Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Bookworm

«Республика ШкИД» Григория Белых и Л. Пантелеева

«Школа социально-индивидуального воспитания имени Достоевского» — сокращённо ШкИД, школа-интернат на Старо-Петергофском проспекте тогдашнего Петрограда, куда поступали беспризорные дети в годы после революции и Гражданской войны. Григорий Белых и Л. Пантелеев (псевдоним Алексея Еремеева) бывшие воспитанники ШкИДы написали увлекательную повесть о жизни первых шкидцев, подчеркивая художественность произведения, хоть и написанного на основе личных воспоминаний. На момент написания (1926) старшему — Белых — шёл двадцатый год, а младшему — Пантелееву — не было ещё и восемнадцати.

Многие читатели удивляются, как могли так талантливо и лихо писать столь юные авторы, вчерашние беспризорники и без пяти минут уголовники, почему у них в повести в промежутках между хулиганскими выходками и кражами (мелкими и не очень) шкидцы переводят Гейне и читают Сологуба, ответ прост — первый выпуск почти целиком состоял из осколков приличных семей, превращённых стараниями молодой советской власти в «бывших людей». Дети дворян, интеллигенции, священников, из которых скитания ещё не успели выбить заложенного до революции. Многие успели начать обучение в гимназиях, училищах, кадетских корпусах. Однако уже к середине 20-х годов ситуация в школе кардинально меняется — многие новые шкидцы в свои 15-16 лет не умеют даже читать.

Яростные споры и противоречивые отзывы от бурного восторга до резкого осуждения продолжает вызывать «Республика ШкИД». Я же жалею, что прочитала её только сейчас много позже просмотра одноимённого фильма, получив, однако колоссальное удовольствие от классики подростковой литературы. Будет ли повесть, утратившая былую злободневность, интересна сегодняшним подросткам? Почему бы и нет. Во-первых, будем честны, в ней огромное количество невероятно смешных моментов, во-вторых изучать историю молодой Советской России по приключениям шкидцев должно быть куда интереснее, чем клевать носом над школьным учебником.

Случайная цитата: Мамочка выпустил журнал с умным названием «Мысль», а как лозунг поставил вверху первой страницы известный афоризм Цыгана, впервые изреченный им на уроке русского языка. Когда Громоносцева спросили, что такое мысль, он, нахально улыбаясь, ответил: «Мысль — это интеллектуальный эксцесс данного индивидуума».
Девочки. Книга

«Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной

Зулейха закрывает глаза

Дебютный роман Гузели Яхиной прочитали уже, кажется все. Про этот роман написано тысячи отзывов, в основном восторженных, к которым практически нечего добавить. Феномен популярности «Зулейхи» кристально ясен — роман написан просто, но образно (чего, к слову, не скажешь о втором романе Яхиной, который уже совсем не так прост), он увлекателен, динамичен и эмоционален.

И вот эта самая эмоциональность, продуцирующая литры слёз, закрывает читательские глаза. Какое уж там качество сюжета, когда начинаешь внутренне содрогаться при одном только упоминании животного или ребёнка? Будешь ли обращать внимание на кучу абсолютно киношных штампов и логических дыр, когда сердце твое разрывается на части?

История одной из миллионов женских судеб. История смирения, неистребимой жажды жизни, самопожертвования и удивительного внутреннего ресурса. История, хоть и предсказуемая, но важная. Спасибо Яхиной за раскрытие темы и первые две главы — они потрясающие.

Случайная цитата: Еще не различая в ночной темноте лица ребенка, мгновенно поняла, почувствовала: очень красив. Слепленные ресницы в комках засохшей слизи, полуслепые мутные глазки, смотрящие вверх дырочки носа, складочка постоянно приоткрытого рта, мятые и плоские комочки ушей, слипшиеся ниточки пальцев без ногтей — все красивое, до трепета в животе, до холода.
Книга

«Я хотел убить небо. Автобиография Кабачка» Жиля Пари

Девятилетний Кабачок (Икар, но мальчик предпочитает прозвище) живёт с мамой, которая целыми днями смотрит телевизор, пьёт пиво и винит в обрушившихся на семью несчастьях небо. Однажды, мальчик решает убить небо и... попадает в детский приют «Фонтаны».

И вот тут Жиль Пари выбирает нетривиальный путь развития событий — жизнь несчастного сиротки не превращается в трагедию, приют не похож на тюрьму, а воспитатели на зверей. Более того, оставшийся сиротой Кабачок, наконец, обретает счастье. Дети в приюте создают настоящую семью, где хоть и бывают порой ссоры, каждый друг за друга горой. А чуткие «питатели» им в этом помогают.

