Category: литература

Книга 3

«Сиблинги» Ларисы Романовской

Почти Стругацкие

Лариса Романовская написала отличную подростковую повесть в лучших традициях советской фантастики. Сюжет дико крутой, и это почти всё, что можно сказать, избегая спойлеров. Да, даже аннотация их содержит. Ладно, представьте искусственную планетку, что-то наподобие страны Нетинебудет из книги про Питера Пэна, где в рамках эксперимента некого НИИ живут выдернутые из реальности девять детей и подростков, способных влиять на события прошлого.

С Романовской я уже была знакома по повести «Удалить эту запись?» и она явно не тот автор, который будет сюсюкать с целевой аудиторией. Вот и её «Сиблинги» максимально жестки, правдивы и трагичны. Подарив своим героям уникальную возможность изменять прошлое, автор показывает им жизнь без прикрас. Ведь чтобы что-то исправить, сначала нужно увидеть, понять, признать.

Несмотря на все неприятные события, описываемые в книге, повесть получилась невероятно трогательной и нежной. Всё нерастраченное в реальной жизни внутреннее тепло сиблинги выплёскивают друг на друга, становясь самой настоящей семьёй. Непростая, тревожная повесть, в которой больше вопросов, чем ответов. Вопросов, ответить на которые каждый должен только сам.

Случайная цитата: Но лучше, конечно, чтобы этой проблемы не стояло, чтобы не выбирать что-то неправильное, не поступить нечестно. Иногда нечестное — самое выгодное для тебя, и от него труднее всего отказываться.
Девочки. Книга

«Своя комната» Вирджинии Вулф

«Дайте ей собственную комнату, пятьсот фунтов в год, право голоса...» ©.

«Своя комната» — эссе Вирджинии Вулф, в котором писательница размышляет на тему женщин в литературе и отвечает на один из самых волнующих вопросов всех противников феминизма — «если женщины ни в чём не уступают мужчинам, то где же ваши великие мыслительницы и писательницы?» Вооружившись иронией, Вирджиния Вулф анализирует всё, что было написано женщинами, мужчинами о женщинах и, наконец, женщинами о женщинах.

Уже в самом начале Вулф заявляет, что имя не имеет значения и называет на выбор три имени героини-автора повествования — Мэри Ситон, Мэри Кармайкл и Мэри Битон, это может быть кто угодно, правда, затем все три имени появляются по мере развития повествования, обозначая как будто бы разных персонажей: преподавательницу женского колледжа, начинающую писательницу, исследовательницу.

Сам текст — сочетание публицистики с рядом модернистских приёмов. Мысли уносят писательницу в другие эпохи и места, позволяя проводить неожиданные аналогии и рассматривать проблемы, с которыми сталкивались женщины разных времён. Вулф создаёт воображаемую биографию сестры Шекспира, столь же литературно одарённой, однако не сумевшей найти своё место в литературе за недостатком образования и невозможностью преодолеть общественное мнение об ограниченной роли женщины.

Возможность. Образования, самореализации, свободы (как финансовой, так и интеллектуальной). Именно наличие возможности и является определяющим фактором появления новой, независимой, мыслящей женщины.

Случайная цитата: Материальные трудности были мучительны, но еще хуже оказывались нематериальные. Китсу, Флоберу и прочим гениям приходилось сражаться с равнодушием целого мира, но женщина имела дело не с равнодушием, а с враждебностью. Им общество говорило: пиши, если желаешь, мне это безразлично. Женщину оно осыпало насмешками: писать вздумала? Да кто ты такая?"
Книга-руки

«Сила искусства» Саймона Шамы

Благоговейная тишина музейных залов может ввести вас в заблуждение, внушив мысль, что шедевры живописи — это нечто изысканное и деликатное, это зрительные образы, которые умиротворяют вас, чаруют и скрашивают ваше существование. На самом же деле они сущие бандиты. Великие полотна коварно и безжалостно вцепляются в вас мертвой хваткой, выбивают почву у вас из-под ног и одним махом переворачивают ваше мировосприятие с ног на голову ©.

Лучшая книга года. Да что там года! Лучшая книга десятилетия. Без шуток. Книга, навсегда влюбившая в меня в себя, в частности и в искусство, в целом. Книга, заставившая меня буквально бредить и всем рассказывать о Караваджо и Бернини, Ван Гоге и Пикассо.

Восемь глав, восемь художников (на самом деле, один больше скульптор) и восемь величайших шедевров, созданных в тяжелые времена и отражающих все то, глубинное и самое важное для каждого из них. Шедевров, меняющих мир.

