?

Log in

No account? Create an account

Категория: литература

Не так плоха Россия, как о ней пишут современные российские авторы ©.

До недавнего время Дмитрий Глуховский для меня был только автором бодренького постапокалиптического боевичка «Метро-2033» (и двух высосанных из пальца продолжений). Однако, отличный рассказ в августовском «Esquire» вновь заставил меня обратить внимание на этого автора, а тут как раз и случай как никогда подходящий — готовится экранизация с вездешним Петровым в главной роли.

«Текст» прост как табуретка. Есть несправедливо обиженный герой, у которого вот прям все плохо. Есть обидчик, у которого все чересчур хорошо. И есть телефон обидчика, волею судеб попавший в руки героя и подаривший призрачную надежду. Можно ли все исправить и обмануть судьбу?

Российская злободневность во всей красе. Серая ноябрьская Москва, жирноцветущая коррупция, бесприютная тоска и жизнь, умещающаяся в айфон. Собственно, то, что современный человек зависим от гаджетов, не новость. Никакого отрезвлявшего откровения тут нет. А есть неплохой криминальный роман-квест. Неплохой, но и нехороший. Главная претензия — предсказуемость. Абсолютно все сюжетные ходы угадывались быстро и безошибочно. Ни один из героев не вызывал никаких эмоций. Ни сочувствия, ни гнева, ни даже раздражения. Почему же роман все же неплохой? Да потому что при всех своих недостатках «Текст» отлично написан. И это, пожалуй, тот случай, когда неважно о чём, важно как.

Случайная цитата: За богом грешники гоняются, мусолят его, с рамсами пристают. Праведному человеку с богом, как с водителем автобуса — не о чем разговаривать. Маршрут ясен: довёз — вышел.
«Билли и кнопы» стала новой для меня и первой для племянницы книгой самого большого и доброго литературного хулигана Роальда Даля.

Переживательная история о Крохе Билли, вопреки предупреждениям мамы сбежавшем в Лес Проказ.

Нина не очень-то любит читать, но с Далем знакомилась вроде бы с интересом, хмурилась, улыбалась, радовалась успехам Билли и мечтала стать такой же как... кнопы, чтобы летать на птицах и не ходить в школу. Большой любви с книгой у неё, однако, не случилось. Как оказалось, сказочные истории её больше не привлекают.

Для меня же в одном абзаце именно этой книги — весь Даль, наблюдательный, умный и добрый:

Главное, глядите на мир широко распахнутыми сияющими глазами и помните: величайшие чудеса всегда скрыты в самых неожиданных местах. А тем, кто не верит в волшебство, чудес в жизни не достанется.

А вы любите Даля? Понравился ли он вашим детям?
Молодёжная версия «1+1»

Дарио все считают трудным подростком, но так ли это на самом деле? В любом случае, однажды он решит сбежать. И так уж выйдет, что сбежит он не один. Компанию ему составит Энди, подросток-инвалид.

В центре помощи все видят в Энди просто овощ, Дарио же при всей своей бесшабашности способен разглядеть в инвалиде человека. Не особенно заботясь о последствиях, Дарио весело катит вперёд на подножке инвалидного кресла Энди. Для парней нет ни завтра, ни вчера, одно бесконечное солнечное сегодня. У поездки существует конечная цель, но, однажды и она станет неважной.

У каждого бывают трудности. У кого-то мелкие и, казалось бы, несерьёзные, у кого-то сложнее. Преодолеть их и жить счастливо могут все. Даже люди с ограниченными возможностями. И тут главное не жалость и слёзы, а вера. Все мы в силах помочь другим поверить. В себя. В жизнь. В чудо.

Почти идеальная летняя книга, на которую, действительно, стоит посмотреть сквозь пальцы, чтобы упустить все шероховатости сюжета, и насладиться солнцем.

Случайная цитата:

— Ты знаешь, почему ты живешь в куче хлама?
— Конечно, знаю. Мне не нравится заканчивать начатое. Закончить ― это будто перекрыть себе дорогу. Мне нужно, чтобы дорога была открыта, чтобы не чувствовать себя загнанным в ловушку.
Он посмотрел на Дарио.
— Всем нужны открытые дороги.
Обо всём и не для всех

Нравится Борис Виан, уважаете Чехова, ничего не имеете против евреев, обожаете здоровый сюр? Сборник ультракоротких рассказов Этгара Керета в переводе Линор Горалик — для вас.

Это настолько прекрасно, что мне даже не хочется портить невероятное обаяние этой книги своими неловкими хвалебными словами. Просто представьте, как я улыбаюсь, мечтательно закрываю глаза (меня еще ждёт спектакль по Керету в екатеринбургском ЦСД), и нежно поглаживаю обложку. Можете еще представить, как я бесконечно перечитываю рассказы и как берегу еще две книжки Керета на своих полках. Представьте любовь.

