Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Девочка с книгой

«Зима» Али Смит

Вторая часть сезонного квартета британки Али Смит начинается с головы. Обычной детской головы без тела, парящей перед глазами Софии. Головы, хоть и дружелюбной, но весьма навязчивой. На Рождество к Софии едет сын Арт и везёт с собой девушку. Только вот настоящая девушка приехать не смогла, она бросила Арта, и пришлось срочно искать ей замену на автобусной остановке.

Зима — любимое время смерти. Вы никогда не замечали, что в стремлении непременно встретить Рождество (Новый Год) в чьей-то компании, кроется желание показать Ей, что ещё не время? Время... Что оно вообще такое? И почему не даёт нам спокойно жить?

Тема времени, ускользающих моментов, неизбежности смерти — одна из главных в «Зиме». Да и в предшествующей ей «Осени». При всей своей самостоятельности две книги квартета связаны общим настроением, антуражем и образами. Это все та же Британия, поляризованная Брекзитом, кризисом с беженцами и экологическими проблемами.

В мире «Зимы» правда умерла. Вообще там много всего умерло. Даже, кажется, смерть. Но то, что мертво умереть не может. А вот жизнь вполне на это способна. Но она ещё не умерла. Мы успеваем. А что именно успеваем решать вам. Приковать себя к забору военной базы, прочитать шекспировский «Цимбелин», увидеть канадскую вильсонию или признаться в любви.

Случайная цитата: Вот что такое зима. Упражнение для запоминания того, как успокоиться, а потом снова мягко вернуться к жизни. Упражнение в приспособлении к любому замёрзшему или расплавленному состоянию, в которое она тебя приводит.
Книга. Окно.

«Притворяясь мёртвым» Стефана Касты

Для меня больше не существует серых и бессмысленных дней. Есть просто дни. Каждый из них чем-нибудь важен, потому что каждый день — это фрагмент мозаики под названием «Моя жизнь» (с).

В последнее время издательство «Компас-гид» издаёт и переиздает весьма неоднозначные книги, во время обсуждения которых разгораются нешуточные споры. Роман Стефана Касты «Притворяясь мёртвым» как раз из таких.

Это по-настоящему скандинавская история — обманчиво спокойная, дикая, опасная, странная, и прежде всего, очень сложная. Сложная в оценке действий персонажа.

Ситуация же, нарисованная Стефаном Кастой, наоборот достаточна простая и можно даже сказать обыденная. Есть компания подростков, есть поход с алкогольными напитками, и есть Кимме — мечтательный главный герой, явно не вписывающийся в эту бойкую компашку. Что хорошего может случиться в таком походе?

Уже на середине книги, втоптав читателя в землю, Каста и не думает останавливаться. Следующий этап — наказание или прощение? Достойны ли приятели Кимме его прощения? Что вообще значит «простить»?

Каждый должен ответить на этот вопрос сам. Никто не сможет помочь в решении этого вопроса, даже самый-самый близкий человек. Только ты сам, идеально знающий свою душу. Многие резко осуждают выбор героя, но, честно сказать, я на стороне Кимме. К счастью, я никогда не была в подобной ситуации и не уверена, что смогла бы поступить также, но этим парнем я искренне восхищаюсь.

Случайная цитата: В большинстве фильмов говорилось о том, что нужно дать сдачи. И когда главный герой восстанавливает справедливость, фильм заканчивается. Но в жизни все не так. Всегда есть продолжение. Настоящего конца не существует. Есть лишь поток времени, света и тьмы, и мы живем среди этого потока, и именно его ты чувствуешь, когда ветер дует в лицо.
Книга. Окно.

«Мёртвые девушки» Хорхе Ибаргуэнгойтиа

Совсем недавно, благодаря интернет-магазину «Лабиринт», у меня появилась возможность приобретать и читать прекрасный журнал «Иностранная литература» не по подписке. И сегодня хочется поделиться моими впечатлениями о романе, опубликованном во втором номере за 2016 год. Это недавно переведенный на русский язык роман 1977 года мексиканского писателя Хорхе Ибаргуэнгойтиа, трагически погибшего в авиакатастрофе 27 ноября 1983 года — «Мёртвые девушки». Роман основан на реальных событиях и больше напоминает не художественный роман, а журналистское расследование, и не удивительно, автор писал статьи для газеты «Эксельсиор» и журнала «Вуэльта».