Рассказывает Саймон Шама ни в коем случае не нудно и академично, его книга увлекает не хуже романов. Гении у Шамы не небожители, а обычные люди, такие как мы, а может в чём-то и хуже некоторых из нас. Где же взяли они эту мощь, эту страсть, эту величайшую силу творчества? Боюсь, что никто этого не знает, хоть Саймон Шама, пытаясь найти ответ на этот вопрос, и показывает последовательно путь каждого из восьми к своему величайшему триумфу. Триумфу, в некоторых случаях, к сожалению, посмертному.

Прочтение каждой главы я дополнила просмотром серии одноименного сериала BBC, авторского проекта Саймона Шамы. А главы про Пабло Пикассо и Марка Ротко ещё и прочтением книг из серии «Лучшие современные художники» издательства «Комсомольская правда». Можно ли желать более полного погружения? Можно. 2020 год для себя объявляю годом искусства и обещаю продолжить знакомство с этим удивительным миром.

Случайная цитата: Бернини требовал от помощников все, что они могли дать, — их силы, технические знания, ремесленные навыки; у одного из них он позаимствовал и жену.
Книга заклинаний

«Дневник книготорговца» Шона Байтелла

«...большинство наших посетителей были из тех, что досаждают везде; но книжные магазины для них особенно привлекательны» ©. Джордж Оруэлл

Если вы всё ещё думаете, что работа в книжном магазине — самая лучшая работа в мире и мало того, мечтаете открыть свой собственный книжный, прочитайте эту книгу. Здесь никто не летает книжной феей между стеллажами, напевая «книжки-книжечки» и не разбрасывает вокруг розовую пыльцу всеобщей книжной любви. Это реальный дневник владельца букинистического магазина в Шотландии. И это скорее похоже на сериал «Black Books». Здесь описан ровно один год работы магазина Шона Байтелла — с февраля 2014 по февраль 2015 года.

Я работала в книжном, поэтому не понаслышке знаю о жизни с другой стороны прилавка. Магазин Шона Байтелла находится в небольшом городке Уигтаун, и хоть он разительно отличается от моей родной Читы, принципы книжного бизнеса и посетители магазина почти идентичны.

«Дневник книготорговца» изобилует финансовой информацией (а как же иначе? книга же про торговлю), но не скатывается только лишь в перечисление прибылей и убытков. Это крайне простые и увлекательные заметки интереснейшего саркастичного человека, который любит называть себя мизантропом, на деле же явно таковым не являясь. Его едкие замечания в адрес клиентов или сотрудников невозможно читать без улыбки. Однако нельзя сказать, что он испытывает ненависть к покупателям, скорее — здоровый цинизм. Адекватных покупателей Шон и вовсе любит и неизменно отзывается о них с теплотой и уважением. То же можно сказать и про его сотрудников, Байтелл постоянно ворчит на продавцов, но это больше похоже на дружеские двусторонние подколы.

Кстати, посмеялась над поступающими в магазин заказами, все кто думает, что основную прибыль книжному магазину приносит художественная литература, вы ошибаетесь. У Шона чаще всего покупают книги про железную дорогу и вискокурни, а во время моей работы в книжном невероятным спросом пользовались — «Посевной календарь», всевозможные кодексы и шпаргалки по праву и «Заговоры сибирской целительницы».

Случайная цитата: Пожилая покупательница сказала, что в ее книжном клубе собираются читать Дракулу, но она не может припомнить, что он написал.
Девочки. Книга

«Радиевые девушки» Кейт Мур

«Смочить губами, обмакнуть, покрасить» ©.

Научно-популярный нон-фикшн, раскрывающий подробности скандального дела работниц фабрик, получивших дозу радиации во время работы с радиевой краской. В годы Первой Мировой Войны в США такую краску использовали для изготовления наручных часов со светящимися циферблатами. Эта работа считалась престижной, к тому же за неё хорошо платили. Об опасности радия и мерах предосторожности руководство компаний предпочитало молчать. Мало того, о волшебстве радия трубили все газеты! Ему приписывали уникальные лечебные свойства и называли средством от всех болезней. Девушки-красильщицы для точного нанесения краски клали кисти в рот, делая их более тонкими, а в перерывах шутки ради красили светящейся краской ногти и зубы...

