Category: политика

Книга заклинаний

«Срединная Англия» Джонатана Коу

Старой Англии след уж простыл,
Сотни фунтов прощайте навек,
Если б кончился мир, пока молод я был,
Своих горестей я бы избег ©.


Неожиданное продолжение вполне законченной и самостоятельной дилогии («Клуб ракалий» и «Круг замкнулся») Джонатана Коу — это в первую очередь ответ на происходящее в мире сейчас. Во всем мире, хотя родная Англия, несомненно, волнует автора больше всего. Здесь и глобализация, и войны за политкорректность, и расизм будь он неладен, и Брекзит, который снова скоро главной темой всплывет во всех новостях — 29 марта 2019 года не за горами.

Обращение к уже знакомым читателю героям позволило автору написать книгу без сюжета. В «Срединной Англии» нет истории как таковой, только жизнь, её течение и реакция на изменение политической обстановки в стране и мире. Джонатан Коу как и многие англичане, придерживающиеся левых взглядов, вплоть до 2016 года считал, что самая страшная катастрофа для Британии уже позади — это приход к власти в 1979 году Маргарет Тэтчер. Ничего хуже нельзя было и вообразить. И вот оно случилось — Брекзит. Хватаясь за голову, Коу старается понять, что же произошло с миролюбивыми англичанами? Что заставило их встать на путь резкой ксенофобии?

«Срединная Англия» — злободневный и самобытный роман, который одинаково хорошо себя чувствует и как самостоятельное произведение, и как часть теперь уже трилогии. Если вы не читали первых частей цикла, но очень хотите прочесть «Срединную Англию», смело читайте, не бойтесь чего-то не понять, специально для тех, кто не читал или подзабыл события первых частей, автор в процессе кратко и ненавязчиво напомнит, о чём или о ком идёт речь. У Коу получилось написать красивый левый роман-манифест, который очень неожиданно понравится и правым.

Случайная цитата: Эта так называемая терпимость... Каждый день сталкиваешься с людьми, которые нисколько не терпимы, будь то сотрудники магазинов или обычные прохожие на улице. Может, ничего агрессивного они и не говорят, но видно по их глазам и вообще по тому, как они себя ведут с тобой. И им хочется что-нибудь сказать. О да, им хочется что-нибудь сказать. О да, им хочется применить к тебе какое-нибудь запретное слово или же просто сказать тебе, чтоб съебывал обратно в свою страну — где бы она, по их разумению, ни была — но им нельзя. Они знают, что это непозволительно. А потому ненавидят не только тебя, они ненавидят еще и их — кем бы те ни были — этих безликих людей, что сидят где-то над ними и осуждают их, предписывают, что можно, а что нельзя произносить вслух.

P.S. Не хочется о грустном, но той самой ложкой дёгтя стал для меня перевод Шаши Мартыновой. В выходных данных сделана пометка, что перевод выполнялся с учетом переводческих решений, принятых в первых книгах. Напомню, «Клуб ракалий» переводил Сергей Ильин, а «Круг замкнулся» — Елена Полецкая. На деле же переводчик учла только несколько ключевых имён и фамилий, запросто изменив все остальное. Это, несомненно, право переводчика сделать так, как он считает нужным, но так и не стоило тогда эту пометку вообще делать. 
Девочка с книгой

«3 1/2. С арестантским уважением и братским теплом» Олега Навального

Другой Навальный

Про Алексея Навального так или иначе слышали все. С Олегом сложнее. Тем временем, это родной младший брат Алексея Навального, осужденный вместе с братом по делу «Ив Роше». Олег был приговорен к 3,5 годам колонии общего режима, Алексей — к тому же сроку условно. 17 октября 2017 года ЕСПЧ постановил, что дело было рассмотрено в России с нарушением права на справедливый суд, а приговор был произвольным и необоснованным. Несмотря на это Олег отсидел полный срок и написал книгу по мотивам отбытого заключения.

Прежде чем приступить к обзору книги, хочу заявить, что никогда не являлась и не являюсь ни сторонницей, ни противницей политики Алексея Навального, и книга его брата меня интересовала исключительно из-за подробностей из первых рук о судопроизводстве и тюремном заключении в современной России. И этих подробностей здесь хоть отбавляй.

Например, наконец-то подробно и грамотно рассказано, что же такое АУЕ. Забайкальцы знают, но даже и у нас можно еще встретить тех, кто считает, что это название молодежной группировки. Еще можно узнать, чем тюрьма отличается от ;колонии, а «красная» зона от «чёрной», как к з/к попадают телефоны, куда лучше всего прятать сим-карту при обыске, чем заняться в заключении на досуге и как правильно писать малявы.

Олег для красного словца или шутки юмора ради разбавляет повествование о своих злоключениях, историей арестанта Чубакки. Да, того самого путешественника вуки из «Звездных войн». Согласно Олегу Навальному бедолага Чуи становится жертвой беспощадной российской судебной машины и отправляется в лагерь. Абсолютно крышесносная и, в общем-то, ненужная история. Смешно не было, грустно тоже, лишь дико хотелось пролистать эти страницы и вернуться в реальность.

Навальный понимает и подчёркивает, что его опыт — уникальный: он находился на привилегированном положении и подвергался не физическим, а бюрократическим пыткам. Это ещё раз доказывает, что все громкие заявления наших властей о едином для всех законе — всего лишь слова. Порой складывалось ощущение, что вся эта лагерная возня Олега нисколько не касается: он лишь сторонний наблюдатель, по ошибке помещенный на съемочную площадку какого-то нелепого ТВ-шоу.

Случайная цитата: В тюрьме есть ещё один вид изоляции — заключении в одиночной камере. Правда, сидя уже полтора года в одиночке, я не очень улавливаю, что в этом страшного.