Роман повествует о профессиональной деятельности двух сестер — содержательниц публичных домов. Прототипами книжных сестер Баладро были сестры Гонсалес Валенсуэла по прозвищу «Лас Покиа́нчис» (кому интересно, можете нагуглить статью о сестрах, с фотографиями). События романа разворачиваются в 1960-х годах в нескольких мексиканских городках. История изобилует латиноамериканским колоритом — пропитана запахами мексиканской кухни и звуками национальных мелодий. Не все было гладко в притонах сестер Баладро — девушки умирали. Умирали по разным причинам, кто-то залеченный дикими народными методами лечения, кто-то в ходе драки, а кто-то был убит. Причем, прочитав статью о сестрах Гонсалес Валенсуэла, понимаешь, что автор романа показал нам далеко не всю ту жуть, которая процветала в подобных заведениях.

Ибаргуэнгойтиа рассказывает эту, казалось бы, невеселую историю в духе национального праздника «День мертвых» — повсюду размалеванные черепа, но никто не грустит. В романе очень много черного юмора, такого же, как кожа проститутки-негритянки по имени Бланка (что означает «Белая»). Автор играет стилями — то это отстраненный полицейский доклад, то напевная латиноамериканская новелла.

Первый опыт чтения журнала «Иностранная литература» считаю успешным, от прочтения переплет не распадается, текстура обложки приятна на ощупь, а небольшие по объему романы и повести, действительно, хороши для знакомства с автором, в частности, и литературой определенной страны, в целом.

Случайная цитата: И тогда я поняла, что любовь, которая только что казалась вечной, закончилась.

P.S. На русский язык также переведены романы Хорхе Ибаргуэнгойтиа — «Августовские молнии» и «Убейте льва».
Книга 2

«Ноль К» Дона Делилло

Сколько всего ненужного, наносного окружает нас ежедневно. Мы как утопающие за спасательный круг держимся за свои смартфоны, утрата их кажется нам катастрофой, нас выводит из себя тормозящий интернет, неполадки на базовой станции мобильной сети кажутся нам сродни стихийному бедствию. А так ли это на самом деле важно? И будет ли это волновать нас через пятьдесят лет? А через тысячу? Не смешно, скажите Вы, мы не доживем до этого срока, что там кого будет волновать — не наше дело. А что если...

Неизлечимо больные люди получат возможность (конечно, за большие деньги), пройти процедуру криозаморозки и погрузиться в состояние между жизнью и смертью на неопределенный срок. А после возродиться в «о, дивном новом мире», победившем болезни и утершим нос самой госпоже смерти. Родственники и любимые люди этих счастливчиков тоже смогут не оставаться в стороне, а уйти вслед за ними из нашего прогнившего мира вперед к светлому будущему.

Роман «Ноль К» — это как добровольное заточение в одиночной камере своего мозга. Наедине с мыслями, вливаемыми в тебя автором. Чего стоит наша жизнь? Нужна тебе вечная жизнь? Какой будет жизнь после нас? Жизнь в другом мире, отделенном от нашего многими столетиями, а может и тысячелетиями? Чего мы боимся? Войны, голода, ограбления, расставания с любимым человеком, безработицы, смерти? Утраты связи с миром? Мирового заговора? От чего хотим убежать? Ответьте на этот вопрос сами.

Несмотря на небольшой объем, книгу не получится прочесть быстро. Она требует неспешного, медитативного чтения, погружения, путешествия в себя.

Случайная цитата: Я вдыхаю мелкую изморось воспоминаний и осознаю самого себя. Что раньше было непонятным, теперь, очевидно, отфильтровано временем — мой уникальный опыт, недоступный другим, даже частично, никому, никогда.
Девочка с книгой

«Казус Кукоцкого» Людмилы Улицкой

Людмила Евгеньевна Улицкая — имя в современной русской литературе громкое и заслуженное. Автор шести больших романов и множества рассказов, обладатель «Русского Букера», дважды «Большой книги» и номинации на престижного международного Букера. Её любят и ненавидят, обвиняют в графомании и превозносят до небес, её книги переведены не менее чем на 25 языков, по ним ставят спектакли и снимают фильмы. «Казус Кукоцкого», пожалуй, самый известный из романов Людмилы Улицкой, семейная сага, удостоенная премии «Русский Букер» и экранизированная Юрием Грымовым.