Светлая, оптимистичная и невероятно смешная, несмотря на галерею поломанных детских судеб, книга. Вот уж, действительно, любую историю можно рассказать по-разному. Зачем драматизировать и подчеркивать плохое, если можно радостно подчеркнуть хорошее, а плохое забыть и жить счастливо? И относиться к любой истории можно по-разному. Можно недоверчиво пробурчать что-то про сказку и остаться при своём пессимистичном взрослом мнении, а можно улыбнуться и поблагодарить Жиля Пари и Кабачка за их наивность и свет, включаемый внутри людей.

Случайная цитата: Иногда взрослых хочется встряхнуть, чтобы разбудить ребёнка, который спит у них внутри.
Книга 3

сборник рассказов «Поворот»

«Вот, новый поворот,
И мотор ревёт,
Что он нам несёт?
Пропасть или взлёт?» ©.

Второй сборник рассказов издательства «Волчок» включает в себя семь рассказов для подростков. «Поворот» рассчитан на более взрослую аудиторию, чем «Внутри что-то есть», но мы же понимаем, что любые маркировки и рекомендации условны, а каждый ребёнок, подросток и взрослый особенный.

Ксения Драгунская с ходу берёт очень серьёзный тон. Её «Хокку» о жизненной несправедливости и огромной беде. Однако, рассказ не оставляет гнетущего впечатления, скорее наоборот — дарит надежду.

«Край города» Нины Дашевской о детских впечатлениях и почти мистических совпадениях.

«Туманность Архипкина» Дарьи Вильке неожиданно бьёт. Он о сильных и слабых, обиде и совести. Особенная ценность в том, что за рассказчика здесь не обиженный, а обидчик.

Два ультракоротких текста Станислава Востокова выглядят как две части одного. Его «Собака» и «Печной волк» удивительно поэтичны и созвучны друг другу.

Артём Ляхович автор невероятно кинематографичных текстов (он написал крутую повесть «Черти лысые), его «Поворот» не только подарил название сборнику, но и в некотором роде задал ему настроение. Чертовски переживательный текст!

«Высота» Эдуарда Веркина — самый большой рассказ сборника. Почти не рассказ даже, а повесть. О мире и памяти, войне и истории, о себе и об отношениях.

Завершает сборник рассказ Николая Назаркина «На том берегу». Пожалуй, именно он понравился мне больше всего. В нём есть сила и злость. Правильная, нужная злость, помогающая подниматься и быть. Быть собой. День за днём. Даже если это ужасно сложно.

Как поётся у «Машины времени» — не бойтесь поворотов. А если всё же опасаетесь, загляните в сборник «Поворот», будет легче.
Книга. Окно.

«Ремонт» Светланы Потаповой

В небольшом сборнике «Ремонт» Светланы Потаповой две повести — заглавная «Ремонт» и «Она похожа на инопланетянку». Сама Светлана определяет жанр своих произведений как остросоциальная драма и поясняет, что история, описанная в «Ремонте» — реальна.

Оба произведения посвящены вечной проблеме отцов и детей. Наиболее заметна и показательна заглавная история, о ней и поговорим.

15-летняя Люся, героиня повести «Ремонт» — воплощенная ненависть. Она ненавидит школу, одноклассников, квартиру, в которой живёт вдвоём с ненавистной матерью, и, даже собственное имя. Мать для Люси ничтожество и амёба, не сумевшая обеспечить достойную жизнь своему ребёнку. В один прекрасный день мама признаётся в существовании у них ещё одной квартиры, куда при первой же возможности и сбегает Люся. Новая квартира непригодна для жилья — в ней даже нет мебели, не говоря уж о каком-то ремонте. Трудности Люсю не останавливают от мечты иметь отдельную жилплощадь. Постепенно квартира обрастает новыми жильцами, начинающими Ремонт.

Повесть у Потаповой получилась нарочито грубой и провокационной. Градус ненависти и отчаяния доведён до предела. Взрослому человеку крайне сложно принять ценности героини, тем более из-за слишком малого объёма повести, мы не видим всех обстоятельств, доведших её до нынешнего состояния. Однако заглянуть в мир разъярённого современного подростка оказалось как минимум интересно. А для всех родителей, возможно, даже полезно. Мне сложно судить настолько точно получилось у автора воспроизвести язык подростков, тем более Люся, читающая «Великого Гэтсби» в оригинале, вероятно, не самый типичный пример. Действие повести захватывает совсем небольшой временной период, но и за это время героиня многое узнаёт и поймёт.

