Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Книга. Окно.

«Текст» Дмитрия Глуховского

Не так плоха Россия, как о ней пишут современные российские авторы ©.

До недавнего время Дмитрий Глуховский для меня был только автором бодренького постапокалиптического боевичка «Метро-2033» (и двух высосанных из пальца продолжений). Однако, отличный рассказ в августовском «Esquire» вновь заставил меня обратить внимание на этого автора, а тут как раз и случай как никогда подходящий — готовится экранизация с вездешним Петровым в главной роли.

«Текст» прост как табуретка. Есть несправедливо обиженный герой, у которого вот прям все плохо. Есть обидчик, у которого все чересчур хорошо. И есть телефон обидчика, волею судеб попавший в руки героя и подаривший призрачную надежду. Можно ли все исправить и обмануть судьбу?

Российская злободневность во всей красе. Серая ноябрьская Москва, жирноцветущая коррупция, бесприютная тоска и жизнь, умещающаяся в айфон. Собственно, то, что современный человек зависим от гаджетов, не новость. Никакого отрезвлявшего откровения тут нет. А есть неплохой криминальный роман-квест. Неплохой, но и нехороший. Главная претензия — предсказуемость. Абсолютно все сюжетные ходы угадывались быстро и безошибочно. Ни один из героев не вызывал никаких эмоций. Ни сочувствия, ни гнева, ни даже раздражения. Почему же роман все же неплохой? Да потому что при всех своих недостатках «Текст» отлично написан. И это, пожалуй, тот случай, когда неважно о чём, важно как.

Случайная цитата: За богом грешники гоняются, мусолят его, с рамсами пристают. Праведному человеку с богом, как с водителем автобуса — не о чем разговаривать. Маршрут ясен: довёз — вышел.
Книга

«Пуговичная война» Луи Перго

Издание на русском языке романа Луи Перго «Пуговичная война. Когда мне было двенадцать» — настоящее событие. Пять раз (!) экранизированный, впервые опубликованный во Франции в 1912 году (за три года до трагической гибели автора в Первой мировой) и заслуживший славу дедушки знаменитейшего «Повелителя мух», роман переведен Михаилом Ясновым и Марией Брусовани. Сложно поверить, но это первый текст автора на русском, хотя во Франции имя Перго известно каждому, а его роман «От Лиса до Сороки» отмечен Гонкуровской премией.

При чем же здесь пуговицы и кто с кем воюет? Ответ прост — воюют мальчишки одной французской деревушки с такими же мальчишками из соседней, а пуговицы — военные трофеи. Победители срезают с одежды пленных врагов пуговицы и застежки, дабы посрамленный неприятель, едва придерживая портки, брёл домой к неизбежной родительской взбучке.

Извечный сюжет, знакомый каждому. Сколько книг написано, сколько фильмов снято, а сколько историй из собственного детства может вспомнить каждый читатель! Но, стоп. А чем же тогда уникальна и удивительна «Пуговичная война»? В первую очередь, конечно, реалиями прошлого, действие происходит в середине девяностых годов XIX века. Хотя, даже и не историческая составляющая больше всего хороша в «Пуговичной войне», а потрясающая ирония Перго. Ох, как живо и ярко рисует он героев своей истории! И неудивительно, помимо собственных детских воспоминаний, Перго опирается на свой преподавательский опыт. Ничуть не приукрашенный грубоватый мальчишеский лексикон, мастерски перемежается авторской речью, красота и некоторая витиеватость коей, возможно будет сложна для восприятия современных подростков.

Роман, рисующий всю абсурдность каких-либо военных действий, вышедший до начала двух величайших мировых войн, больше заинтересует скорее взрослого человека, способного с высоты своего опыта разглядеть скрытые смыслы, поностальгировать о детских годах и получить эстетическое удовольствие от настоящего французского юмора, который, кстати, ничуть не уступает знаменитому британскому.