В центре сюжета Павел Алексеевич Кукоцкий — гениальный врач, гинеколог, наделенный уникальным даром, «внутривидением», помогающим ему в работе. Однажды в небольшом сибирском городке Кукоцкий спасает от смерти красавицу Елену, и с тех пор Елена, её дочь Таня и малограмотная нянька Василиса, становятся его семьей. Кукоцкие — семья интеллигентная, правильная, на первый взгляд идеальная. Но только что происходит за закрытой дверью души каждого члена семьи? Какие монстры жрут каждого изнутри? Какие ангелы стоят за их спинами? Что происходит в спальне супругов Кукоцких? Какой вырастет их дочка?

На эти и другие вопросы Людмила Евгеньевна ответит обстоятельно и подробно. Структурно роман поделен на четыре части, одна из которых явно выделяется, выпирает и представляет собой стостраничный сон жены Кукоцкого, Елены. Сон этот перемещает почти всех героев романа в некоторый «срединный» мир, мир между жизнью и смертью, раскрывая личность каждого героя с новой стороны. Зачем была введена эта часть? Почему она помещена почти в самое начало романа, в то время как многие герои, появляющиеся в этом сне, в реальном мире еще не встретились читателю? Странная, мрачная, почти бесконечная как сама пустыня, по которой бредут герои, часть. Ярко выражены в ней библейские мотивы, громко звучат мысли о реинкарнации. Все упомянутые во сне герои узнаются лишь в конце романа, а смысл сна прекрасно отражает эпиграф: «Истина лежит на стороне смерти» © Симона Вайль.

Трагичный, глубокий и очень серьезный роман. Проза Улицкой крепка как камень, её голос пожилой женщины звучит уверенно и твердо. Зря говорят, что Людмила Евгеньевна не любит своих героев, они не любят себя сами. Каждому из нас дана возможность изменить свою судьбу, вопрос только в том стоит ли её менять?

Случайная цитата: Совместная двадцатилетняя жизнь, в которой один помнит одно, другой — другое... В какой же мере она была совместной, если воспоминания об одном и том же так различаются?
Книга. Окно.

«Облако» Гудрун Паузеванг

Мирного атома не бывает или страшная сказка об аварии на АЭС. «Облако» немецкой писательницы Гудрун Паузеванг наверное самая жестокая книга для подростков, которую мне доводилось читать. Предвижу, что многие родители скажут, что эта жестокость не оправдана и детям 12-13-ти лет, а именно им в первую очередь адресована книга, еще рано читать такие страсти. Признаюсь, у меня тоже во время чтения возникали подобные мысли, но, как только я дочитала книгу до конца, все сомнения улетучились, и остался только один вердикт — всем читать.

Гудрун Паузеванг написала «Облако» в 1987 году, под впечатлением от аварии на Чернобыльской АЭС. Нет, даже не совсем так, не столько под впечатлением от самой аварии, сколько от отношения к ней мировых политиков и рядовых граждан.

События, описываемые в «Облаке» — вымышленные. Но это могло произойти в 1987 году и еще может произойти сейчас. Главная героиня — пятнадцатилетняя Янна-Берта, она живет в маленьком немецком городке вместе с родителями, двумя младшими братишками и дедушкой с бабушкой. В тот страшный день, когда прозвучала атомная тревога, бабушка с дедушкой находились на Майорке, родители с младшим братом уехали в другой город (у отца там проходило совещание, а мама с братом гостили у другой бабушки), Янна-Берта осталась за старшую, присмотреть за средним братом. Сирены застали девочку в классе. Паника, всех распускают по домам. Люди бегут. Но куда и как бежать пятнадцатилетней девчонке с восьмилетним братишкой? Они решают ехать на велосипедах. А радиоактивное облако все ближе.

В книге не будет розовых соплей, никто не собирается жалеть чувств читателей. Тут будут смерти, паника, бешенство, страшное поведение людей во время опасности, равнодушие к чужой беде и неприятие обществом пострадавших в катастрофе. Да, это страшно, да, это жестоко. Но вместо того, чтобы прятаться в домик и отводить глаза всякий раз, когда вы видите что-то страшное или неприятное, нужно воспитывать в себе умение с этим бороться, открыто смотреть в лицо страху и неприятностям и справляться с ними.

