Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Девочки. Книга

«Леопард за стеклом» Алки Зеи

Очередной бриллиант «Самоката», бережно хранимый на дальней полке для «чёрных» дней. Пронзительная и светлая повесть греческой писательницы Алки Зеи о семье, доверии, верности и предательстве.

Действие повести разворачивается на острове — его прообразом стал Самос, остров детства писательницы. Здесь в большой дружной семье живут две сестры — восьмилетняя Мелия и десятилетняя Мирто. Каждое лето они отправляются в деревню, на другую сторону пролива, куда к ним из Афин приезжает старший двоюродный брат Никос. Все дети деревни ждут его с нетерпением, ведь только он рассказывает удивительные истории про леопарда с разными глазами, чьё чучело стоит за стеклом в семейной гостиной. На дворе 1936 год — год установления диктатуры генерала Метаксаса и этим летом у Никоса уже не так много времени на детей, да и истории его стали другими...

Идеальная книга для первого разговора о политике — диктатуре и демократии, цензуре, насилии, политических заключенных и классовых различиях. На примере одной семьи Алки Зеи показывает поляризацию мнений всего греческого населения. Одна из самых сильных и душераздирающих сцен в книге — костёр из «вредных» книг на городской площади, в котором в том числе горят книги дедушкиных обожаемых древних греков. И столь разное отношение к этому событию сестёр.

«Леопард за стеклом» — история почти автобиографичная, в 1936 году Алки Зеи было 11 лет, став взрослой она трансформировала детские воспоминания в книгу, ставшую знаковым произведением греческой литературы.

Волнующий текст, мгновенно переносящий в далёкую Грецию в детство одной отважной девочки.

Случайная цитата: По возвращении домой мама разрыдалась. Она плакала как маленькая. Впервые в своей жизни я видела, что взрослый человек так ревёт. Она говорила и говорила: что лучше бы папа потерял работу и мы стали бы, как цыгане, вроде тех, что живут на участке за нашим домом; что даже такая участь лучше, чем быть фалангисткой и стоять рядом с вором Коскорисом. Папа раскричался, что она рассуждает не лучше ребёнка. Дедушка поддержал маму, тётя Деспина встала на сторону папы, а Мирто, с её свёрнутой шеей, крутилась перед большим зеркалом в гостиной и старалась как можно лучше выполнить фашистское приветствие. Леопард смотрел на неё чёрным глазом, голубой был преисполнен печали.
Книга 3

«Тайная история трусов» Ивоны Вежбы

Издательство «Самокат» и снова жарко

Очередная хулиганская новинка от одного из лучших детско-подростковых издательств страны — на этот раз занимательный нон-фикшн... про трусы. Всё, что вы хотели знать, но стеснялись спросить про самую пикантную деталь гардероба. И её отсутствие.

Изучить историю человечества по трусам? Да запросто! Фиговые листочки, кордилины и кринолины, гульфики, шоссы и кальсоны, панталоны, повязки, бикини и стринги — кратко и остроумно обо всех возможных ипостасях нижнего белья, потребностях и предубеждениях рассказывает польская писательница Ивона Вежба, а иллюстрации Марианны Штымы прибавляют градус веселья. Читать и не делиться с друзьями и близкими фактами из книжки, преступно и невозможно, проверено на себе!

Какие «трусы» носил Тутанхамон, как выглядел первый купальный костюм и о каких панталонах жены Норы грезил Джеймс Джойс?

Лучший подарок всем влюбленным в культуру повседневности, модникам и модницам, и просто любопытным от 14 и до бесконечности!

Случайная цитата: Распространение в XIX веке идей о воспитании французского философа Жан-Жака Руссо привело к тому, что трусы разрешили носить маленьким девочкам, чтобы они могли играть в ;своё удовольствие. Однако в двенадцать лет они прощались с трусами навсегда.
Девочка с книгой

«Вегетарианка» Хан Ган

«Я верю, что людям следует быть растениями» ©. Ли Сан

«Вегетарианка» Хан Ган наделала немало шума в литературной тусовке — Международный Букер, переводческий скандал, предельно противоречивые отзывы. Роман состоит из трёх довольно самостоятельных частей, рассказывающих от лица разных персонажей об одной и той же героине — Ёнхе, внезапно решившей стать вегетарианкой.

Хан Ган описывает патриархальное корейское общество, здесь жена полностью подчинена мужу, а дочь отцу. Бытовое насилие — обыденность, давно установленный порядок вещей. Убежать от жестокости непросто. Ёнхе просто не находит другого выхода, кроме как причинить вред* себе самой, уйти, раствориться, стать деревом. Даже в этом решении общество ей отказывает.