Случайная цитата: Например, его жена уже долгие годы страдает от пaуков-мaкрaме, гораздо более распространённых, чем пиявки, и куда более заразных. Ими заражаются от рекламных проспектов, они въедаются тебе в душу и начинают мелко-мелко ее заплетать. Из каждой точки, где у тебя закреплено какое-нибудь чувство, это чувство выдёргивают и заменяют бусинкой. Душа его жены теперь выглядела, как голова Боба Марли, и она уже ничего не чувствовала, совсем ничего, a плакать могла только над тем, что происходило в телевизоре.
Кто круче сантехник или психолог?

Принято считать, что к третьему сезону сериалы сливаются. Но это точно не про шикарный сериал о Спасителе Сент-Иве! Мари-Од Мюрай держит планку и на удивление третий сезон понравился мне больше первых. Хотя, казалось бы, это невозможно.

В третьем сезоне гораздо меньше времени уделено хомячкам, кого-то это наверняка расстроит, кого-то порадует, я скорее отношусь ко вторым и радуюсь тому, что больше страничного времени посвящено пациентам Спасителя и его непростым отношением с Луизой. Когда твой любимый мужчина психолог, он не может оставить свою работу на работе, а дома быть просто твоим любимым, нет, он психолог всегда. Сможет ли Спаситель найти время и место в своей жизни для Луизы, а Луиза принять его вместе с работой? Что касается пациентов, тут, как и хорошо знакомые по предыдущим сезонам Элла, Бландина, Марго и Самюэль, так и новые интересные встречи.

В новый сезон включён традиционный для всех сериалов рождественский эпизод, но из-за особенности прозы Мюрай он не очень-то и выделяется. У нее все книги как один длинный рождественский эпизод. Какими бы острыми и тяжелыми не были темы, поднимаемые в них. А в сюжет этой Мари-Од очень гармонично и волнительно вплела парижские теракты, произошедшие в ноябре 2015 года.

От сериала Мюрай невозможно оторваться, а закрыв последнюю страницу, хочется одного — продолжения. И остается только надеяться, что в чудесной семье Спасителя все будет хорошо и для каждого найдется место.

Случайная цитата: Спаситель обвел взглядом честную компанию: вокруг стола, по которому разгуливал Чудик, сидели Луиза, Алиса, Лазарь и Поль, а рядом с ними легионер с бандитским прошлым, пианист-невротик и ночной эльф, отбившийся от школы. «Определенно, — подумал психолог, — в последнее время это жилище все больше смахивает на сумасшедший дом».
Если Катя у Евгении Некрасовой катится-колошматится, то Женя у Серафимы Орловой — жестит. Недавняя травма + предательство друга + ненавистная трость = прежней Жене уже не стать.

В этой книге сложно разобраться. Читателю предлагают побыть немного психологом, взглянуть на мир через окошечко в Жениной травмированной душе. Пережить переходный возраст как минное поле перейти. Одно неверное движение и вспышка, взрыв, ты пропал. Героиня Серафимы Орловой, неосознанно ищет опору, настоящую, живую, способную помочь это дурацкое поле преодолеть. Ей нужен тот, кто не будет её жалеть, кто не испугается и не сбежит, встретившись с её жестяным характером.

Спасательным кругом для Женьки неожиданно становится кружок роботехники во главе с чудаковатым преподавателем Кариным. Но и тут её настигает прошлое. Как же от него сбежать? Как сделать так, чтобы этого прошлого не было?

«Голова-жестянка» — классическая повесть о взрослении. Не стоит пугаться современного языка и обилия технических словечек. Здесь о дружбе, любви, тяжести вины и сложности прощения. Возьмите Женьку за руку, встряхните и помогите идти. У вас получится.

Случайная цитата: Кулёк со льдом всё ещё прижат к моему носу. Убрать его я не решаюсь. Просто сижу с дымящейся чашкой. Потом в эту чашку начинает капать с моего подбородка. Кап-кап. Это лёд растаял, я знаю, это не слёзы никакие, я скучаю по тебе до мокрых ушей.
«Человек, сам решает, когда ему больно» ©.

Небольшой роман норвежца Пера Петтерсона «Пора уводить коней» стал большим событием не только на родине автора. В 2007 он стал обладателем престижной Международной Дублинской премии (это вторая премия для романа, годом ранее он был отмечен независимой премией зарубежной литературы) и был включен в десятку лучших книг года по версии «The New York Times Book Review». В этом году вышла экранизация режиссера Ханса Петера Муланда со Стелланом Скарсгардом в главной роли. В российском прокате фильм получил название «Угоняя лошадей».

