Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Книга-руки

«Койот Санрайз» роуд-бук Дэна Гемайнхарта

Койот и Родео Санрайз — дочка и папа, пять лет назад уехавшие из дома на жёлтом школьном автобусе по имени «Яджер». Они не зовут друг друга «папой» и «дочкой», не называют настоящих имён — всё это прошлое, а оно под запретом. Их новый дом — «Яджер», дорога и вся Америка.

Койот — двенадцать, она не была в родном городе уже пять лет, но сейчас ей во что бы то ни стало надо туда вернуться. Парк, в котором Койот, её мама и сёстры зарыли коробку памяти, вот-вот разрушат. Содержимое коробки — единственное, что осталось от когда-то счастливого прошлого. Прошлого, где навсегда остались мама и сёстры.

Четыре дня на дорогу, не подозревающий, куда и зачем они едут папа за рулём, и совершенно потрясающие попутчики, среди которых кот, мальчик с автомобильным колпаком, сбежавшая из дома «не такая» девочка, мужчина, застрявший между музыкой и любовью, и даже настоящая живая коза.

«Койот Санрайз» хоть и написана с нарочито подростковой интонацией, книга абсолютно вне возраста. Тонко сочетающий экшн и рефлексию роман помимо основной истории, слегка затрагивает и темы актуальной повестки — гомофобию и домашнее насилие.

Одна из лучших книг о проживании трагедии. «Нельзя жить прошлым, мы должны жить настоящим», — говорит полностью похоронивший все воспоминания Родео. «Помнить прошлое — это и есть жить настоящим. „Помню“ — это же не прошедшее время. Это здесь и сейчас. Сегодня», — отвечает Койот. Книга, где подросток и взрослый меняются местами. Койот полностью берёт ситуацию в свои руки и не только помогает отцу найти дорогу к самому себе, но и почти для всех своих попутчиков находит нужные слова.

«Сколько же в мире печали» ©. Не дури, Койот, сколько в мире печали, столько же в нём и любви.
Книга заклинаний

«Хиросима» Джона Херси

Братство бомбы

6 августа 2020 года, в годовщину бомбардировки Хиросимы, в издательстве «Individuum» вышла книга книга-репортаж американского журналиста, лауреата Пулитцеровской премии, Джона Херси. Впервые текст Херси был издан в 1946 году в «The New Yorker», выделившем по такому случаю целый номер. В основу легли истории шести «хибакуся», что буквально означает «люди, подвергшиеся воздействию взрыва». Изданный в виде книги репортаж мгновенно стал бестселлером. В 1985 году Джон Херси написал статью-дополнение, которая впоследствии стала пятой главой книги, где он рассказал о судьбах героев спустя сорок лет после взрыва.

Впервые целый номер «The New Yorker» был отдан одному автору, впервые в могущественной ядерной державе прозвучали голоса жертв атомной бомбы. Скрупулёзно и почти поминутно Херси воспроизводит тот день — 6 августа 1945 года глазами непосредственных участников — двух священников, двух врачей, сотрудницы отдела кадров завода жестяных изделий, вдовы портного. Сто тысяч человек были убиты атомной бомбой. Эти шестеро оказались в числе живых.

Намеренно отстранённый сухой тон парадоксально быстро «включает» в историю — хватает одной страницы и я уже там. Каждый из шести героев проживает свою часть общей большой истории, пока ещё не понимая, что стали «объектами первого великого эксперимента по использованию ядерной энергии». Херси удаётся выдержать будничный тон, даже рассказывая о гибели под завалами группы школьниц — они умирают, держась за руки и распевая национальный гимн.

«Сиката га най», ничего не поделаешь, бывает — так звучит японская формула принятия, озвученная одной из героинь книги. В тексте не звучат слова осуждения, не подчеркивается ничья правота. Херси выбирает спокойствие и сострадание. И это, пожалуй, единственно верное решение в любом конфликте.

Случайная цитата: Для отца Кляйнзорге, выходца с Запада, самым ужасным и невероятным в происходящем была эта тишина в роще у реки, где вместе страдали сотни тяжелораненых. Пострадавшие молчали; никто не плакал, а тем более не кричал от боли, никто не жаловался; те, кто умирал, — а таких было очень много — делали это тихо; даже дети не плакали; большинство людей не разговаривали. И когда отец Кляйнзорге стал раздавать воду раненым, у которых лица были практически стерты от ожогов, они отпивали немного, а потом приподнимались и кланялись ему в знак благодарности.
Книга 2

«Где-то в мире есть солнце» Майкл Грюнбаум и Тодд Хазак-Лоуи

Дети, выжившие в Терезине или одна из лучших книг для первого чтения о Холокосте.