Тревожный, странный и болезненно неудобный роман. Местами (особенно в третьей части) физически тяжело читать, однако текст обладает какими невероятными магнетическими свойствами, не дающими отложить книгу или хотя бы отвести взгляд.

Случайная цитата: Если кому-то и можно навредить, так только самой себе. Это единственное, что ты можешь сделать по своей воле. Однако и это не получается так, как ты хочешь.

*причинить вред — не про решение отказаться от продуктов животного происхождения.
Уютное чтение

«Мой год отдыха и релакса» Отессы Мошфег

Рецепт самоизоляции от Отессы Мошфег — побольше снотворного, любимых фильмов и никакой гречки.

Безымянная красавица из романа «Мой год отдыха и релакса» устала. От всего, всех, и главное себя. Её главное желание — спать. В идеале целый год. В этом ей поможет абсолютно карикатурная психотерапевт (-ка, -ша, -есса), с легкостью выписывающая героине горы всевозможных сонных колёс. Побочные эффекты некоторых весьма пугающие, но для человека с целью не существует преград.

Растеряв себя, у героини явный кризис самоидентичности, рассказчица, однако не потеряла наблюдательность и своеобразное чувство юмора. Её пассажам про мир современного искусства, бывшего и подругу, хотелось аплодировать стоя.

Это явно не терапевтическое чтение, здесь вас никто не пожалеет. Никаких там «всё будет хорошо», «изменится», «пройдёт». Жестоко? Зато честно.

Читается легко, понравится не каждому. Если сюжет для вас не главное, нравится чёрный юмор и вы точно готовы к хлёсткой прозе, читайте.

Случайная цитата: Как-то вечером я сняла ее «Полароидом» и сунула снимок за раму зеркала в гостиной. Рива увидела в этом проявление любви, а на самом деле фото напоминало мне, как мало радости приносит мне ее ;общество, когда у меня возникало желание позвать ее к себе после просмотра очередного фильма.
Девочки. Книга

«Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной

Зулейха закрывает глаза

Дебютный роман Гузели Яхиной прочитали уже, кажется все. Про этот роман написано тысячи отзывов, в основном восторженных, к которым практически нечего добавить. Феномен популярности «Зулейхи» кристально ясен — роман написан просто, но образно (чего, к слову, не скажешь о втором романе Яхиной, который уже совсем не так прост), он увлекателен, динамичен и эмоционален.

И вот эта самая эмоциональность, продуцирующая литры слёз, закрывает читательские глаза. Какое уж там качество сюжета, когда начинаешь внутренне содрогаться при одном только упоминании животного или ребёнка? Будешь ли обращать внимание на кучу абсолютно киношных штампов и логических дыр, когда сердце твое разрывается на части?

История одной из миллионов женских судеб. История смирения, неистребимой жажды жизни, самопожертвования и удивительного внутреннего ресурса. История, хоть и предсказуемая, но важная. Спасибо Яхиной за раскрытие темы и первые две главы — они потрясающие.

Случайная цитата: Еще не различая в ночной темноте лица ребенка, мгновенно поняла, почувствовала: очень красив. Слепленные ресницы в комках засохшей слизи, полуслепые мутные глазки, смотрящие вверх дырочки носа, складочка постоянно приоткрытого рта, мятые и плоские комочки ушей, слипшиеся ниточки пальцев без ногтей — все красивое, до трепета в животе, до холода.
Девочка с книгой

«Марта с черепами» Дарьи Варденбург

Танцуй под свою музыку

Шестнадцатилетняя Марта старается жить по своим правилам — переходит из престижной школы в обычную, сама выбирает, когда и с кем из родителей жить, с кем из одноклассников дружить, когда продолжать и когда остановиться.

Знаете, это ведь какая-то невероятно крутая и ироничная книжка. Тут есть всё, и непростая семейная история, и развод родителей, и дружба, и справедливость, и танцы, и алкоголь (о, времена), и влюбленность, и секс (о, нравы), и старческая деменция, и безденежье, и попытка суицида, и... и вот как это возможно было уместить в такую маленькую книжку, в ней даже двухсот страниц же не наберётся. Меня всегда поражала вот эта супер-способность некоторых авторов в одном предложении сказать столько, сколько иной автор и за пятьсот страниц не объяснит. У Дарьи Варденбург эта способность определённо есть. И её «Марта» несмотря на прямо скажем нерадостные порой вещи это совсем не про безысходность и тоску, это скорее про «пофиг, пляшем». И это работает.