Одна случайная встреча «переносит» главного героя на много лет назад в одно трагическое лето его юности. Лето, когда он впервые встретился со смертью и предательством. Ретроспективные главы чередуются с бытоописанием жизни героя в настоящем. Юноша вырос, но его боль осталась прежней. Аннотация к российскому изданию не только содержит крупный спойлер, но и делает акцент на второстепенных героях романа, что хоть и имеет смысл для прочитавшего, читателя потенциального может ввести в заблуждение.

Как и всё у скандинавов роман очень неспешный и медитативный. Меньше 300-х страниц, а читается как 600. Всё здесь построено на молчании, взглядах, прикосновениях. Потрясающая норвежская природа еще один важный герой романа, Петтерсон порой так увлекается описанием всех этих речек и облаков, что невольно начинаешь подозревать его если не в родстве, то в большой любви с Львом нашим Николаевичем. Автор не даёт ответов на все вопросы, и эта недосказанность оставляет какую-то пустоту в душе и некое разочарование.

Случайная цитата: Солнце блестело и переливалось в реке, высокой и полноводной после нескольких ливневых дней, и это было бы идеальной картинкой всего того лета, когда бы я ни хромал так чудовищно, и все потому, казалось мне, что внутри неподалеку от места, где гнездится душа, образовалось что-то усталое и замученное и в результате ноги и таз внезапно оказались не в состоянии нести положенную тяжесть.
Бог ездит на велосипеде или как подростку полюбить драматургию

Хотите по правде? Я не помню, когда в последний раз была в театре. Но помню, что смотрела. Это был классический спектакль по Оскару Уайльду. Еще в 1980-ом герой одного замечательного фильма предрекал полную замену кино, театра, книг и газет телевидением. Тогда над ним посмеялись, а сейчас уже и телевидение вытесняется онлайн-сервисами, не говоря уже о театре. Какова вероятность, что вы выберите для чтения пьесу? Вряд ли большая. И как же здорово, что издатели в такой непростой ситуации снова стали браться за этот формат. Ведь это еще один шаг для авторов в сторону сцены, а для читателей в сторону зрительного зала.

Сборники современной подростковой драмы от издательства «Самокат» призваны показать подростку, что театр сегодня это не чопорные бабушки, шикающие с соседних кресел под нравоучительные завывания со сцены, это настоящая жизнь. Два тома, разделённых по возрастным категориям, один 12+, второй 18+ (хотя, все мы, конечно, понимаем, что там скорее 14+), всего девять пьес, большинство из которых уже были поставлены на стенах различных театров России и Украины.

Не могу сказать, что мне понравились абсолютно все пьесы. К чему-то я отнеслась довольно прохладно, что-то откровенно не поняла, а что-то привело в восторг. Из наиболее зацепивших — «Хлебзавод» (целая пьеса в стихах!), «Бог ездит на велосипеде», «Воин» и «Март и Слива». Главные герои всех пьес — подростки. Но и без взрослых большинство из них не обходится. Вообще граница между взрослым и подростком довольно условна. И одна из задач сборников сделать эту границу еще более прозрачной, инициировав разговор между подростками и родителями. Просто помните, как важно понимать и принимать другого.
2019 год был объявлен годом театра в России, тем интереснее не откладывать в долгий ящик знакомство с новыми театральными именами. Дерзайте! Пробуйте! Влюбляйтесь.

Случайная цитата:

— Что с тобой? Что с тобой не так?
— Я никогда так долго не смотрел в глаза другому человеку. Как устроен человеческий глаз? Что там: радужная оболочка, хрусталик... и темнота.
— Почему?
— Потому что страшно, потому что ад — это другие, а я не могу разобраться даже в себе...
— Какие ещё такие другие?

«Письма Риты»

«Говорю Rite, что она очень несчастна, потому что мы <...> ограничены определённым даром и несчастья, связанные с ним, компенсируются. А её гений — больше нашего — не имеет итогов, которые можно обсуждать, а несчастья — те же. Ей бы надо храм возвести» ©. Л. Аронзон

Небольшое издательство «Барбарис» проделало огромную работу по публикации наследия рано погибшего малоизвестного ленинградского поэта Леонида Аронзона. Уже вышли книга стихотворений, собрание графики и... письма. Письма Риты, жены поэта.

С одной стороны читать чужие письма то же самое, что подглядывать в замочную скважину чужой частной жизни. С другой — письма из прошлого это всегда важнейшие документы эпохи, а в случае с письмами Риты Пуришинской к Леониду Аронзону ещё и удивительно живая любовная речь, ставшая настоящим литературным произведением. Рита Пуришинская обладала невероятным талантом, это отмечали все современники, которым посчастливилось быть её друзьями. Все они мгновенно попадали под мистическое обаяние Пуришинской.