Единственный минус, пожалуй, это техническая составляющая. Не очень-то достоверно описывает Гудрун некоторые аспекты катастрофы и последствий. Но это здесь, в целом, не главное. В конце концов, события вымышленные.

Случайная цитата: Тут происходил постоянный круговорот. Привозили новых больных, отсеивали критических. Многие ребята поступали вместе с родителями. Взрослые лежали в других помещениях и приходили их проведать. Иногда во время бессонных ночей Янна-Берта видела, как отцы и матери прокрадывались удостовериться, что их дети еще живы.

В 2006 году повесть «Облако» была экранизирована немецким режиссером Грегором Шницлером. А в 2007 на кинофестивале в Баварии фильм «Облако» был назван лучшим фильмом для молодежи.

После прочтения сразу же посмотрела экранизацию. Сюжет несколько перекроили. Убрали многих героев, добавили любовную линию, сократили проблемы в социализации Янны-Берты в школе, убрали проблемы в отношениях с родственниками. За счёт любовной линии сглаживается жестокость и трагичность повествования, появляется надежда, желание жить.

Сам фильм, несмотря на тему очень красив. Герои, общая картинка, пейзажные планы.

Я не люблю экранизации, за частые отступления от книги, но этот фильм к просмотру рекомендую, но обязательно после книги.
Книга. Окно.

«Джихад: террористами не рождаются» Мартина Шойбле

Книга политолога, доктора наук и писателя-публициста Мартина Шойбле представляет собой исследование причин, побуждающих к вступлению в террористические группировки и совершению терактов, основанное на биографиях двух совершенно разных парней, выбравших для себя этот путь.

Мартин Шойбле при участии Бритты Циолковски, ответственной за вопросы ислама в книге, рассказывает нам о том, что не существует одного общего для всех пути к радикальным исламистам, и, вопреки расхожему мнению, террористами не рождаются — не все мусульмане обязательно выбирают этот путь. В качестве примера выбраны судьбы простого немецкого мальчишки Даниэля, выросшего в обеспеченной и благополучной стране и Саида, палестинца, росшего в бедном регионе, постоянно подвергавшемся атакам израильтян. Ребята не были знакомы, жили очень далеко друг друга в разных условиях и обстоятельствах, но оба они встали на путь джихада. Почему?

Очень понравилось как автор простым и доступным языком объясняет основные понятия ислама, рассказывает, что такое джихад, шахид, истишхади, в чем разница между словами «харам» и «халяль», зачем различные группировки берут на себя ответственность за теракты, как организована террористическая сеть и почему часто происходят столкновения между различными группировками, ведь, казалось бы, у них одна цель?

При исследовании биографий героев автор старается охватить все аспекты их жизни, начиная с самого рождения. В какой момент судьбы мальчиков свернули не туда? И можно ли было что-то исправить и изменить? Кто всему виной? Не обошлось без осуждающих ноток в рассказе, но так как книга адресована подросткам, без таких нот не обойтись — рассказывая историю со стороны, без малейшего своего к ней отношения, автор рисковал излишне романтизировать образы героев, что для подрастающего поколения может быть опасным. Здесь же четко и ясно дают понять, что такое хорошо, а что такое плохо.

Очень нужная и важная книга, и, хоть написана она в 2011 году, не теряет своей актуальности. Еще раз хочется подчеркнуть, автор ни в коем случае не выводит общий для всех путь к терроризму, это всего лишь пример. Путей масса. Книга — информация к размышлению. И обязательному обсуждению с детьми.

Случайная цитата: Даниель выбрал имя Джихад. В арабских странах, в отличие от Запада, это имя встречается часто. Потому что в западных странах мало кому известно, что у этого слова много значений. В немусульманском окружении Даниеля слово джихад почти всегда ассоциируется со «священной войной».
Bookworm

«Лавандовая комната» Нины Георге

Есть книги, которые не получается читать запоем, рискуешь захлебнуться этим потоком мыслей и чувств, только вчитаешься, а слова уже хлещут из носа и ушей, так что после каждой главы хочется закрыть книгу и просто сидеть, глядя в окно на догорающий закат/зарождающийся рассвет/вечерние сумерки/блеск яркого полуденного солнца на крыше дома напротив. «Лавандовая комната» Нины Георге как раз из таких.