Я надеюсь, что если в старости меня настигнет Альцгеймера, найдётся кто-нибудь, кто согласиться читать мне все старые и новые книжки «Самоката».

Случайная цитата: И вдруг со мной что-то произошло, как будто с меня сдёрнули глухое покрывало, и мне на краткий миг стало ясно, о чём молчат люди, когда несут всякую чушь, и что на самом деле с ними происходит, когда они пытаются шутить и умничать. Как им бывает страшно и одиноко, когда они делают то или это и длят свою жизнь. Моё лицо сморщилось, я бросилась к маме и обняла её.
Книга заклинаний

​ «Открой глаза» Джулиана Барнса

«„В искусстве ценно то, что не может быть объяснено“, — писал Брак» ©.

17 эссе британского писателя Джулиана Барнса о художниках. Все тексты, кроме одного, самого первого, написаны на заказ и публиковались в разное время в различных изданиях. Эссе о картине Теодора Жерико «Плот Медузы» есть не что иное, как полностью перенесенная глава из романа «История мира в 10 1/2 главах».

Тексты сборника далеки от искусствоведческой критики, написаны они с позиции почти обычного человека, вдохновленного искусством живописи. Говоря «почти», имею в виду, что Барнс всё-таки и сам творец, хоть и в другой сфере, что позволяет ему чуть глубже смотреть и чуть больше видеть. Каждое эссе вполне могло бы стать завязкой художественной книги — настолько увлекательно и легко они написаны. Наиболее впечатлившие меня — о Гюставе Курбе, Пьере Боннаре, Феликсе Валлоттоне, Люсьене Фрейде, и, конечно, о Гордоне Говарде Ходжкине. С последним Барнс был знаком лично и текст о нём полон тёплых дружеских воспоминаний.

«Открой глаза» отлично подойдёт всем, кто только начинает интересоваться искусством — никакой зауми, много иронии, цветные иллюстрации, большое количество упоминаемых картин и любопытных фактов, словом, всё, чтобы не потерять интерес и продолжить изучение этого чудесного мира.

Случайная цитата: «Избранная палитра цветов говорит одно, само изображение — другое. Соотносится ли энергия и сложность палитры с чувственным опытом, к которому отсылает картина, — с недавним приемом пищи, с сексом, который только что был или скоро будет, с прогулкой жарким, пряным днем, — или же эта палитра есть избыточный, почти иронический способ показать ограниченное, уединенное, неврастеническое существование, смысл которого — сидеть целыми днями без дела да прятаться от солнца? Счастливые это картины или печальные: можем мы ответить хотя бы на этот вопрос? Конечно, они могут быть и теми и другими, эти домашние откровения, запечатленные в таком фейерверке красок, что подобное изобилие неизбежно вызывает мысль о своей быстротечности. И чем живописнее это торжество, тем печальнее впечатление, которое оно производит» (из эссе о Пьере Боннаре).
Уютное чтение

«Удивительная история Уильяма Бакеланда» Гарри Митсидиса

Британский Остап Бендер

Книга Гарри Митсидиса, основателя сайта «Номадмания» (nomadmania.com), рассказывает совершенно невероятную историю о молодом британском авантюристе Уильяме Бакеланде, который в течение трёх лет водил за нос богатых и уважаемых путешественников. В числе богатых и уважаемых был как сам Гарри Митсидис, так и небезызвестный в русском интернет-сообществе Артемий Лебедев. Собственно, книжка вышла в новом издательстве студии Лебедева, «Лонгрид», а сам Артемий написал для неё предисловие.

Большая часть состоятельных путешественников, занимающих первые строчки во всех мировых тревел-рейтингах, люди мягко говоря, пожилые. Двадцатидвухлетний Уильям Бакеланд ворвался в их жизни ураганом — нет ещё и тридцати, а уже объехал полмира, наследник трёхсот миллионов фунтов, внук изобретателя бакелита, застенчивый юноша с прекрасным образованием и манерами. Его деньги и связи открывали любые двери, и организовать поездку в любую ранее недоступную местность для него ничего не стоило. Вот только всё это, включая имя, оказалось ложью. К моменту, когда стало известно об обмане, Уильям собрал с путешественников в счёт будущих поездок мечты порядка 650 миллионов евро. Поездки так и остались мечтами.

Гарри Митсидис — не писатель и это, к сожалению, чувствуется. Тем не менее, читать о том, чем живут увлечённые и, наверное, по-хорошему сумасшедшие люди, действительно, интересно. Можно даже на некоторое время представить, сидя на диване в Чите, что у тебя есть миллион европейских денег, и ты решаешь спустить их не в унитаз, а потратить на впечатления. Остров Буве, земля Франца-Иосифа, Судан, древний город Наблус и Восточный Тимор — вот лишь несколько локаций из книги Митсидиса. Однако о путешественниках здесь в разы больше, чем о путешествиях, такой вот парадокс.