Разлуки подстерегали Риту и Леонида на всем их недолгом совместном пути: Аронзон постоянно уезжал то в экспедиции, то просто на заработки, Рита ездила поправлять здоровье в Крым и Прибалтику. Спасением были письма. Нежные и страстные, остроумные и лиричные письма Риты даны нам без ответа. Мы не знаем, как реагировал и что отвечал Аронзон, смеялся ли над очередной шуткой, хмурил ли брови от сообщений о болезни, улыбался ли и нежно целовал дорогие сердцу строки. Одно ясно — она писала гораздо чаще. Писала, не боясь сказать «люблю», не заменяя слова сегодняшними обезличенными сердечками, писала так, что сердце у нас, современных читателей, выпрыгивает от восторга и, кажется, бьётся где-то в районе горла. Писала просто, правдиво, не сомневаясь в своих чувствах. Писала о любви.

Случайная цитата: Лёничек, мой родимый, как же мне тебе писать, когда так скучается, любится, хочется, чтобы ты лежал в моей светлой постели, на моей славной веранде и слушал со мной,
как море шумит.

«Гнев» Булата Ханова

«Гнев — маска сумасшествия» ©.

Поколение тридцатилетних продолжает уверенно покорять российский книжный рынок. Булату Ханову всего 28, тем не менее, в 2018 году он стал лауреатом сразу двух премий — «Лицей» и «Звездный билет» за повесть «Дистимия». Роман Ханова «Гнев» называют мрачноватым портретом поколения, а главного героя сравнивают и с Чацким, героем комедии Грибоедова, и с набоковским Гумбертом.

Глебу Веретинскому 32 года, он преподаёт на филфаке (доцент!), специализируется на русском авангарде и Серебряном веке, старшие товарищи его уважают, студентки восхищаются, жена готовит восхитительные обеды. Казалось бы, живи да радуйся. Но нет. Глеб страдает. Его душит бессильный гнев.

Один специалист по вопросам семьи и брака назвал как-то гнев убийцей любви. Говорил он так по отношению к семейной жизни, но это можно отнести и к жизни вообще. Гнев методично убивает все, что мы любим, все, что удерживает нас среди живых. Отчего же растёт гнев Веритинского? От безжалостно надвигающейся старости (скрипят колени, это в 32-то года!), от раздражения на город, среду, окружающих, самого себя или время? Может ли в данной ситуации спасти искусство? Почему бы и нет.

Булат Ханов пишет, несомненно, талантливо и цепляюще, но сама книга, и особенно главный герой, вызывает лишь стойкое раздражение. Возможно, это должно насторожить, ведь, как известно, больше всего мы не любим в других то, что замечаем в себе. Стоит ли тратить свои дни на бессмысленный гнев? Будь то раздражение на книгу, работу, привязчивую песню или глупую жену.

Случайная цитата: А ещё Слава не выносил литературоведение и утверждал, что филологи навязывают свое толкование текста. «Как будто заявляются без стука, трахают твою жену и наставляют тебя, как правильно это делать с научной точки зрения» — так характеризовал друг деятельность литературоведов.
«В дороге» для четырнадцатилетних или как сбежать к своей мечте, чтобы не было мучительно больно

Герои авантюрного экшна Артёма Ляховича вечный новичок Марик, вынужденный переезжать из города в город вслед за мамиными любовями и внешне благополучная будущая поп-звезда Лянка бегут от семейных проблем. Их цель — далёкое Синее Озеро, на которое Марика в детстве возил отец. Но его ли ищут герои? Или своё навсегда уходящее детство? Взросление это всегда больно, тем более, когда твои самые главные взрослые заняты только собой. В пути Лянку и Марика ждут разнообразные приключения, подчас очень даже опасные.

Захватывающая повесть для отчаявшихся об отчаянных, полная светлой надежды в близких для России реалиях (Артём Ляхович из Украины) точно не даст заскучать и заставит переживать и смеяться.

Случайная цитата:

— И как научиться понимать людей?
— Каждый учится этому сам. Но главное, по-моему, — две вещи. Они немного противоречат друг другу, но ты не удивляйся, потому что так бывает со всеми главными вещами... Так вот: первая — взвешивать слова. Свои. Выбирать их тщательнее, чем Лена выбирает корм для Агафона. Помнить, что в каждом слове есть что-то твое, а есть что-то чужое. И нужно, чтобы другой человек понял именно твое, а не чужое... А вторая — не видеть вместо людей слова. Чужие. Знать, что люди редко выбирают их правильно. Вот ты часто выбираешь правильные слова своим мыслям?..
В Белграде я ощущаю себя не очень уютно, для меня этот город чересчур бетонный, излишне хаотичный, почти совсем бесстилевый, вот примерно как родная с детства Москва ©. А.Шарый «Балканы».