Случайная цитата: Там, куда влез командир, была статуя какого-то святого (он думал, святого Иосифа) с полуобнаженными ногами. Она стояла на небольшом каменном основании, куда отчаянный подросток вскарабкался в одну секунду и кое-как устроился по соседству с супругом девы Марии. Вытянув руку, Курносый передал ему портки Ацтека, и Лебрак торопливо принялся надевать штаны на бронзового святого. Он расправил на нижних конечностях статуи брючины, скрепил их сзади несколькими булавками и закрепил слишком широкий и, как мы знаем, растянутый пояс, обвязав чресла святого Иосифа сложенным вдвое обрывком старой веревки.
Книга заклинаний

«Молитва об Оуэне Мини» Джона Ирвинга

«...Верующий в меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в меня, не умрет во век» ©.

Я не знаю, что я буду делать, когда у меня закончатся непрочитанные переведенные романы Джона Ирвинга, читать их по второму (третьему, двадцатому) кругу или же спешно учить английский, а потом все равно действовать по первому плану... Вот уже в пятый раз Ирвинг меня удивляет, радует, заставляет преклонять перед ним колено и называть любимым писателем, но главное, рвет душу, в пятый раз рвет душу.

Если говорить о «Молитве об Оуэне Мини» коротко и по-простому — это Евангелие от Ирвинга, а Оуэн Мини — новый Христос. В действительности дело обстоит куда как сложнее, хотя от религиозной составляющей книги никуда не деться и второе пришествие в мешке не утаишь. С «Молитвой» не получится по-быстрому, и дело даже не во внушительном объеме в 700 страниц и не в невероятной глубине романа, а в той работе, которую предстоит проделать читателю для понимания книги. Вот, например, чем отличаются католики от англиканцев? А епископалы от конгрегационалистов? А хорошо ли вы знаете правила игры в бейсбол? Ирвинг написал подробную хрестоматию американской культуры целой эпохи, которая только маскируется под художественный роман.

Оуэн Мини — человек необычный во всех отношениях. Начиная с внешности и голоса — его рост во взрослом возрасте — 150 сантиметров, его голос — застывший крик, детский застывший крик, ни разу за жизнь не подвергшийся изменениям, в романе этот герой говорит и даже пишет только ПРОПИСНЫМИ БУКВАМИ. И заканчивая своим мировоззрением и теми в некотором роде фантастическими событиями, окутывающими его фигуру, согласитесь, не каждый человек знает точную дату своей смерти, а также как именно она к нему придёт... Рассказчиком истории Оуэна выступает его лучший друг — Джонни Уилрайт, который, на первый взгляд, в романе особо и не нужен — убери его и ничего не изменится. На самом деле, он важен для истории примерно также как Матфей, Марк, Лука и Иоанн для Евангелия. Без него бы мы ничего не узнали, не увидели бы как Оуэн Мини и вера в него изменили человека.

Это очень сложная книга, в которой много веры, не религии, а именно веры, много политики, литературы, дружбы и любви, при том, что здесь нет ни одного описания секса, столь свойственного романам Джона Ирвинга. Это книга, от которой, говоря словами Оуэна Мини, ВНУТРИ ЧТО-ТО ПЕРЕВОРАЧИВАЕТСЯ. Это очень подробная книга, в которой нет ничего неважного, и если автор повторяет рассказ о каком-то событии другими словами, значит, так нужно. Это книга, в которой очень много личных взглядов автора, с которыми каждый вправе согласиться или не согласиться. Это книга, с которой вряд ли стоит начинать знакомство с Ирвингом. Это очень крутая книга.

Случайная цитата: Насколько я помню, именно от миссис Хойт я впервые услышал, что критиковать конкретного американского президента — не значит вести антиамериканскую пропаганду, что критиковать политику США по конкретному вопросу — не значит быть врагом отечества и что выступать против нашего вмешательства в конкретную войну против коммунистов — не значит встать на сторону коммунистов. Однако эти различия остались неведомы большинству жителей Грейвсенда; они и сегодня неведомы очень многим моим бывшим соотечественникам.
Скука

«Скандинавские боги» Нила Геймана

"Вечна погоня, вечно над морем лететь нашей вере;
Бледные норны шепчут: на север, вы в сером, вы звери..."©.

Новинка от Нила Геймана, аннотация которой громко кричит о том, что если вы читали «Американских богов», то вам понравятся «Скандинавские», оказалась учебником по скандинавской мифологии для чайников.

