучка.

В повести «Выдуманный жучок» тринадцатилетняя Таша вынуждена ложиться в больницу каждые три-четыре года для смены шунта, помогающего работе мозга. У Таши в больнице есть настоящая подруга Аня — у неё рак. Несмотря на свои страшные диагнозы, это самые обычные девчонки, с трепетом мечтающие о первом поцелуе и любящие похулиганить и посмеяться. У каждой из них свой выдуманный Жучок, с ним не страшно идти на операцию, он всегда поможет и даже самые болючие послеоперационные уколы с ним переносить легче.

В основе больничных историй Юлии Кузнецовой лежит тяжелый личный опыт — ей с новорожденным ребенком пришлось пройти многое, и, это огромное счастье, что на их пути встретились добрые волшебники — талантливые нейрохирурги. Повесть Кузнецовой переполнена добротой и верой в лучшее. Не проходите мимо нуждающихся в поддержке, ведь помощь не всегда выражается в деньгах, помочь добрым словом или молитвой может каждый из нас. И пусть беда никогда не придёт в ваш дом.

Случайная цитата: Мы сидим за её столиком, зажгли спонсорскую свечку с логотипом на немецком языке и заварили в стаканах фруктовый чай из пакетиков. Только сильный привкус ананаса и манго может перебить тухловатый запах больничной воды.