Специально к 27 января, дню памяти жертв Холокоста, у издательства «Самокат» вышла основанная на реальных событиях книга «Где-то в мире есть солнце». Автора два, один из них Майкл (Михаэль) Грюнбаум — свидетель произошедшего и непосредственный герой книги, второй — писатель Тодд Хазак-Лоуи, сумевший переработать воспоминания Майкла и превратить их в художественный текст.

Миша Грюнбаум родился в 1930 году в Праге. Вскоре после того, как в 1939 году Чехословакию оккупировали нацистские войска, отца Миши арестовали и убили. А сам Миша с матерью и старшей сестрой в 1942-ом попал в Терезин, где пробыл до самого конца войны.

Терезин (Терезиенштадт) — «образцовый» концлагерь, демонстрировавшийся 23 июня 1944-ого делегации Красного Креста. Именно сюда в первую очередь свозилась еврейская интеллигенция — учёные, литераторы, музыканты, политики. На территории лагеря действовали синагоги и христианские молитвенные дома, выпускались журналы, проводились спектакли и выставки. Но, несмотря на видимость благополучия, Терезин был перевалочным пунктом перед отправкой заключенных на «восток», в Аушвиц, где их ждало одно — газ.

Тодд Хазак-Лоуи очень правдоподобно передаёт мысли и ощущения двенадцатилетнего мальчика, в силу своего возраста не привыкшего думать о плохом. Миша находит в лагере новых друзей, играет в футбол, участвует в театральной постановке. Жуткие сцены, свидетелем которых ему довелось быть, старается поскорее забыть (не всегда получается), и изо всех сил убеждает себя, что на «востоке», куда увозят друзей не так уж плохо.

Отличная книга о детстве, которое всегда детство, несмотря на время и место, о силе духа и мужестве, дружбе и страшном уроке истории, который никому нельзя забывать.

Случайная цитата: Ведь мы тоже ни в чем не виноваты — ни один из нас не сделал ничего плохого! Разве я заслужил, чтобы те ребята бросали в меня камни и гнались за мной по проулку? Что мы такого натворили, что нацисты грозятся нас убить, стоит всего лишь сунуть нос в гостиницу.

P.S. Эту и другие книги издательства «Самокат» с 25 сентября по 5 октября можно приобрести с дополнительной скидкой в 10% (общая сумма скидки может достигать 40%) на сайте издательства по специальному промокоду «SAMMY_CHITA».
Девочки. Книга

«Ленинградские сказки» Юлии Яковлевой

«Волчье небо» — четвертая часть цикла «Ленинградские сказки» вышла почти год назад. Почти год я откладывала чтение в робкой надежде дождаться выхода пятой книги и прочитать весь цикл залпом. Однако в условиях нашей дурацкой жизни совершенно непонятно когда выйдет эта самая пятая книга и будет ли она вообще. Поэтому чтение залпом случилось уже сейчас. Первые три части были перечитаны, с четвертой я встретилась впервые.

«Ленинградские сказки» — это путешествие по страшным страницам русской истории в компании трёх ленинградских детей, чьих родителей унёс Чёрный Ворон. Это страшная сказка о репрессиях, блокаде, эвакуации и возвращении. Вещах, на первый взгляд, совершенно не сказочных. Однако благодаря силе детского воображения у необъяснимых вещей появляется пусть чудовищная, но логика.

В «Волчьем небе» Шурка и Бобка зимой 1944-ого возвращаются в Ленинград, где теми же переулками неузнанной бродит Таня-кошка, город оживает, но война ещё не закончена и каждый из наших героев знает — их главное сражение ещё впереди.

За годы войны и блокады люди разучились жить нормальной жизнью. Взрослые нервничают, срываются, кричат и плачут от бессилия. Дети замыкаются в себе, выменивают на хлеб ножики у пленных немцев, выходят на крышу, сбегают из дома и, прибавив пару лет, записываются добровольцами на фронт.

«Ленинградские сказки» — смелый и совершенно уникальный цикл. Не хочу и не могу ничего слышать про стилистические или сюжетные огрехи. Я просто люблю каждую из этих книг. Каждый реальный или фантастический элемент. Книги цикла страшно читать, но совершенно невозможно оторваться (более того, их хочется перечитывать), здесь всё по-честному, без скидок на возраст, сюсюканья и жалости. Однако сколько бы жути не нагнала в своих сказках Яковлева, стоит помнить — было ещё страшнее.

«Волчье небо» доказывает — с приходом светлого дня, будь то снятие блокады или день победы, ничего не заканчивается. И вряд ли пятая книга принесёт существенное облегчение, это не Гарри Поттер, военные шрамы болят всю жизнь.