Читать «Биографию Белграда» Милорада Павича параллельно с «Балканами» Андрея Шарого — интересный опыт. Павич, глядя на современный Белград, словно бы проникал вглубь тысячелетий и видел ту, красивейшую часть города, от которой не осталось и следа. Шарому же, хоть и прекрасно осведомленному об истории города, это недоступно. О книге Шарого подробнее расскажу позже, сейчас же речь о сборнике эссе самого знаменитого сербского писателя Милорада Павича. К слову, сама «Биография Белграда» занимает не больше 70 страниц сборника.

В «Биографии Белграда» причудливым образом (а как иначе у Павича) переплелись биография писателя, города, страны и текста. Если вы планируете начать своё знакомство с творчеством Павича с этого сборника, следует быть готовым, что в эссе «Роман как держава», Павич предоставляет своеобразные ключи к каждому из своих романов, кому-то это может показаться спойлерами, в то время как другому — необходимой подсказкой перед чтением. В свою очередь скажу, что это всего лишь вторая прочитанная мной книга Милорада Павича (первой была «Внутренняя сторона ветра»), и я рада, что получилось именно так. «Книга в новом тысячелетии» приглашает к дискуссии на тему, что ждёт книгу в будущем. Выживет ли бумажная книга, будут ли нужны издатели, сохранится ли интерес к традиционному линейному роману? Всегда интересно узнать, что любит читать автор, текстами которого восхищаешься ты сам. О своих любимых писателях Павич рассказывает максимально кратко, но делает это так, что не заинтересоваться просто невозможно.

«Биография Белграда» совсем не тот случай, когда читаешь книгу на одном дыхании. Это больше похоже на несколько неторопливых прогулок по парку за разговором с интересным человеком.

Случайная цитата: Идеал для писателя — это книга как дом, в котором можно жить какое-то время, или книга как храм, куда приходят помолиться.
Говорят, Армагеддон случится в субботу. Расслабьтесь, не в эту. Может на следующей неделе. А может никогда. Все зависит от одного мальчишки. И от его выбора.

Невероятный тандем английских авторов и пособие по предотвращению конца света. «Благие знамения» — прямая отсылка к фильму Ричарда Доннера «Знамения» (1976) и двум его продолжениям (1978 и 1981). Речь в фильмах идет о пришествии Антихриста, его детских годах и итоговой победе сил Добра над силами Зла. Роман Пратчетта и Геймана завязан на том же, но одна, казалось бы, небольшая ошибка и Отродье Сатаны получает Выбор.

На первых ролях в романе харизматичный демон Кроули и очаровательный ангел Азирафаэль. Именно они изображены на обложке, именно им принадлежит идея предоставить Антихристу выбор, а уж что из этого вышло, читать нам. А вышло круто! Коктейль из отборного британского юмора, замешанный на многочисленных отсылках к культуре Великобритании и приправленный философскими рассуждениями о природе Добра и Зла.

На основе романа вышел сериал, не без минусов, но тоже вполне себе неплохой. Отдельное спасибо создателям за незримое присутствие в нём сэра Пратчетта — шляпа на вешалке в книжном магазине, турнирная таблица игрового автомата, согласно которой Смерть так и не смог его обыграть.

Случайная цитата: Вообще, люди в большинстве своем не так уж злы. Они просто слишком увлекаются новыми идеями. Интересно же влезть в высокие сапоги и расстрелять кого-нибудь, или принарядиться в белые простыни и кого-нибудь линчевать, или натянуть вываренные джинсы и сбацать кому-нибудь на гитаре.
Старой Англии след уж простыл,
Сотни фунтов прощайте навек,
Если б кончился мир, пока молод я был,
Своих горестей я бы избег ©.


Неожиданное продолжение вполне законченной и самостоятельной дилогии («Клуб ракалий» и «Круг замкнулся») Джонатана Коу — это в первую очередь ответ на происходящее в мире сейчас. Во всем мире, хотя родная Англия, несомненно, волнует автора больше всего. Здесь и глобализация, и войны за политкорректность, и расизм будь он неладен, и Брекзит, который снова скоро главной темой всплывет во всех новостях — 29 марта 2019 года не за горами.