Главный герой — пятидесятилетний парижанин Жан Эгаре, одинокий книготорговец. Книжная лавка Жана размещается на барже и называется «Литературная аптека», ведь книги лучшее лекарство при легких и средних эмоциональных катастрофах, а Жан лучший фармацевт и безошибочно подбирает лекарство каждому клиенту. Вот только со своей катастрофой Жан справиться не в силах. Все дело в том, что её уж никак не назовешь легкой и средней, эта катастрофа занимает все существо Жана уже 21 год. Именно 21 год назад Жан похоронил свое счастье в лавандовой комнате своей квартиры и запретил себе заходить туда. Но все меняется. И виной тому женщина. Всегда женщина.

Очень атмосферный роман, наполненный запахами и пейзажами Прованса, книжным шелестом, звездами, вином из лучших виноградников и любовью. Основной сюжет перемежается главами из дневника Манон — потерянной возлюбленной Жана. Эти главы — обнаженная боль, вскрытая грудная клетка, где бьется такое живое сердце женщины, которой уже давно нет. Насколько же близок был страх и боль Манон! Кажется, что даже физически начинаешь его ощущать. Но вот понять Манон как женщину я не смогла, так любить двоих мужчин и причинять им такие неизбывные страдания... Зачем?

Роман советую для неторопливого чтения, долгих вечеров и самокопания. А еще я очень хочу когда-нибудь завести двух кошек и назвать их Кафка и Линдгрен — ну здорово же?

Случайная цитата: ...К этому моменту я насчитал двадцать семь оттенков моря. Сегодня оно было зеленовато-синим. Женщины в бутиках называют этот оттенок «петроль», а уж они-то знают толк в таких делах. Я называю его «влажная бирюза».
Море может звать. Оно может царапаться, как кошка, или бить лапой. Оно может подлизываться и ласкать тебя, оно может быть гладким зеркалом, а потом вдруг разбуяниться и начать манить серфингистов гребнями своих свирепых грохочущих волн. Оно каждый день — другое; чайки в шторм кричат, как маленькие дети, а в солнечные дни — как глашатаи красоты: «Дивно! Дивно! Дивно!»
Книга. Окно.

«Призраки рейса 401» Джона Фуллера

Интересно, если это правда. Впрочем, если нет, интересно все равно. © Марк Твен

29 декабря 1972 года вошло в историю авиации как трагическая дата. Новейший авиалайнер Lockheed L-1011-385-1 TriStar при заходе на посадку в аэропорту Майами рухнул в болото Эверглейдс. Из 176 человек, находившихся на борту, погибло 99. Спустя несколько месяцев после катастрофы стали появляться сообщения о появлении призраков командира и бортинженера разбившегося самолета на борту других лайнерах этой же модели. Джон Фуллер услышал об этом от одной из стюардесс и начал журналистское расследование, с целью собрать как можно больше доказательств реальности историй про призраков или же опровергнуть их. Сам Фуллер был настроен довольно скептически и был известен ранее как автор серьезных работ, среди которых книги об океанографии и атомной энергетике.

Первая часть книги посвящена подробной реконструкции катастрофы, основанной на официальных заключениях по расследованию авиационного происшествия, в том числе расшифровке речевого самописца. Рассказано также и о часах, последовавших за катастрофой — спасательная операция, в ходе которой удалось спасти 77 человек, неоценимую помощь в спасении оказал случайно оказавшийся на месте крушения самолета ловец лягушек. Факты, описанные в этой части книги не вызывают сомнения и подтверждаются официальной информацией.

Вторая часть посвящена более спорной материи — призракам. Погибших командира и бортинженера рейса 401 стали часто замечать в салоне или нижней кухне лайнеров такой же модели. Иногда это было лишь прозрачное облако и дыхание холода, но все чаще появлялись свидетельства о явлении вполне материальных духов, которых нельзя было отличить от людей. Вреда призраки никому не причиняли, а иногда даже предупреждали экипаж о грозящих опасностях, все сообщения об опасности в будущем подтвердились.