Случайная цитата: Я в тот вечер орала, что чёрт с ним, происхождением её денег, пусть только заработает на нормальную мебель и ремонт! У меня никогда, НИКОГДА в жизни не было гостей! Ни на дне рождения, ни в Новый год, ни в десять, ни в пять, ни в три — я бы это запомнила! Даже соседские дети не приходили, хотя нормас всех звать, если предков нету дома...
Книга

"Удивительные приключения Маулины Шмитт. Часть 2. В ожидании чуда" Финна-Оле Хайнриха

Взрослая детская книга

Вторая книга о приключениях невероятной Маулины Шмитт. На первый план выходит страшная болезнь мамы.

Любая болезнь, а тем более смертельная, близкого человека — сокрушительный удар даже для взрослого, что уж говорить о ребёнке. Финн-Оле Хайнрих написал запредельную историю об исключительном мужестве, необходимом не только для борьбы с болезнью, но и для принятия неизбежного.

Вторая часть трилогии в разы взрослее и мудрее первой. Маулина стремительно растёт, оставаясь ребёнком. Девочке приходится взвалить на свои худенькие плечи заботы о маме, встать на путь примирения с отцом и не остаться в стороне мороженого бизнеса лучшего друга.

В этой небольшой книжке столько любви, что она буквально льётся через край, стремясь затопить читательское сердечко. Берегите близких, исследуйте жизнь, дорожите настоящей дружбой, учитесь делать супербутеры и складывать самолетики, а Маулина вам в этом непременно поможет.

Случайная цитата: Непрерывно исследуй жизнь, старайся всё испробовать. Непременно выясни, чего же ты хочешь и почему, а потом — вперёд к своей цели, со всеми недостатками, что у тебя есть. А самое важное, — говорит Генерал и снова тычет пальцем вверх, будто хочет пощекотать потолок, — самое важное — получать на этом пути как можно больше удовольствия, наслаждаться им, интересоваться мелочами, замечать детали, простые вещи, любить незаметное и не стремиться обладать только самым-самым супер-пупер-классным, но уметь радоваться даже малости и наслаждаться открывающимися видами. А если случится какая-нибудь пакость — не думай, что это специально, чтоб тебя помучить, а просто пожми плечами и рассмейся.
Книга 3

«Спаситель и сын» Мари-Од Мюрай

Мода на сериалы добралась и до книжного мира. Конечно, и раньше условные книжные сериалы существовали (любой длинный цикл), но французская писательница Мари-Од Мюрай пошла дальше, её цикл о клиническом психологе Сент-Иве поделен на четыре настоящих сезона. Если судить по первому, сериал выходит очень злободневным.

Главного героя действительно зовут Спаситель и это не шутка и не прозвище, как можно было бы подумать, учитывая его профессию — психолог, специализирующийся в основном на подростковых проблемах. Спаситель — чернокожий и проблема расизма одна из ключевых тем романа наряду с проблемами его пациентов. Подростки, дети, женщины, мужчины и целые семьи — у Сент-Ива много клиентов. И если читатель поначалу может запутаться у кого из них какая проблема — попытки самоубийства, ночной энурез, школьная фобия, развод, порезы на руках, насилие или вопросы гендерного самоопределения, то Спаситель помнит и понимает всех. Но кто поймёт и поможет ему? И его восьмилетнему сыну Лазарю, в три года при трагических обстоятельствах лишившемуся матери?

Детей не получится спрятать от современного жестокого мира, как бы сильно вы этого не хотели. Но можно постараться подготовить ребёнка к вхождению в этот мир, помочь ему правильно воспринимать и реагировать на сложные и неоднозначные жизненные вопросы. В первую очередь хочется рекомендовать эту книгу именно родителям, настоящим и будущим, возможно, она поможет вам научиться главному — слушать.

Случайная цитата: — Нет. Нельзя спасти человека от самого себя, Лазарь. Его можно любить, быть с ним рядом, подбадривать, поддерживать. Но спасает себя каждый только сам, если хочет и если может. Можно помогать другим, сынок, но мы не всемогущи. И я тоже.
глаз

«Калечина-Малечина» Евгении Некрасовой

Катя катится-колошматится

Вторая встреча с Евгенией Некрасовой, ранее читала у неё замечательный рассказ «Лакшми» из сборника «Счастье-то какое!», и снова удача. «Калечина-Малечина» несмотря на нелепое название, наличие цветных иллюстраций в тексте и огромный шрифт книга совсем не детская. На что, собственно, заботливо намекает значок 18+ в лиловом кружочке.