Обращение к уже знакомым читателю героям позволило автору написать книгу без сюжета. В «Срединной Англии» нет истории как таковой, только жизнь, её течение и реакция на изменение политической обстановки в стране и мире. Джонатан Коу как и многие англичане, придерживающиеся левых взглядов, вплоть до 2016 года считал, что самая страшная катастрофа для Британии уже позади — это приход к власти в 1979 году Маргарет Тэтчер. Ничего хуже нельзя было и вообразить. И вот оно случилось — Брекзит. Хватаясь за голову, Коу старается понять, что же произошло с миролюбивыми англичанами? Что заставило их встать на путь резкой ксенофобии?

«Срединная Англия» — злободневный и самобытный роман, который одинаково хорошо себя чувствует и как самостоятельное произведение, и как часть теперь уже трилогии. Если вы не читали первых частей цикла, но очень хотите прочесть «Срединную Англию», смело читайте, не бойтесь чего-то не понять, специально для тех, кто не читал или подзабыл события первых частей, автор в процессе кратко и ненавязчиво напомнит, о чём или о ком идёт речь. У Коу получилось написать красивый левый роман-манифест, который очень неожиданно понравится и правым.

Случайная цитата: Эта так называемая терпимость... Каждый день сталкиваешься с людьми, которые нисколько не терпимы, будь то сотрудники магазинов или обычные прохожие на улице. Может, ничего агрессивного они и не говорят, но видно по их глазам и вообще по тому, как они себя ведут с тобой. И им хочется что-нибудь сказать. О да, им хочется что-нибудь сказать. О да, им хочется применить к тебе какое-нибудь запретное слово или же просто сказать тебе, чтоб съебывал обратно в свою страну — где бы она, по их разумению, ни была — но им нельзя. Они знают, что это непозволительно. А потому ненавидят не только тебя, они ненавидят еще и их — кем бы те ни были — этих безликих людей, что сидят где-то над ними и осуждают их, предписывают, что можно, а что нельзя произносить вслух.

P.S. Не хочется о грустном, но той самой ложкой дёгтя стал для меня перевод Шаши Мартыновой. В выходных данных сделана пометка, что перевод выполнялся с учетом переводческих решений, принятых в первых книгах. Напомню, «Клуб ракалий» переводил Сергей Ильин, а «Круг замкнулся» — Елена Полецкая. На деле же переводчик учла только несколько ключевых имён и фамилий, запросто изменив все остальное. Это, несомненно, право переводчика сделать так, как он считает нужным, но так и не стоило тогда эту пометку вообще делать. 
Другой Навальный

Про Алексея Навального так или иначе слышали все. С Олегом сложнее. Тем временем, это родной младший брат Алексея Навального, осужденный вместе с братом по делу «Ив Роше». Олег был приговорен к 3,5 годам колонии общего режима, Алексей — к тому же сроку условно. 17 октября 2017 года ЕСПЧ постановил, что дело было рассмотрено в России с нарушением права на справедливый суд, а приговор был произвольным и необоснованным. Несмотря на это Олег отсидел полный срок и написал книгу по мотивам отбытого заключения.

Прежде чем приступить к обзору книги, хочу заявить, что никогда не являлась и не являюсь ни сторонницей, ни противницей политики Алексея Навального, и книга его брата меня интересовала исключительно из-за подробностей из первых рук о судопроизводстве и тюремном заключении в современной России. И этих подробностей здесь хоть отбавляй.

Например, наконец-то подробно и грамотно рассказано, что же такое АУЕ. Забайкальцы знают, но даже и у нас можно еще встретить тех, кто считает, что это название молодежной группировки. Еще можно узнать, чем тюрьма отличается от ;колонии, а «красная» зона от «чёрной», как к з/к попадают телефоны, куда лучше всего прятать сим-карту при обыске, чем заняться в заключении на досуге и как правильно писать малявы.

Олег для красного словца или шутки юмора ради разбавляет повествование о своих злоключениях, историей арестанта Чубакки. Да, того самого путешественника вуки из «Звездных войн». Согласно Олегу Навальному бедолага Чуи становится жертвой беспощадной российской судебной машины и отправляется в лагерь. Абсолютно крышесносная и, в общем-то, ненужная история. Смешно не было, грустно тоже, лишь дико хотелось пролистать эти страницы и вернуться в реальность.

Навальный понимает и подчёркивает, что его опыт — уникальный: он находился на привилегированном положении и подвергался не физическим, а бюрократическим пыткам. Это ещё раз доказывает, что все громкие заявления наших властей о едином для всех законе — всего лишь слова. Порой складывалось ощущение, что вся эта лагерная возня Олега нисколько не касается: он лишь сторонний наблюдатель, по ошибке помещенный на съемочную площадку какого-то нелепого ТВ-шоу.