Гейман своими словами пересказал самые известные мифы, и, то, что могло было превратиться в фирменную Геймановскую историю с перчинкой, вылилось в этакую скандинавскую «Библию для детей». Ограничение выставили в 16+, но на деле, кроме того что там постоянно кого-то убивают (ну а чего вы ждали от скандинавских мифов?) и одного эпизода когда Локи привязал к мошонке козлиную бороду, дабы рассмешить одну великаншу, больше ничего стоящего ограничения более чем 12+ и не было. После упоминания «Американских богов» на обложке, ждешь историй погорячее, благо почва более чем благодатная.

Чем там Гейман вдохновлялся? Младшая и Старшая Эдда? Куда там! Вики рулит. Книга будет интересна либо ярым фанатам Геймана, которым все равно что лишь бы из-под пера великого, либо тем, кто совсем ничего не знает про таких чуваков как Один, Тор, Локи и прочих. Из плюсов, пожалуй, неплохо обыгранная концовка и красивая обложка, хотя очень не хватало иллюстраций внутри, история же все равно детская, как тут ни крути.

Случайная цитата: Когда что-то шло не так, Тор всегда делал ряд вещей. И первым делом он всегда спрашивал, виноват ли в случившемся Локи. Тор задумался... но как-то ему не верилось, что даже Локи отважился бы стащить его молот. Поэтому он сделал вторую вещь из списка мер специально для случаев, когда что-то не так: он пошел спрашивать у Локи совета.
Книга-руки

«Балаган, или конец одиночеству» Курта Воннегута

Такие дела, ребятки, в этот раз старина Курт приглашает нас поговорить о любви и одиночестве. Конечно, этот разговор не для всех, а только для тех, кого это касается. Начнем, пожалуй. Хэй-хо.

Итак, в Америке все умерли. Нет-нет, кое-кто остался. Один из них двухметровый старик, ста лет от роду — Уилбур Нарцисс-11 Свейн. Он бывший президент Америки и он пишет автобиографию. Часть людей уничтожила изменчивая сила тяжести, часть эпидемия смертельной болезни, прозванной «Зеленой смертью».

Нетипичная антиутопия от Воннегута и впрямь похожа на балаган — микроскопические китайцы, достигшие небывалых высот в технологии и колонизировавшие Марс, новейшая технология избавления от одиночества и обретения огромного количества родственников, новый культ Похищенного Иисуса, который может оказаться где угодно, даже под Вашей тарелкой супа (да-да, не забудьте проверить), а загробный мир похож на Индюшиную ферму.

Ей Богу, ребятки, так писать мог только Курт. Он совершенно удивителен и уникален. А его слова о любви, хочется растащить на цитаты и выбить в камне.

Неслучайная цитата: — Элиза, — сказал я, — я прочел тебе такое множество книг, в которых говорилось, что любовь важнее всего на свете. Может, я должен теперь сказать тебе, что я тебя люблю?
— Валяй, — сказала она.
— Я люблю тебя, Элиза, — сказал я.
Она задумалась.
— Нет, — сказала она наконец. — Мне не нравится.
— Почему? — спросил я.
— Такое чувство, словно ты приставил пистолет к моей голове, — сказала она. — Это просто способ заставить другого человека сказать то, что ему, может быть, вовсе не хочется. Ну, что мне еще остается сказать — что может вообще сказать человек, кроме слов: «И я тебя тоже люблю»?
Скука

«Покорность» Мишеля Уэльбека

«Покорность» Уэльбека относится к тем романам, которые надо читать сейчас, пока горячо, во Франции книга вышла в день расстрела редакции Charlie Hebdo, в России — почти сразу после парижских терактов.

Действие происходит в недалеком будущем, которое может оказаться еще ближе, чем нам кажется — 2022 год, очередные президентские выборы во Франции, победу одерживает мусульманин, что вполне ожидаемо и эффекта разорвавшейся бомбы не происходит. Главный герой — 44-летний преподаватель филологии Франсуа оказывается перед выбором — принять ислам и продолжить карьеру в университете, который, как и все в стране, становится мусульманским, или быть в тихой оппозиции на пенсии.