В мире одиннадцатилетней Кати царит серость, вытягивающая из людей радость. Серый лилипутский город, ежеутренне отправляющий сотни нервных замученных выросших на работу в гулливерский. Спутанные в колтуны серые волосы, невыносимые дураки одноклассники, отвратительные безучастные учителя, злобные родители, не видящие из-за своей работы ни белого света, ни проблем собственного ребёнка. Катя катится-колошматится и ищет выход. Но вместо выхода находит Кикимору.

Уныние и тоска городских окраин и пригородов, серая неустроенность обшарпанных многоэтажек, доведённая до отчаяния маленькая девочка, дружба по цене нового гаджета, злоба и безысходность — всё это здесь густо замешанное на магическом реализме и сдобренное потрясающим образным слогом Евгении Некрасовой.

Мрачная история, пытающаяся докричаться через отравленные серые взрослые души до скрытого в каждом выросшем внутреннего ребёнка.

Случайная цитата: Катю отдавали в кружки, но там ей вращаться не нравилось. Они занимали послешкольное время, в которое можно было отдыхать от людей.
Книга 2

«Мортал комбат и другие 90-е» Евгении Овчинниковой

Дети 90-х

Я родилась в 1987 году, и моё детство пришлось на девяностые годы. И хоть, путём нехитрых подсчётов, выяснилось, что я на 3 года младше Евгении Овчинниковой, автора книги «Мортал Комбат и другие 90-е», мне есть, что вспомнить о том веселом времечке

Книжка представляет собой небольшой сборник рассказов в рассказе и повествует о детстве автора в девяностые в казахском городке Кокчетаве. Видеопрокаты, лосины, коллекции вкладышей жвачек «Turbo» и «Love is...», первые магнитофоны, зарплаты, выдаваемые продукцией, и многое-многое другое. На первый взгляд, книга будет интересна только взрослым, заставшим то время и желающим поностальгировать. Однако я уверена, что и детям, в какой-то момент становится интересно, как и чем жили их родители. Ведь, казалось бы, всё это было так недавно, а выходит, что и давно. Уже между детьми девяностых и нулевых лежит пропасть, что и говорить о новом поколении, родившихся в 2010-х.

Светлая, лёгкая, смешная, а в тоже время грустная книга получилась у Евгении Овчинниковой. Девяностые никак не назовешь лёгким временем, но... это было время нашего детства, а значит, самое лучшее время на свете, которое, увы, не вернется.

Случайная цитата: К концу лета я собрала две коллекции «Турбо» — самые ценные из возможных. Однако во второй коллекции не хватало номера двести сорок — «Олдсмобиля-Круизер-Вагон». Это отравляло мою жизнь. Я думала о нём непрестанно — стоя в очереди в магазине, дома и в автобусе по дороге на дачу. Я мечтала, как на линейке первого сентября гордо заявлю, что собрала две полные коллекции «Турбо». И от этого заявления онемеют два гимназических класса, классная руководительница и другие учителя. Да и директор, что уж там, прервет свою поздравительную речь и подойдет пожать мне руку.
Книга 3

«Девочка, которая пила лунный свет» Келли Барнхилл

В тему недавнего лунного затмения прочитала детскую фэнтези-историю Келли Барнхилл «Девочка, которая пила лунный свет». В США у Барнхилл вышло уже четыре книги, она любима читателями и критиками, а её последний роман о лунной девочке отмечен престижной в мире детской литературы наградой — медалью Ньюбери.

«Девочка, которая пила лунный свет» построена на классическом сказочном сюжете про злую ведьму, требующую в качестве гарантии безопасности города, приносить ей ежегодно в жертву самого младшего ребёнка. Вот только Барнхилл переворачивает этот сюжет в другую сторону и создает вполне жизнеспособную историю достойную при должном обрамлении взрослого фэнтези. С героями все не так однозначно и радужно. С одной стороны, здесь есть замечательные и оригинальные: болотный кошмар Глерк и дракон, который никак не вырастет, Фириан. С другой — абсолютно картонные и до зубовного скрежета скучные влюбленные Антейн и Этина.

У Келли Барнхилл получилась очень милая и добрая сказка о доброй и злой магии, верной дружбе и настоящей любви, об огромных сердцах и всепобеждающей надежде. А вот слог подкачал. Памятуя обо всех наградах Барнхилл и хвалебных отзывах на обложке (все от иностранных изданий), подозреваю что дело в переводе. Очень много несуразных предложений, короткие рубленые фразы, а там где должен был быть красивый сказочный поэтичный слог — сухой безэмоциональный пересказ.

Случайная цитата: Чего-то в её жизни не хватало. Как будто все время оставалась дыра в знании. Дыра в жизни. Это чувство не оставляло Луну. Она надеялась, что, когда ей исполнится двенадцать, это пройдёт и дыра закроется. Но нет.