Случайная цитата: Из арки вышла женщина. Глянула на Таню мельком. Не узнала, свернула, чавкая по снежной жиже, пошла по тротуару туда, где попирали постамент гигантские черные ступни, а еще дальше угадывалось зияние площади. Таня ее тоже не узнала. Она никого не узнавала. Все их прежние соседи умерли зимой.
Книга 3

«Спаситель и сын. 5 сезон» Мари-Од Мюрай

Новый сезон любимого сериала — то, что нельзя пропустить ни при каких обстоятельствах! В книжном сериале «Спаситель и сын» французской писательницы Мари-Од Мюрай вышло уже 6 сезонов (и это не конец!), в России совсем недавно увидел свет пятый.

Четвертый и пятый сезон разделяет слепое пятно длиной в два года. За это время дети стали старше, состав животных несколько изменился, кое-кто из пациентов Спасителя решил прекратить терапию, а кто-то впервые переступил порог дома на улице Мюрлен.

Благодаря временному скачку герои стали ещё ближе к нашему «сегодня», события сезона разворачиваются в 2018 году (напомню, история начинается в 2015), ещё сильнее заостряя и без того актуальную повестку — кибербуллинг, феминизм и феминитивы, мисгендеринг, выгорание и панические атаки.

Не устаю повторять, что «Спаситель и сын» это невероятно крутой проект, абсолютно необходимый как подросткам, так и взрослым, спасательный круг для всех одиноких, запутавшихся, непонятых и уставших.

Случайная цитата: На самом деле сначала поднимаешься на борт корабля, а там уж учишься справляться с волнами и ветром. Добираешься до порта и только тогда понимаешь, что путешествие сделало тебя самим собой, и это неплохо.
Bookworm

«Жужжащие. Естественная история пчёл» Тора Хэнсона

— Это «жжж» неспроста! Само дерево жужжать не может. Значит, кто-то тут жужжит? А зачем тебе жужжать, если ты не пчела? По-моему так. А зачем на свете пчёлы? Чтобы делать мёд. По-моему так. А зачем на свете мёд? Чтобы я его ел. По-моему так! ©.

Эх, Винни, Винни, если бы ты прочёл книжку Тора Хэнсона, знал бы, что жужжать, способны не только пчёлы, и далеко не каждый вид этих полосатых крошек способен делать мёд. И вообще, несмотря на то, что мёд, как известно, круче, чем малина, совсем не в производстве оного главная, столь необходимая человечеству, функция пчёл.

Биолог и популязатор науки Тор Хэнсон легко, просто и не без юмора рассказывает всё, что известно на сегодняшний день о происхождении, физиологии, разновидностях и будущем пчёл. Пчёлы-листорезы, шерстобиты, каменщицы, солончаковые пчёлы и пчёлы-кукушки. Хэнсон знает о них всё! И не только о них — отдельная и очень увлекательная глава посвящена шмелеводству. Определённо, к концу этой главы кому-нибудь захочется обзавестись собственным шмелиным семейством. Может, это будете вы?

По самым скромным подсчётам специалистов каждый третий кусочек нашей с вами пищи является пчёлозависимым. И если мир лишится этих суматошных мохнатых тружениц, вместе с ними исчезнут огурцы, помидоры, яблоки, голубика, кофе, миндаль и многое-многое другое.

Если ваши знания о пчёлах где-то на уровне Винни Пуха, книга точно для вас. Гарантирую, вы прожужжите окружающим все уши, рассказывая очередной крутой факт из книги.

Случайная цитата: В популярной книге с детскими стишками английская поэтесса XIX в. Сара Кольридж однажды так мечтательно написала: «Вот бы нам ощутить, хотя бы слегка / Горячую нежность, что в сердце шмеля». Мисс Кольридж явно никогда не пыталась приклеить перышко к шмелю. Она бы написала и другие строки, если бы увидела, как наша шмелиха ожесточённо топтала всеми шестью ногами раздражающее её перо, превращая его в клейкий шарик, а затем с жужжанием затрепетала и рванулась навстречу лучам солнца, исчезнув из поля зрения.
Книга 3

«Спойлеры» Елены Клишиной

«Обломов» — история дауншифтера и лоха, а Карамзин писал про секс.

Лауреатка Международной детской литературной премии Владислава Крапивина Елена Клишина написала провокационную книжку о вечной классике. В «Спойлерах» Елена предстаёт в образе Захара Табашникова, старшеклассника «забившегося» с учительницей литературы прочитать за лето хоть что-то из школьной классики и написать о впечатлениях. В соцсетях. Да-да, Захар из нашего с вами «цеха».

Под раздачу попадают Островский, Карамзин, Гончаров, Пушкин, Шекспир, Лермонтов, Гоголь, конечно же, Толстой, и другие. Захар разделывает классиков под орех, а в комментах обсуждает прочитанное с учительницей и одноклассниками. Всё это на русском молодёжном, в который Клишина, увы, не совсем попала, так говорили лет 15-20 назад, но не это главное.