Не стоит от романа ждать чего-то взрывоопасного — это довольно спокойный роман, центром которого является вовсе не политика и религия, а обычный человек, далекий от всей этой кухни, которого вдруг охватывает тревога, что его мир может рухнуть — не будет привычной работы, статуса, денег и секса со студентками. Иными словами, политических баталий в романе ждать не стоит, политика здесь только фон, хотя и весьма умелый и тонкий. Уэльбека уже успели обвинить в пропаганде ислама, и хоть ислам в книге, действительно, показан довольно с привлекательной стороны, это совсем даже не пропаганда, а сигнал тревоги, о том, что загнивающий Запад окончательно протух, человеческие ценности для европейцев перестали что-то значить, и «Покорность» звучит уже не как звоночек, а как набат — что-то надо менять, а не то из фантастики роман перерастет в реальность, на первый взгляд может и неплохую, но унылую и скучную.

От меня книга заслуживает оценку в три звезды из пяти, только потому, что читать было невыносимо скучно, спасибо хоть постельные сцены (за которые роман многие живо осудили, и которые, видимо, являются фирменной чертой Уэльбека) вносили какую-то живость в сюжет.

Случайная цитата: Зато ему в утешение были даны две прелестных, изящных жены, отвлекавших его от изнурительных бизнесменских забот, — и кто знает, может быть, в Париже его поджидала еще парочка, если мне не изменяет память, по законам шариата разрешается иметь аж четырех жен. А вот у моего отца была лишь... моя матушка, эта невротическая сука. Я даже вздрогнул при этой мысли. Ну теперь она умерла, оба они умерли; я остался единственным живым, хоть и подуставшим за последнее время, свидетельством их любви.
Bookworm

"Собор Парижской Богоматери" Виктора Гюго

Наконец-то я добралась и до французской классики. История, описанная в "Соборе Парижской Богоматери" меня привлекала давно - одноименный мюзикл, балет "Эсмеральда" в постановке Кремлевского Дворца, бесконечные аллюзии в других произведениях...

И хоть сюжет не был для неизвестностью, книга прочлась с интересом. Пространные отступления Гюго очень утомляли, сам сюжет прекрасный и мощный точно воплощенный на бумаге величественный Собор Парижской Богоматери. Вершина готического искусства, наполненная страстями, эмоциями, страданиями и роком. Рок (не случайно именно это слово начертано по гречески на стене Собора) является подобно камням строительным материалом этой истории. Все пронизано роком, роковой страстью, роковыми случайностями, роковой любовью. Герои выписаны автором настолько детально, что невольно встают перед глазами, не нуждаясь в иллюстрациях (хотя, в моей издании они были). Конец истории был мне известен заранее, но и без того он легко предсказуем - смерть висит над героями с первых до последних страниц. Хотя, в душе я как всегда надеялась, а вдруг...

Роман достойный прочтения, судьбы, достойные сочувствия.

Случайная цитата: "- А знаете ли вы, что такое дружба? - Да, - ответила цыганка. - Это значит быть братом и сестрой; это две души, которые соприкасаются не сливаясь; это два перста одной руки.
- А любовь? - спросил Гренгуар. - О, любовь! - промолвила она, и голос ее дрогнул, и глаза заблистали. - Любовь - это когда двое едины. Когда мужчина и женщина превращаются в ангела. Это - небо!" (с)
Bookworm

Тест по роману "Одиссея капитана Блада"

Поздравляем, Вы - Ибервиль!



Вы - личность разносторонняя. Пират и джентльмен, моркой волк и бывший священник, актер и философ - Вы из тех, кто на любом поприще достигнет успеха в силу личного обаяния, острого ума и дипломатичности. Вы отважны и находчивы, но для окружающих Вы - загадка. Обладая некоторой осторожностью, Вы все же умеете идти на риск. Вы умеете радоваться жизни и добиваться желаемой цели, у Вас хороший вкус и прекрасные манеры. Жизнь многому научила Вас, и Вы не забываете ее уроков. Оптимизм и способность отстоять свою точку зрения не раз выручат Вас в жизни. Вы умеете рассуждать цинично и быть хладнокровным в бою, но Вам не чужды искреннее сочувствие и благородство.


Пройти тест