Случайная цитата: В тюрьме есть ещё один вид изоляции — заключении в одиночной камере. Правда, сидя уже полтора года в одиночке, я не очень улавливаю, что в этом страшного.
«Похищение принца Олеомаргарина» — одна из многих домашних сказок Марка Твена и, вероятно, единственная оставшаяся в записи. До недавнего времени эта история была неизвестна широкому кругу читателей, не имела конца и существовала в набросочном варианте. Публиковать историю в таком виде было никак нельзя, но на помощь пришли писатель Филип Стед и его супруга Эрин. Филип закончил текст, а Эрин нарисовала чудесные иллюстрации.

История получилась настолько твеновская, что распознать, где заканчивается текст великого мастера и начинается часть, дописанная Филипом Стедом невозможно. За исключением вставок с диалогами двух авторов, в которых мы видим саркастичного и даже, возможно, мизантропичного Твена. Эти вставки, кстати, наверняка порадуют взрослых читателей.

Глубокая, тонкая, очень сказочная история. Здесь нашлось место и несчастным сиротам, и злым королям, и говорящим животным, и волшебницам, и даже настоящим драконам. Но вместе с тем, и, несмотря на несомненную общую доброту истории, есть здесь и горе, и смерть, и жестокость. Да, в жизни, даже сказочной без этого не обойтись. Но, не стоит отчаиваться, ведь доброта, честность и справедливость всегда победят.

Уникальная книга, соединяющая эпохи, размывающая границы и объединяющая поколения. Всем читать.

Случайная цитата: — Все животные разговаривают. Мы и с людьми часто говорим, да не можем разобрать, что они отвечают... Всегда что-то невнятное и, кажется, ужасно скучное.

Метки:

Медузы бессмертны. [...] Если ей что-то угрожает, Turritopsis dobrnii может вернуться из стадии взрослой медузы в стадию полипа, когда медуза выглядит ещё не как медуза и не плавает, а цепляется за океанское дно. Теоретически она может делать это бесконечно: стареть, потом молодеть, стареть и молодеть и никогда не умирать ©.

К сожалению, с людьми это не работает. Люди, как все мы помним, не просто смертны, а внезапно смертны. Сюзи Свансон — главная героиня дебютной книги Али Бенджамин столкнулась со смертью слишком рано, её лучшая подруга утонула в 12 лет. Отказываясь верить тому, что замечательная пловчиха могла просто утонуть, девочка решает разгадать тайну гибели подруги — Сюзи уверена, здесь замешаны медузы.

Али Бенджамин знает о медузах очень много. По её признанию, однажды она буквально помешалась на этих загадочных животных, насобирала огромное количество интересных фактов и написала научно-популярное эссе для журнала. Однако публикации не получилось — журнал её отклонил. Тогда-то и родилась идея написать художественную книгу для подростков, в которой все это многообразие фактов будет смотреться органично.

Под завязку набив книгу энциклопедической информацией, Бенджамин смогла сделать книгу максимально нескучной. Благодаря легкому слогу и по-настоящему захватывающему сюжету, «Доклад о медузах» читается очень быстро, заставляя забыть с ней о сне и отдыхе.

Это очень пронзительная и искренняя история о принятии жизни — жестокой, несправедливой, реальной, такой, какая она есть здесь и сейчас. О мире полном звуков и тишине. О дружбе и обиде. О поражениях и победах. И, конечно, о движении вперёд, оставаясь собой. Всегда собой.

Случайная цитата: К седьмому классу — мне ведь уже двенадцать стукнуло! — я уже кое-что поняла про взрослых. Например: взрослым, не только всем подряд, а даже близким, твоя искренность на самом деле не нужна.

Метки:

«— Это только в сказках, — отрезал Мазукта. — А у нас с тобой... не пойми чего» ©.

Одна глава в книге Петра Бормора «Игры демиургов» посвящена Максу Фраю. Одна глава. Да вся эта книга запросто могла быть посвящена Максу Фраю. Как, скорее всего и все творчество Бормора. И сам Бормор. А может Бормор это Фрай? Или его выдумал Макс Фрай? Стоп. Так можно договориться до того, что наш мир выдумал Фрай... Впрочем, не удивлюсь.

Вся книга представляет собой сборник коротеньких рассказов (анекдотов, баек, сказок и не пойми чего) о двух демиургах — Мазукте и Шамбамбукли (имечко — отпад), и, их нелегких демиургских заботах.

«Игры демиургов» из той категории литературы (литературы ли?), что принято читать для разгрузки мозга на бегу, в перерывах между серьезной литературы (или вместо неё), за чашкой чая, кофе, какао, взахлёб или открывая раз в месяц (год), чтобы прочесть одну историю.