Кейт Мур проделала огромную работу, собрав воедино и переработав все доступные по делу «радиевых девушек» материалы. В итоге получился леденящий душу судебно-медицинский триллер, читать который (особенно, если предварительно не нагуглить информацию) невероятно интересно. Да, в художественном плане книга написана не слишком хорошо, чувствуется, что автор журналист, а не писатель, достаточно много повторов и лишних деталей, но описываемая история с лихвой это компенсирует. На закладки у меня ушло две пачки цветных стикеров, а ужасы и смерти всё не кончались.

Хоть автор и очень живо рисует героинь и происходящие с ними ужасные изменения, отсутствие фотографий в книге всё же огорчает. В остальном, крайне достойное чтение, рекомендуемое к прочтению всем работающим людям. Помните о технике безопасности и знайте свои права.

Случайная цитата: ...в мае 1927 года, пытаясь нащупать в темноте свои таблетки на комоде, она увидела своё отражение в зеркале. Поначалу, возможно, она подумала, что видит призрак своей матери, восставший из могилы. Потому что глубокой ночью, в полной темноте в зеркале светилась призрачная девушка.

Купить книгу
Книга. Окно.

«Голод» Кнута Гамсуна

Сытый голодного не разумеет

Первый роман будущего лауреата Нобелевской премии, написанный в 1890 году и содержащий в себе некоторые автобиографические детали. Сам Гамсун никогда по отношению к «Голоду» не употреблял термин «роман», предпочитая называть его «книга» или «статья», а каждую из его четырёх частей как «пьесу».

С самого начала происходит погружение в сознание безымянного молодого человека, пытающегося заработать написанием статей в газету и мечтающего когда-нибудь стать большим писателем. Заработанных денег катастрофически не хватает и герой целыми днями бродит по городу, шокируя прохожих неадекватным от голода поведением.

Здесь нет привычного сюжета, одна только бесконечная схватка с самим собой. Перед нами сложная противоречивая личность — герой способен, находясь на грани голодной смерти, отдать последние деньги бродяге или отказаться от завтрака, только лишь для того, чтобы сыграть роль благополучного журналиста. Причина абсурдных поступков голод, выписанный Гамсуном до мельчайших физиологических подробностей. Душа и тело героя находятся в постоянном разладе, в его сознании, переживающем несоответствие между материальным и идеальным миром, причудливо переплетаются реальность и болезненные фантазии.

Крошечный роман, читается за вечер, однако надолго оставляет после себя муторное чувство безысходности.

Случайная цитата: Я открыл глаза. Что было толку жмурить их, раз я не могу уснуть! Всё тот же мрак окружал меня, всё та же бездонная чёрная вечность, сквозь которую не могла пробиться мысль.
Книга-руки

«День числа Пи» Нины Дашевской

Почему, ну почему я не прочитала это раньше? Ответ до банального прост — потому что я прочитала это сейчас. Значит, так было нужно.

Математики всего мира чествуют число «Пи» 14 марта ровно в 1:59:26. Книгу Дашевской можно чествовать когда угодно. Вот хоть в декабре.

Что есть норма? Лёву Иноземцева все считают странным. Но может быть странные как раз все остальные, а он самый нормальный? Так уж сложилось, что в нашей системе координат все, кто выделяется из общей массы — ненормальные, чудаки, психи. Вот и Лёва со своим цветным слухом и выдающимися математическими способностями попал в их число. Лёвин одноклассник Кирилл, наоборот, с виду самый нормальный парень. А в душе — настоящий романтик — играет на виолончели, пишет музыку и обожает стихи. И страшно завидует Лёвке.

Книга Дашевской о вещах, не созданных соединяться. Однако они соединяются. Физика и лирика, музыка и математика, логика и синестезия. В книге два героя, два рассказчика и если не с одним, то с другим вы почти наверняка ощутите родство душ.

Трогательная история о том, что хоть мы частенько не понимаем и откровенно бесим друг друга, можно найти общий язык и увидеть, как сильно мы друг другу нужны. Необычные, искренние и совершенно невероятные герои Дашевской только учатся открывать для себя окружающих, но уже помогают нам открыть себя. Неважно сколько вам лет, закрывая эту книгу, вы почувствуете себя хоть чуточку другим. Лучше. Добрее. Целостнее.

Случайная цитата: В нулевой степени мы все одинаковые, равны единице. И нужно нас умножить на самих себя. Тогда мы станем собой и будем все разные. Очень красиво и понятно, всё совпадает; у чисел такой понятный и человеческий мир. Очень разумный и с ясными правилами.
Девочки. Книга

«Гретхен» Кристине Нёстлингер

Книжка-бодипозитив для всех девочек — выросших и растущих. Трилогия «Гретхен» Кристине Нёстлингер написана ещё в 80-х, а российскому читателю стала доступна только сейчас.