«Спойлеры» работают как рекламный ролик — чем провокационнее отзыв Захара, тем выше вероятность, что читатель, будь то подросток или взрослый, захочет проверить, так ли всё было на самом деле и возьмёт в руки оригинал. Мне, например, захотелось прочитать «Короля Лира», и, возможно, замахнуться на перечит «Войны и мира» Льва нашего, Николаевича.

А если вы не восприимчивы к рекламе, читайте хотя бы для того, чтобы лишний раз убедиться — классика это не про «скучно», это про «вечно».

Случайная цитата: Времена Островского с высоты нашего птичьего полета — темные времена, дикие нравы. Легко порицать и фукать, как там все было у них плохо устроено и неправильно заведено. А сейчас что, лучше, что ли? Если бы Огудаловы жили в наши дни, то старушка Харита Игнатьевна еще бы и наставляла свою доченьку, куда колоть ботокс
и в какой клинике лучше закачивать силикон, как лучше дакфейс свой заселфить и где запостить.
Девочки. Книга

«В Париже» Жанны Дамас и Лоран Бастид

Портрет парижанки в интерьере

Модель, основательница собственного бренда одежды «Rouje» и «самая крутая девушка Парижа» Жанна Дамас в соавторстве с экс-шефредакторкой «Elle» и создательницей популярного фемподкаста «La Poudre» Лоран Бастид собрали истории двадцати разных женщин от 14 до 70 лет, живущих в Париже, с целью развенчать миф о «типичной парижанке».

Танцовщицы, манекенщицы, актрисы и режиссёрки, хозяйки модных бутиков, книжных лавок и ресторанов, активистки и красавицы — о работе, любви, секретах стиля, свободе, детях и своём Париже.

За текстовую часть книги отвечала Бастид, визуальной (и она чудо как хороша) занималась Дамас. Рассказы героинь органично дополняют: гид по любимым местам от Жанны, рецепт говядины в вине от Лоран, подборка французских фемфильмов и шуточные списки того, что парижанка нигогда не/непременно запостит в Instagram.

Лёгкая книжка на один раз, похожая на расширенную статью в «Elle», в идеале читать в самолёте, летящем в Париж и забыть в кафе где-нибудь на Монмартре.

Случайная цитата: «Нотр-Дам продолжает изумлять меня каждый день. Я ещё не видела, чтобы свет на его колокольнях хоть раз повторился». Свою жизнь она читает как роман, а город ;— как стихи. И даже для владелицы книжного магазина такое возможно лишь в Париже и нигде больше.
Девочки. Книга

«Королевишны #3Колбаски» Клементины Бове

Безумная вело-одиссея

Молодая французская писательница Клементина Бове уже знакома мне по дерзкой современной адаптации пушкинского «Евгения Онегина», однако, её «Королевишны» это нечто совсем иное, ещё более прекрасное.

Три толстушки — лауреатки ежегодного конкурса страхолюдин бурк-ан-бреского лицея, катят на великах в Париж, торгуя по пути жареными колбасками. Их цель значительно масштабнее и круче какого-то там банального похудения,а наблюдать за ними куда увлекательнее и веселее чем за пресловутым «Тур де Франс».

Бодипозитив, буллинг, расизм, феминизм, военные конфликты — с освещением актуальных тем у Клементины Бове проблем нет. Но прелесть книжки не только и не столько в этом.

Абсолютно разные, милые, шумные и по-настоящему живые героини (и один прекрасный герой), в которых просто невозможно не влюбиться — вот что действительно важно. Динамичная, яркая и очень смешная история — 100% летний мастхэв и утешитель израненных наших душ. Примерно от 13 и до бесконечности.

P.S. На голодный желудок читать не рекомендуется :)

Случайная цитата: Но не могу же я сказать этой бедняжке Астрид правду, что в тот вечер, три года назад, когда меня выбрали Золотой Колбасой, я съела гавайскую пиццу с соусом из слез и соплей, три часа глядя на ютубе, как котики катаются на роботах-пылесосах.
Книга

«Синеты» Мэгги Нельсон

Я выбираю синий. Я всегда его выбирала.

Может в прошлой жизни я была самцом атласного шалашника? Может стану им в следующей.

Чтение «Синет» как способ рассказать о своей зависимости. Узнать, что в этом мире ты не один.

Синий для каждого свой. Синий внутри каждого свой.

240 коротких пронумерованных заметок о синем. Слова Леонарда Коэна, Гёте, Гертруды Стайн, Джони Митчелл, Билли Холидей и Джона Бёрджера переплетаются с размышлениями Мэгги Нельсон, затягивая в синюю бездну.

Тону, но продолжаю выбирать синий. Я всегда его выбирала.

Случайная цитата: 212. Окажись я сейчас на смертном одре, я бы сказала, что не знала на этом свете ощущений слаще, чем любить синий и заниматься любовью с тобой.