Случайная цитата: Путешественников могила исправит. Отрава уже в крови, она сильнее нас, и никакое переливание не излечит нашу общую болезнь. Ген, который не зависит от национальности, страны, места рождения, богатства, бедности и сексуальной ориентации, толкает нас вперёд, заставляет двигаться, пересекать границы, искать, учиться, открывать, исследовать, бороться и срывать путы политики, языка и географии.
Девочка с книгой

«Остров на Птичьей улице» Ури Орлева

Ури Орлев родился в Польше в 1931 году, а с 1945 года живет в Израиле. «Остров на Птичьей улице» его главный, но не единственный роман, переведен на множество языков, экранизирован и отмечен несколькими международными литературными премиями. Это полуавтобиографическая история 11-летнего еврейского мальчика по имени Алекс, оставшегося без семьи и вынужденного скрываться в развалинах Варшавского гетто во время Второй мировой. Повествование Ури Орлева балансирует между свидетельством о Холокосте и приключенческим романом.

Алекс ждёт папу. И будет ждать столько, сколько потребуется — неделю, месяц и даже целый год. Сложно поверить, что 11-летний ребёнок способен выжить один так долго. Хотя, постойте, у него же есть друг — мышонок Снежок, стопка детских книг, маленький бинокль и девочка в окне дома напротив. А — ещё вера. Алекс не надеется на чудо. Он в него верит. И он его творит. Наверное, это и есть, самое ценное в книге. Именно на таких, честных и настоящих историях и вырастают герои.

Случайная цитата: По правде говоря, я не знал, кто страшнее: немцы или чудища с привидениями. Я понимал, что вряд ли бы немцы стали тратить силы и время на то, чтобы прятаться среди этого мусора и выслеживать в темноте меня или кого бы то ни было. Они всегда приходили при свете дня, «после плотного завтрака» — так говорил Барух. Они приходили с многочисленными помощниками, со всякими там полицаями и надзирателями, которые на них работали. Так что на самом деле я всё-таки больше привидений, а не немцев. Хотя, конечно, всё должно быть ровно наоборот.
Книга 2

«Найди меня» Андре Асимана

Другая история

Обласканный читателями лгбт-роман Андре Асимана «Назови меня своим именем» мне действительно понравился. В нем все было прекрасно. В том числе финал, поэтому идею продолжения я восприняла достаточно прохладно. И как же здорово, что новый роман «Найди меня» оказался не совсем продолжением.

Роман состоит из трёх частей (новелл) и эпилога. В первой, прошло десять лет после событий первой книги, отец Элио находит новую любовь в Риме, во второй, плюс ещё пять лет, Элио встречает другого мужчину в Париже, и, наконец, в третьей, минуло уже целых двадцать лет, Оливер грустит в Нью-Йорке в компании друзей и жены. Неизменным остается одно — месяц. Всегда ноябрь. История, перестав крутиться только вокруг Оливера и Элио, ничего не теряет, она просто становится другой историей. А вернее тремя другими историями. В каждой своё настроение, чувства, эмоции. Признаюсь, для меня самой достойной и способной вылиться в самостоятельную книгу, оказалась первая новелла, во второй, лишней или, скорее недожатой показалась почти детективная линия с нотами таинственного пианиста, третья — просто слишком короткая. Примечательно, что первые две новеллы получились своеобразной одой старости, двое разных пожилых мужчин демонстрируют недюжинную сексуальность в глазах молодых партнеров. Самому автору 68, и он явно знает об этом побольше критикующих его двадцатилетних юнцов.

Асиман по-прежнему многословен, чем продолжает притягивать любителей прозы Достоевского и Гончарова, однако, не стоит слишком этого бояться, автор предусмотрел и привалы, во время диалогов всегда будет возможность подышать. История Оливера и Элио, наконец, закончена. И, спасибо, автору закончена честно и правдоподобно, после многих лет разлуки герои не сразу с порога решаются на близость, они осторожны и робки, для них всё снова будет в первый раз. Нежный, чувственный, мудрый, другой — это, пожалуй, всё, что нужно знать о «Найди меня». И не ждать продолжения.

Случайная цитата: У некоторых людей сердце может быть разбито не потому, что им причинили боль, а потому, что они так и не нашли человека, достаточно значимого, чтобы эту боль им причинить.