Главную героиню, Маргарету Закмайер, или попросту Гретхен, мы встречаем четырнадцатилетней полноватой девчонкой. Она не уверена в себя, не популярна в школе и мало, что понимает в жизни. От книги к книге Гретхен растёт, умнеет, хорошеет и учится на ошибках.

Вообще в книжке чего и кого только нет! Помимо классической истории про взросление и принятия себя такой, какая ты есть, это ещё и про принятие любых изменений в себе и в окружающих, развод родителей и отношение к нему таких разных по темпераменту и возрасту детей, наконец, про любовь, первую, бурную и неловкую и первый секс (!), да. Вокруг Гретхен столько людей и ситуаций, что сразу всё и не вспомнишь. Одно точно, будь мне пятнадцать, я бы не думая влюбилась в Хинцеля, так что терзания Гретхен для меня не всегда были понятны.

Вы ещё сомневаетесь, что книжка крутая? Перестаньте! Тут больше пятисот страниц, а я бы ещё столько же прочла. Чёткое ощущение расставания с близким другом.

Случайная цитата: Лишний жир, даже если его много, все равно мелочь в сравнении с несчастной любовью!
Книга

«Вратарь и море» Марии Парр

У шведов есть Астрид Линдгрен, у французов — Мари-Од Мюрай, а у норвежцев есть она, Мария Парр. Удивительная, чуткая и по-хорошему хулиганистая Парр завоевала сердца романтиков и чудаков со всего света. Моё так давно уже принадлежит ей.

Продолжения невероятного «Вафельного сердца» я и ждала, и боялась. Вот и задержалась с чтением на целый год. Но для хороших книг никогда не бывает слишком поздно.

Главные герои стали старше. В остальном же, мало что изменилось. Это все та же душевность, уютность и магия. У Парр нет никакого сюсюканья — она говорит как есть. О смерти и рождении, первой влюбленности, ревности, дружбе и семье. Семье настоящей, такой, которая принимает тебя всего и всегда, даже если ты, подвесил сестрёнку на флагшток. Действительно, а как иначе сделать презентацию про Эмиля из Лённеберги?

Строить плот, смеяться и рыдать, любить и читать-читать.

Случайная цитата: Лена заставляет куриц кататься с ней на санках, скачет верхом на коровах, говорит «бе-е» лошадям и прячет котят в грязное белье, чтобы напугать свою маму. Но интересное дело — я не знаю ни одного зверя, который бы не обожал Лену.
Книга заклинаний

«Узник двенадцати провинций» Франсуа Пласа

Как написать крутую приключенческую книжку, когда все классические сюжеты уже приелись? Французский иллюстратор Франсуа Плас для своего дебютного романа использует такой рецепт — взять одного неудачника, сделать из него попаданца, щедро плеснуть медицины, сбрызнуть морской романтикой, добавить щепотку фэнтезятинки и... вписать всё это в узнаваемые исторические декорации.

На дворе 1914, год начала большой войны. Четырнадцатилетний Гвен, ученик знахаря, после кончины мастера при загадочных обстоятельствах увезён из родной деревни на повозке странного существа. В себя герой приходит уже совершенно в другом мире, ничего не знающем про технический прогресс и родную пареньку Бретань.

Франсуа Плас так живо и красочно описывает новый для нас и для главного героя мир «12 провинций», что хоть и остаётся некое сожаление об отсутствии в книге иллюстраций (автор как-никак художник, мог бы не только обложку нарисовать), но и без них каждый уголок детально прорисовывается в воображении. Гвену предстоит через многое пройти и многому научиться, новый жестокий мир заставит паренька резко повзрослеть. Все без исключения персонажи книги отлично прописаны и обладают собственным характером, развитием и мотивацией. Абсолютно невозможно не привязаться всей душой к спутнику Гвена — маленькой птичке пибилу, со скверным нравом и тягой к алкоголю. В истории хватает жестоких, мрачных сцен и нелицеприятных медицинских подробностей, поэтому совсем уж для детей книга точно не подойдёт.

Захватывающее повествование, неплохо стилизованное под классические романы Жюля Верна, однако не теряющее собственного голоса и уникальности. Легко читается за пару вечером, оставляя после себя приятное чувство завершенности.

Случайная цитата: Я ещё не знал, что всегда надо остерегаться спящего города. Кто знает, какие сны мучают его по ночам. Какие кошмары витают над постелями. Что тлеет в очагах, когда раздуваются под пеплом давние страхи, погребенные испокон веков.