Иногда среди смехуёчков можно обнаружить историю с грустинкой и даже уловить философский смысл. Может быть. Если повезёт.

Если вы фанат Макса Фрая, но всё у него уже прочли — смело беритесь за Бормора. Если вы устали или вам грустно — попробуйте (не забудьте добавить какао). Если грустно вашему другу — читайте Бормора вслух. Но никогда, слышите никогда, не берите в руки его книг, если вы читаете только умные книжки и кривите губы от всякой ЖЖ-ной самодеятельности.

Случайная цитата: — А, знаю, — кивнул демиург Шамбамбукли. — Цепная реакция — это когда расщепляется ядро урана.
— Неверно, — строго нахмурился Мазукта. — Цепная реакция — это когда одна страна первой расщепляет ядро урана, и сразу остальным тоже хочется.
Летняя линейка книг издательства «Клевер» своими яркими обложками и цветными срезами так и манит отправиться в путешествие в прошлое. В свои 16 лет.

Нора Паркер-Холмс — главная героиня книги Даны Шварц «Я уезжаю» отправляется в Ирландию по программе обучения молодых художников. По пути в Ирландию девушке предстоит побывать во Франции и Бельгии, а после обучения её ждут Италия и Великобритания. Вот это повезло, скажите вы. И будете правы. Однако, Нора недовольна поездкой — все испортила увязавшаяся за ней мама. Казалось бы, было б из-за чего страдать, однако, у Норы весьма напряженные отношения с матерью, ведь та по каждому вопросу имеет свое авторитарное мнение, не терпящее возражений.

Читается книга очень быстро и является почти идеальным решением скоротать время в очереди, поездке (любом другом ожидании, придумайте сами), при этом, не слишком загружая мозг. Посыл прост как табуретка — будь собой и не ной. Хоть на обложку вынесли фразу «найди свою любовь», здесь это вот вообще не главное. Найти тут нужно себя. Свое место в жизни и творчестве, свой индивидуальный творческий путь, ни под кого не подстраиваясь. Очень неплохо освещена проблема отцов и детей, правда, так до конца и не ясно, смогла ли Нора понять свою мать и подружиться с ней? В остальном же, довольно неплохой подростковый роман с приличным юмором (!) и земной, неидеальной героиней.

Случайная цитата: — А почему из всех американских колледжей — университетов — ты выбрал именно Брауновский?
— Просто я влюблен в Эмму Уотсон и думал, что она все-таки появится на некоторых встречах выпускников.

Метки:

Глядя на розовый цвет обложки книги «Выдуманный жучок» Юлии Кузнецовой, ожидаешь сопливую девчачью историю о первой любви, а получаешь рассказ о замке злого волшебника, на деле, оказавшемся обычным обшарпанным особняком тухлого розового цвета. Особняк этот — детская больница, а волшебник — врач-нейрохирург, он совсем не злой, но от этого не легче.

Когда болеет ребенок — болеет вся семья. Трудно всем, тяжела и страшна неизвестность: как пройдёт очередная операция, увидят ли родственники ребенка живым? Ошибочно полагать, что ребёнку легче, да, у него отсутствуют страх смерти, но у него есть другие не менее важные страхи. И самый первый и главный — страх за родных, пожираемых Жучками отчаяния. Для того, чтобы помочь им, да и себе в трудной больничной жизни, ребенок придумывает себе друга — выдуманного Жучка.

В повести «Выдуманный жучок» тринадцатилетняя Таша вынуждена ложиться в больницу каждые три-четыре года для смены шунта, помогающего работе мозга. У Таши в больнице есть настоящая подруга Аня — у неё рак. Несмотря на свои страшные диагнозы, это самые обычные девчонки, с трепетом мечтающие о первом поцелуе и любящие похулиганить и посмеяться. У каждой из них свой выдуманный Жучок, с ним не страшно идти на операцию, он всегда поможет и даже самые болючие послеоперационные уколы с ним переносить легче.

В основе больничных историй Юлии Кузнецовой лежит тяжелый личный опыт — ей с новорожденным ребенком пришлось пройти многое, и, это огромное счастье, что на их пути встретились добрые волшебники — талантливые нейрохирурги. Повесть Кузнецовой переполнена добротой и верой в лучшее. Не проходите мимо нуждающихся в поддержке, ведь помощь не всегда выражается в деньгах, помочь добрым словом или молитвой может каждый из нас. И пусть беда никогда не придёт в ваш дом.

Случайная цитата: Мы сидим за её столиком, зажгли спонсорскую свечку с логотипом на немецком языке и заварили в стаканах фруктовый чай из пакетиков. Только сильный привкус ананаса и манго может перебить тухловатый запах больничной воды.

Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com