В третьей части Джон Фуллер и его помощники пытаются установить контакт с одним из призраков при помощи медиумов и доски Уиджи. Это кажется невероятным, но контакт удается установить.

Версии причин появления призраков погибших летчиков на бортах самолета — различны. Одной из версий является установка уцелевших деталей с разбившегося самолета на другие лайнеры. Хоть руководство компании к заявлениям о призраках отнеслось весьма скептически, со временем все эти детали заменили, без видимых причин. Вторая версия — погибшие чувствовали свою вину за случившиеся и старались загладить свою вину, «охраняя» лайнеры и сообщая об опасностях. И наконец, многие медиумы пришли к выводу, что призраки появлялись на бортах самолетов по той причине, что умерли слишком неожиданно и не поняли, что мертвы.

Каждый сам решает верить или нет в потусторонний мир, призраков и медиумов. Но одно то, что свидетельства очевидцев столь многочисленны и подтверждены лицами далекими от экстрасенсорики, заставляет задуматься.

Итог. Книга написана приятным журналистским слогом, читается легко и увлекательно. Очень рекомендую всем тем, кто увлечен авиацией и обожает шоу «Битва экстрасенсов».

Случайная цитата: Служащий аэропорта в Нью-Арке сообщил мне по секрету, что командир одного из рейсов в Сан-Хуан лицом к лицу столкнулся с Репо. Тот будто бы сказал ему: «На л-1011 больше никогда не будет катастрофы... мы этого не допустим»...
Bookworm

«Щегол» Донны Тартт

Удостоенный в 2014 году Пулитцеровской премии «Щегол» заслуживает пристального внимания хотя бы, потому что следующего романа от Донны Тартт ждать, видимо, не скоро. Три романа писательницы были опубликованы с разницей в десять (!) лет между собой. Дебютная «Тайная история» уже успела мне полюбиться, второй роман «Маленький друг» готовится к переизданию в новом переводе, а пока речь о нашумевшем «Щегле».

Первое, что бросается в глаза — маркировка 18+ и надпись «содержит нецензурную брань», вместо этого следовало бы написать «осторожно! способствует зарождению мыслей и опасно для развития мозга», а то читатели, ищущие откровенные и непристойные сцены будут жестоко разочарованы. Кирпичик в 827 страниц мелким шрифтом невозможно запихнуть в рамки какого-то жанра — это определенно большее, чем арт-детектив, как его со знанием дела окрестили литературные критики. Интеллектуальная проза Тартт кому-то может показаться скучной и утомительной, на протяжении многих страниц и целых глав ничего существенного не происходит, но книга живет. Живет и дышит. Это как раз тот случай, когда хочется, чтобы книга никогда не кончалась, а весь окружающий мир умолк и перестал существовать.

Сюжет романа закручивается вокруг картины Карела Фабрициуса, при определенных обстоятельствах попавшей в руки тринадцатилетнего главного героя — Тео Декера. Несмотря на то, что частей в романе пять, условно его можно поделить на три части — детство в Нью-Йорке, до и после страшного дня; отрочество в Лас-Вегасе, знакомство с Борисом и миром наркотиков и алкоголя; юность — возвращение в Нью-Йорк, работа в антикварной лавке. Интересно то, что в «Щегле» есть все для того, чтобы стать романом-взросления, кроме главного — герой не взрослеет. Страшная трагедия, ранний уход матери, повлекший душевный перелом будто бы оставляет Теодора навсегда тринадцатилетним. Одиноким, печальным, бесконечно несчастным и тонкочувствующим мальчиком. Щеглом. Ведь это он, Тео, прикован цепью к страшному дню своей трагедии, от которой ему никогда не улететь.

Неблагодарное это дело рассказывать о «Щегле», мне просто хочется подойти к человеку, посмотреть ему пристально в глаза, понять, вот этот наш и молча вручить ему этот том.

Случайная цитата: Когда речь идет о великом шедевре, тебя всякий раз потряхивает, как током от оголённого провода. И неважно, сколько раз ты хватаешься за этот провод, неважно, сколько там еще человек хватались за него до тебя. Провод-то один и тот же. Свисает из высших сфер. И разряд в нём один и тот же.